ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайна
Сталь с голубым узором
Страх близости: Как перестать защищаться и начать любить
Дикая тварь
Час перед рассветом
Кремль 2222. Рязанское шоссе
Ежевичная водка для разбитого сердца
Палач. Да прольется кровь
Снежинки на твоих губах
Содержание  
A
A

Марианна Владимировна Алферова

Соперник Цезаря

(Соперник Цезаря - 0)

Лихой рубака и галантный обольститель, аристократ по крови и авантюрист по духу, он пережил кровавую диктатуру и спас будущего диктатора, воевал и воровал, нарушил волю богов, соблазнил жену Цезаря и соблазнился собственной сестрой.

Его жизнь - это высшая политика и грязные интриги, роскошные оргии и дешевые кабаки, уличные потасовки и священные пророчества.

Его друзья - гладиаторы, а враги - полководцы, он бьется мечом и отбивается словом, он может повернуть ход истории и стать, наконец, ПЕРВЫМ!

Если хватит удачи…

Патриций Клодий. СОПЕРНИК ЦЕЗАРЯ!

Был некий Публий Клодий…

Плутарх

Пролог

18 января 52 года до н. э.[1]

I

Матовое стекло в окне напоминало осколок льда; в комнату лился свет, холодный и ленивый. Глядя в окно, особенно приятно было сознавать, что в комнате тепло. Красные угли на черной решетке жаровни напоминали россыпь гранатовых зерен. Кто-то из слуг бросил в огонь несколько шариков благовоний, и небольшая комната наполнилась терпким ароматом. Клодий смотрел, как причудливые фиолетовые завитки утекают к кессонному потолку, и отхлебывал из серебряной чаши подогретое вино.

Утром сенатор Публий Клодий Пульхр выступал перед избирателями городка Ариций, вторая половина дня осталась пустой, как выеденный орех, - ехать в Рим было уже поздно, а в крошечном Ариции делать было абсолютно нечего. Со всеми нужными людьми Клодий переговорил. «Здравствуй, Марк, ты будешь голосовать за меня? А ты, Тит?» - «Ну как же, как же, ты, Пульхр, - народный любимец!»

Пульхр - любимец, Пульхр - защитник, Пульхр - последняя надежда. Какими только прозвищами его ни награждали! А еще кликали Красавчиком и Смазливым. Потому как родовое прозвище Клодия[2]необыкновенно подходило к его внешности: сенатор был замечательно красив. Гладкая, очень светлая для римлянина кожа, тонкие черты лица, надменный рот, роскошные кудри, которые он намеренно носил чуть длиннее, чем требовала мода, - Публий Клодий выглядел куда моложе своих тридцати девяти.

Тридцать девять. Возраст, когда можно претендовать на преторскую[3] должность. В том, что Клодия изберут, сомневаться не приходилось. Рим не посмеет отказать своему кумиру.

Клодий любил Арицийскую усадьбу - небольшую, уютную, с тенистым садом. С огородов усадьбы свежую зелень привозили в Рим к столу хозяина. Сам дом стоял близ Аппиевой дороги, этой главной артерии Республики, что было очень удобно для человека, который уже десять лет был в центре политической жизни столицы мира. К тому же в усадьбе хорошо отдыхать летом, а зимой надо быть в Риме. Город лежал за зелеными Альбанскими горами и манил, и звал. Жизнь - только там, весь остальной мир - стоячая вода, болото, скука. Так что же, в Рим? Завтра, завтра утром. Рим - это слово напоминало вдох, но воздуха всякий раз не хватало.

Во дворе послышались громкие голоса, потом чей-то крик. Клодий узнал голос Зосима. Вольноотпущенник[4] с кем-то ругался. Тот, второй, не желал уступать, спорил рьяно. Кажется, это Гай. Сенатор удивился. Гаю положено быть в Риме и заниматься подготовкой к преторским выборам. Если Гай приехал в Ариций, значит, дело очень важное.

Клодий шагнул к окну, повернул раму в бронзовом шарнире, зимний воздух хлынул в комнату. Два дня назад шел снег, а теперь растаял, трава и кустарники в саду сделались стеклянными, неживыми. Настоящая зима, с морозами и метелью, Ганнибалом прорвалась через Альпы в Италию. С утра плыли по небу плотные облака, но их стада так и не сбились в свинцовые тучи, не пролились дождем. Клодий зябко передернул плечами. На нем были две туники: нижняя - с длинными рукавами, зеленого цвета, из тонкой шерсти, верхняя - с начесом, обшитая бахромой. Белоснежная тога кандидата, в которой он выступал перед жителями Ариция, была аккуратно уложена и спрятана до следующего раза.

Клодий глубоко вдохнул холодный влажный воздух, и прежняя вялость вмиг с него слетела. Он услышал шаги, но не обернулся, - и так знал, что пришел Зосим.

- Доминус,[5] гонец из Рима от народного трибуна Мунация Планка.

Клодий захлопнул раму, резко повернулся и протянул ладонь. Вольноотпущенник вложил ему в руку письмо - две скрепленные друг с другом вощеные таблички. Клодий сломал печать и пробежал глазами послание.

- Милон сегодня выехал из Рима. С ним тридцать человек паразитов и рабов-музыкантов. Из настоящей охраны - почти никого. - Клодий швырнул таблички на стол, и они тут же затерялись среди папирусных и пергаментных свитков. - Зачем Милону выезжать из Рима накануне консульских выборов? Что у него за дела?

- Не знаю.

- Тридцать человек… - Сенатор по своему обыкновению размышлял при Зосиме вслух. - Пускай все тридцать - охранники, это мизер. Зосим, старый ворон! Ты хоть понимаешь, что мы можем шутя сорвать этому парню выборы! - Клодий рассмеялся дерзко, белозубо, по-мальчишески. - Поедем тихо-мирно в Город и будто ненароком столкнемся на дороге с Милоном. Аве, Милон! Как дела? Аппиева дорога всего одна, - заявил он самым невинным тоном. - Наш смельчак Полибий затеет ссору с чужими паразитами, вспыхнет драка. Мои люди немного помнут бока бездельникам Милона. А потом я обвиню его в насильственных действиях и отдам под суд.

- Его не осудят, - предрек Зосим.

- Разумеется. Но если Милон окажется под судом, то его исключат из списков кандидатов в консулы,[6] должность он не получит. А я тем временем стану претором. Неплохой план? А?

- Доминус, ты же собирался вечером поехать в Альбанскую усадьбу к сыну, - напомнил Зосим.

- Нет, не поеду. У меня, наконец, появилась возможность разделаться с Милоном. Один раз не удалось. Теперь получится. Кто упускает второй попутный ветер? Ну, скажи, кто?

- Я бы не рисковал, - нахмурился Зосим. - Мы сможем выставить не более тридцати бойцов. Наши самые лучшие гладиаторы сейчас в Риме.

- Кроме Полибия, он один стоит десяти, - напомнил Клодий. - Не суетись, Зосим, все получится. У нас же с тобой всегда все получалось. Сам посуди, мне быть претором при консуле Милоне - это же смешно. Тогда уж лучше совсем не избираться. Так что пускай Милон сядет на скамью обвиняемого в траурной одежде. А я - в курульное кресло,[7] отделанное золотом и слоновой костью. Вели собираться. Поскорее! Полибия предупреди!

II

В усадьбе началась суматоха: рабы бегали и кричали, демонстрируя показное усердие; управляющий орал на всех без разбору; ребятня путалась под ногами. В Город с хозяином отправлялись тридцать человек. Зосим записал имя каждого на вощеной табличке и пометил, кому из рабов что нести. Носилок не брали: сам сенатор Публий Клодий, его гость Кавсиний Схола и клиент[8] Гай собирались ехать верхом.

Зосим был мрачен: ему не нравилась вся эта затея. Выезжали слишком поздно и могли не добраться в Город до темноты, да и людей с собой брали маловато, по нынешним временам тридцать человек - не ахти какая охрана. Предстоящая встреча с Милоном и драка тоже не сулили ничего хорошего. Милон - человек опасный, хотя многие не принимают его всерьез. Однажды он уже нанес Клодию чувствительный удар. Но Зосим знал, что отговаривать патрона[9] от затеи - дело бесполезное.

вернуться

1

Подлинные слова Цицерона, Цезаря, Помпея и других исторических лиц этого романа не выделены кавычками, дабы не затруднять чтение. Стихи Катулла, Теренция, Лукреция и т. д. приводятся в кавычках.

Даты в начале глав даны в обозначениях юлианского календаря, в тексте даты указаны по римскому календарю. До реформы календаря, проведенной в 46 году до н. э. Юлием Цезарем, несоответствие между официальным и истинным календарями порой доходило до двух месяцев. До реформы календаря месяцы март, май, квинтилий июль и октябрь имели по 31 дню, февраль - 28, прочие месяцы - по 29 дней. Месяц август назывался во времена республики секстилием.

вернуться

2

Пульхр означает «Красавец».

вернуться

3

Претор- вторая после консула высшая магистратура в Римской республике. Преторы, как и консулы, избирались на год, занимались в основном судебными делами, но претор мог по поручению сената командовать войсками. После магистратуры бывший претор пропретор получал провинцию в управление одну из преторских провинций. Должность претора, согласно конституции Суллы, можно было занимать не ранее тридцати девяти лет.

вернуться

4

Вольноотпущенник - бывший раб, получивший свободу. Практика отпуска рабов на волю была широко распространена. При отпуске на волю раб давал клятву, что будет выполнять определенные обязанности для своего бывшего хозяина. При освобождении вольноотпущенник получал личное и родовое имя господина, а рабское имя становилось третьим именем, прозвищем. Так, полное имя Зосима в романе - Публий Клодий Зосим. Секретарь Цицерона Тирон после освобождения получил имя Марк Туллий Тирон.

вернуться

5

Доминус - почтительное обращение раба или слуги к хозяину, сына к отцу, равный к равному так не обращался.

вернуться

6

Консулы - два высших магистрата в Римской республике, избирались на один год. На следующий год бывший консул мог получить провинцию в управление - в этом случае он становился проконсулом. Выборы на 52 год до н. э. задержались из-за постоянных беспорядков в Риме, год начался, а консулы так и не были выбраны.

вернуться

7

Курульное кресло - официальное кресло римских магистратов - складной стул без спинки, отделанный драгоценными металлами и слоновой костью.

вернуться

8

Клиент - бедный свободный гражданин или вольноотпущенник, находящийся под покровительством патрона, должен был следовать за патроном на форум, являться по утрам на приветствия салютации, мог вести по поручению патрона его денежные дела. Не давал против патрона показаний в суде. Свободный клиент мог взять родовое имя патрона - отсюда Гай Клодий, Секст Клодий, имена клиентов Клодия.

вернуться

9

Патрон - покровитель бедных свободных граждан своих клиентов и своих вольноотпущенников, а также зависимых общин и провинций. Так Цицерон и Клодий по очереди были патронами Сицилии. Некоторые слова и выражения имеют в романе то значение, какое они имели в Древнем Риме.

1
{"b":"103522","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мерцающие
Чужое солнце
Пассажирка
Зеленый Марс
Всего один день. Лишь одна ночь (сборник)
Бабий ветер
Селфи с судьбой
Лабиринт для темной феи
Добро пожаловать в реальный мир