ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы где находитесь? – спросила Алиса.

– Давайте встретимся в Елизаветинском садике на Олимпийском проспекте, – предложила женщина.

Странное место… Ладно, тут рядом.

– Только прямо сейчас, я неподалеку, и у меня мало времени, – сухо произнесла Алиса.

– Отлично, – согласилась та.

– Как я вас узнаю?

– Я сама вас узнаю, – пообещала нахалка, и в трубке раздались длинные гудки.

– Стерва! – возмутилась Алиса. – На Олимпийский поедем, – сообщила она водителю.

Глава 6

Ее не очень удивило место встречи – вдруг знакомая бедная или плохо знает Москву… Хотя если она плохо знает Москву, то откуда пронюхала о садике на Олимпийском проспекте? Бедные провинциальные знакомые обыкновенно назначают встречи у памятника Пушкину или рядом со станцией метро… Но странности и непонятности всегда волновали Алису – и чем более подозрительными казались обстоятельства, тем с большим интересом она приближалась к месту встречи. Уж в чем в чем, но в отсутствии любопытства ее трудно было упрекнуть.

Алиса не стала отпускать такси – на Олимпийском отчего-то неимоверно сложно поймать машину, прошла в сад и устроилась на лавочке у пруда. Наверное, эта сумасшедшая отзвонится на мобильный. Где-то в глубине сквера гуляли мамаши с детьми, напротив, с той стороны пруда, отдыхали пенсионерки, но поблизости никого не было. Алиса достала мобильный телефон и нашла принятые вызовы, но ничего нового не узнала – телефонного номера незнакомки не было. И тут она почувствовала, что не одна. Обернулась и уставилась на женщину (громадных, нечеловеческих усилий стоило не отпрыгнуть, не закричать), которая, непонятно как, очутилась на той же скамейке, что и Алиса.

Очень красивая брюнетка с длинными прямыми волосами. Волосы не черные, но темно-коричневые – как горький шоколад. Продолговатое лицо, нежная светлая кожа, прямой нос, большие карие глаза и пухлые губы. Просто Моника Белуччи. Моника была одета в шелковый черный плащ с воротником-стоечкой, в ботильоны с открытой пяткой и прямые черные брюки. Модница.

– Здравствуйте, Алиса, – произнесла Моника. – Меня зовут Римма.

Римма полезла в огромную кожаную сумку, достала сигареты и небрежно прикурила от платиновой зажигалки (почему Алиса решила, что платиновой – непонятно, но она была уверена, что зажигалка не серебряная), на которой крупными бриллиантами были выложены инициалы «Р» и «Д». Слишком крупными для зажигалки бриллиантами. Правда, других украшений Римма не носила.

– Добрый вечер, – ответила Алиса.

– Нам предстоит трудный разговор, – сообщила новая знакомая.

Алиса молчала.

– О вашей бабушке, о вас и о том, что случилось с вами вчера, – продолжала Римма.

Алиса кивнула.

– Вы же мало знаете о своей бабушке? – поинтересовалась Римма и все-таки не выдержала – уставилась на перстень.

Алиса поняла, что та именно не выдержала, потому что взгляд был жадный и Римма словно рассердилась на себя за то, что привлекла ее внимание. А перстень в очередной раз удивил Алису – на этот раз он был фиолетовым, а внутри словно горел костер – мерцали красные, желтые и оранжевые языки.

– Сложный вопрос, – ответила Алиса, которая не хотела ничего рассказывать незнакомке. Та ее вызвала на встречу – пусть сама и говорит.

Римма задумалась.

– Мне предстоит рассказать тебе непростую историю, – сообщила она, резко переходя на «ты». – И я не уверена, что ты мне поверишь.

– Ты – моя сестра, которую похитили из роддома? – поинтересовалась Алиса.

– Что? – Римма уставилась на нее. – Ах, нет… Ты замечала в Лиане что-нибудь странное?

– Слушай, все мы немного странные, в том числе и Лиана, – отрезала Алиса, которая уверилась, что Римма – хитрая аферистка, затеявшая недоброе.

Тем более что рядом с ней Алиса впала в гипнотическое состояние – у Риммы был какой-то странный энергетический фон: подле нее клонило в сон и хотелось со всем соглашаться.

– Послушай, что я тебе скажу… – Римма взяла ее за руку, но вредная Алиса руку отобрала и потянулась за сигаретами. У нее в сумке лежала бутылка виски, украденная из редакции, и Алису неудержимо тянуло выпить, но она решила не показывать Римме свою слабость. Потому что глотнуть ей хотелось для храбрости – а из этого следует, что она трусит.

– Ты ведь заметила, что со вчерашнего вечера с тобой происходят… необычные вещи? – произнесла Римма.

Алиса демонстративно отодвинулась подальше.

– И что? – буркнула она.

– Дай руку, – и нахалка протянула ладонь к той руке, на которой был перстень.

И тут Алису озарило. Перстень – старинный! Стоит кучу денег! Эта гадина хочет его отнять!

– Зачем? – нахмурилась она.

Римма посмотрела на нее, вздохнула, вынула из сумочки зажигалку и протянула Алисе.

– Возьми в залог, – сказала она с легким, почти неуловимым, но все же презрением.

Презрение Алису разозлило. Она приняла зажигалку, спрятала в карман и протянула Римме руку, сжатую в кулак. Римма поднесла ее ко рту и подула на камень. И тут…

На какое-то время перстень стал черным, но сразу же преобразился в бледно-сиреневый: искры, мерцавшие внутри опала, от легкого дуновения взметнулись и оказались снаружи – серебристыми блестками они кружились над перстнем – всего пару секунд, а потом вдруг вспыхнули и змейкой вернулись в опал. Камень стал красным.

Пока Алиса, открыв рот, смотрела на Римму, та снова закурила, воспользовавшись одноразовой зажигалкой, которую выкинула в помойку, усмехнулась и сказала:

– Твоя бабушка была ведьмой.

– Кем?! – громче, чем нужно, воскликнула Алиса.

– Подуй на перстень, – предложила Римма.

Алиса дернула плечами, поднесла к носу ладонь, подумала и легонько подула. Пару секунд ничего не происходило. И вдруг камень налился розовым – словно с обратной стороны на него посветили фонариком, розовый стал малиновым, а потом опал сделался молочным, с голубым оттенком – и искры заиграли золотом. Они закрутились и отрывались от поверхности – их было так много, что хотелось разгонять искры руками, а они все кружили и кружили – вокруг Алисы.

– Ну, все, все… – прошептала она.

И все исчезло. Но камень остался бледно-голубым.

– Так он реагирует на настоящего владельца, – сообщила Римма.

Некоторое время Алиса боролась с ощущением, что сейчас упадет в обморок, но в конце концов пришла в себя – правда, пришлось каждую секунду мысленно повторять: «Все нормально, я здорова».

– Кто ты такая? – поинтересовалась она у Риммы.

Та задумалась.

– Ну, скажем, я улаживаю деликатные вопросы.

– А что я могу делать с этим кольцом? – воодушевилась Алиса.

– Желания оно не исполняет, – хмыкнула Римма. – Это что-то вроде талисмана. Его специально заговаривали – многие поколения женщин из твоей семьи вкладывали в него часть своей души, и теперь в нем есть определенная сила, которая тебе помогает.

– Как помогает?

– Это ты должна понять сама. Но учти – кольцо очень древнее, сильное и капризное. Ты должна обращаться с ним уважительно и соблюдать традиции.

– Что за традиции?

– В этом-то все и дело, – Римма развела руками и предложила: – Давай выпьем?

Алиса, которая так до конца и не поняла, кто из них сошел с ума, поставила на колени сумку, открыла бутылку и протянула Римме.

– Твоя бабушка поступила неразумно, – призналась Римма, возвращая коньяк Алисе. – Лиана очень расстроилась, узнав, что она – ведьма, и всю жизнь пыталась сделать так, чтобы ей не пришлось обнаружить свои способности. После смерти твоего деда она была вынуждена использовать свой дар – чтобы выжить, но она ничего не рассказала тебе.

– Но почему?! – возмутилась Алиса.

– Лиана боялась этого. Считала, что быть ведьмой – плохо.

– Кстати, а какие у… нас возможности? – полюбопытствовала Алиса.

Римма покосилась на нее и улыбнулась:

– Безграничные.

– А Лиля?.. – осенило Алису.

Римма кивнула, соглашаясь.

12
{"b":"104010","o":1}