ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Алиса & Каледин
Любовные драмы звезд отечественного кино
Притворись моей невестой
UX-дизайн. Практическое руководство по проектированию опыта взаимодействия
Пушкин
Словарь для запоминания английского. Лучше иметь способность – ability, чем слабость – debility.
Будка поцелуев
Тиран 2. Коронация
Мой ребенок слишком много думает. Как поддержать детей в их сверхэффективности
A
A

Эмма Аллан

Принцип удовольствия

Глава 1

– Выкладывай! – нетерпеливо воскликнула Надя Эрвинг, едва они сели.

Анджела облизнула алые губки и томно вздохнула:

– Право же, не знаю, с чего лучше начать…

К столику подошел молодой стройный и кудрявый официант. Надя заметила, что Анджела не преминула скользнуть оценивающим взглядом по его брюкам – удержаться от этого она не могла, когда видела симпатичного мужчину, а порой – вообще любого представителя сильного пола.

– Что вам подать? – отчетливо спросил официант на хорошем английском, избегая упоминания половой принадлежности посетительниц бара, что особенно понравилось в нем Наде.

– Два коктейля с шампанским, – сказала Анджела.

Официант кивнул и поспешил к барной стойке в другом конце зала, окна которого смотрели на Темзу и Тауэр. Помещение было отделано в голубых тонах, стены украшали речные пейзажи. Удобные кресла, обитые голубой материей, и ореховые столики, напоминающие кувшинки, дополняли сходство этого уютного заведения в отеле «Ривер» с тихой заводью. Надя облюбовала для доверительного разговора угловой столик.

Анджела загадочно улыбнулась: ей нравилось интриговать подругу и придавать беседе оттенок таинственности.

– Ну, рассказывай, не томи! – повторила Надя. – Мне не терпится узнать, как все у вас было в деталях!

Она покосилась на молодого официанта, но тот разговаривал с барменом. Надя заерзала в кресле в предвкушении пикантных подробностей очередного амурного приключения любвеобильной Анджелы.

– А может быть, ничего и не было, – с хитрой миной поддразнила ее Анджела и облизнула губы кончиком языка.

– Так я тебе и поверила, глядя на твою ухмыляющуюся, довольную физиономию! – ответила Надя.

– А если он взял с меня обещание молчать?

– Раньше тебя это не смущало!

– Ну, тогда начну с того, что ужин был отменным, нам подавали исключительно французские блюда.

– А где вы ужинали?

– В ресторане «Гаврош». Ах, какие там чудесные слоеные пирожки, суфле по-швейцарски, утка, тушенная в горшочке, тарталетки с гусиным паштетом! А какое замечательное легкое вино!

– Да, но сыт этим не будешь, – ехидно заметила Надя.

Официант поставил на столик два хрустальных бокала с напитком, а рядом – серебряную тарелочку в форме рыбки, на которой лежали фисташки, черные оливки и тарталетки с анчоусами.

– Пожалуйста, это уберите, пока я не съела, – сказала Анджела.

– А вы, мадам, не желаете отведать нашей фирменной закуски? – спросил официант у Нади.

– Благодарю, нет! Можете забрать, – сказала она, несколько удивленная тем, что он не выполнил указания Анджелы беспрекословно: обычно мужчины предпочитали с ней не спорить.

– Желаете чего-то еще? – спросил он, ставя тарелочку на поднос.

– Нет, спасибо, – ответила Анджела, одарив его приторной улыбкой.

– Будем здоровы! – поднимая бокал, сказала Надя.

Подружки чокнулись. Сделав большой глоток, Анджела Баррет устроилась в кресле поудобнее и закинула ногу на ногу. Она была привлекательной женщиной, с ярко-рыжими волосами, ниспадающими на плечи, изумрудными глазами с удивительно белыми белками, крупным, но правильной формы носом и чувственным ртом. От ее развитой фигуры, натренированной в гимнастическом зале и бассейне, веяло здоровьем, а ноги, условно прикрытые черной мини-юбкой и обтянутые тонкими черными колготками, радовали посторонний взор своей стройностью.

– Ну, естественно, он предложил мне взглянуть, как он живет, – продолжала она. – Да, я говорила, что он американец?

– Нет, но не это главное. Что было дальше?

– А про то, что у него свой лимузин с шофером?

– Разумеется, это ты сказала. Продолжай!

– Ну, мы поехали на лимузине к нему на Дейвис-стрит. Оказалось, что он занимает пентхаус на крыше этого знаменитого здания в стиле модерн из черного стекла и стали.

– Я так и предполагала, раз у него есть лимузин с водителем.

– Комнаты там размером с поле для игры в крокет! Готова голову дать на отсечение, что на стенах у него висят два подлинника Пикассо и одна миниатюра Шагала, – я имею в виду только прихожую!

– А как украшена спальня? – спросила Надя, наблюдая за игрой воздушных пузырьков в бокале.

– А в гостиной висит картина Эдмунда Кроппера, – пропустив вопрос подруги мимо ушей, продолжала рассказывать Анджела. – Он говорит, что она напоминает ему его родной городок.

– Долго ты еще будешь ходить вокруг да около? – нетерпеливо спросила Надя.

– Наскучила монашеская жизнь? – хитро прищурившись, спросила, в свою очередь, Анджела. – Ладно, подруга, я тебя понимаю и перехожу к главному. Я без обиняков спросила, намерен ли он уложить меня в постель. Ты ведь знаешь, что я всегда предпочитаю брать быка за рога.

– А тебе хотелось с ним переспать?

– Еще как! Он такой импозантный мужчина! Похож на Россано Брацци в фильме «Южно-Тихоокеанский экспресс» – его показывали недавно по телевизору. Я глаз не могла оторвать от этого мужчины! Промокла насквозь, пока ерзала в кресле. Вот бы с кем переспать!

– Анджела, выбирай выражения!

– Но это правда! Не строй из себя святошу.

– Ладно, вернемся к твоему американцу. Что он ответил?

– Он очень серьезно на меня посмотрел, словно бы собирался прочесть мне лекцию о смысле жизни, а потом спросил, может ли он на меня положиться.

– Положиться? Это в каком смысле?

– Ну, в смысле верить. Я, конечно, сказала, что он может быть спокоен, я его не подведу. Тогда он как-то притих, налил мне чудесного коньяку, помолчал и вдруг заявил, что я очень соблазнительная женщина и навожу его на греховные мысли. И все это с чрезвычайно серьезным видом. Ну, я сделала круглые глаза и молчу, жду, что он скажет дальше. Он помолчал и говорит, что, мол, как очень богатый человек, он имеет свои прихоти и капризы, поэтому общается только с теми, кому доверяет. Мне стало не по себе, я вытаращила глаза. Он снова замолчал.

– Какой ужас! Я бы на твоем месте убежала! – прошептала Надя, ощущая легкий озноб.

– Не говори ерунды! Ты бы все равно осталась, из любопытства. Он встает, берет меня за руку и отводит в комнату в конце коридора. Она оказалась абсолютно темной, без окон, с выкрашенными в черный цвет стенами, полом и потолком. Посередине стоял диван. Освещалась комната двумя прожекторами, подвешенными к потолку. Диван был покрыт черным покрывалом. Напротив него, у стены, стоял стол с двумя подсвечниками. Я решила, что он колдун.

– Ты испугалась?

– Нет. Он такой смирный и безобидный на вид!

– Первое впечатление обманчиво!

– Ну, мне так показалось. Короче говоря, он меня совершенно заинтриговал, но я молчу, не задаю вопросов. Он велит мне раздеться, причем говорит очень мягким, приятным голосом, но не целует меня и не обнимает. На мне было желтое платье с бахромой, я попросила его расстегнуть у меня на спине молнию. Но он отказался, молча покачав головой. Тогда я расстегнула молнию сама. Он не сводил с меня глаз. Под платьем у меня были надеты чулки на поясе с подтяжками, ни трусов, ни бюстгальтера. Так вот, стою я перед ним в таком виде, естественно, в туфлях на шпильках. И начинаю дрожать. Скидываю туфли и снимаю чулки.

– А он-то сам разделся?

– Нет! Стоит в своем шикарном костюме и при галстуке от «Данхилл» и велит мне лечь на спину на диване. Я ложусь. Когда я легла, то почувствовала, что покрывало шелковое. Он подходит ко мне поближе и продолжает на меня таращиться. У меня встают торчком соски и мурашки бегут по коже, а покрывало моментально становится мокрым от моих соков. И это при том, что он до меня еще пальцем не дотронулся! Представляешь? Вот это мужчина! Я захотела его только от одного взгляда. Потом он отходит к столу и вроде бы начинает раздеваться. А на меня нашло оцепенение, я не могу даже голову повернуть. Потом он подходит ко мне, в коротком халате черного цвета с восточным драконом, вышитым красными и золотыми нитями. Ноги у него оказались мускулистыми, но эрекции я не заметила. Он накрывает меня черной простыней и бархатным голосом просит притвориться спящей. А сам начинает манипулировать простыней.

1
{"b":"104021","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Новая жизнь
Командарм
Карма и Радикальное Прощение: Пробуждение к знанию о том, кто ты есть
Берсерк забытого клана. Книга 5. Рекруты Магов Руссии
Мозг. Инструкция пользователя
Правило четырех секунд. Остановись. Подумай. Сделай
Человек из дома напротив
Квази
Сердце. Как помочь нашему внутреннему мотору работать дольше