ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Страшная сказка о сером волке
Моя прекрасная ошибка
Промежуток
Ведьмак (сборник)
Наука чудес
Каштановый человечек
Год без покупок
Хоумтерапия для отчаявшихся хозяек. Практика осознанного домоводства
Змеиная голова
Содержание  
A
A

17 июня, Москва, ГРУ, 14.30

– Разрешите, товарищ генерал? – спросил подполковник Дубинин, приоткрыв дверь в кабинет начальника отдела.

– Заходите, – кивнул Слепцов.

Подполковник сел, раскрыл папку.

– Это по капитану Морозову, – счел нужным он предварить доклад.

По лицу Слепцова пробежала легкая тень. Очки в золотой оправе сверкнули. Всякий, кто был знаком с генералом, истолковал бы это сверкание как признак несомненного раздражения.

– Надеюсь, все прошло успешно? – спросил он, не скрывая кривой улыбки.

– Так точно, товарищ генерал. Почти.

– Что значит – почти? – вскинулся Слепцов, как будто только того и ждал. – Носитель у нас?

– Так точно, у нас, – поспешил успокоить его Дубинин. – Но со Стокком вышло не совсем гладко.

– То есть?

– Морозов попал в засаду. Вынужден был вступить в незапланированный контакт…

– Выражаетесь вы, подполковник, мудрено, – сказал Слепцов, вскакивая из-за стола. – Незапланированный контакт – это очередной ляп вашего протеже. И не пытайтесь защищать его!

Он движением руки приказал Дубинину сидеть и начал расхаживать по кабинету туда-сюда, скрипя на каждом развороте паркетной доской. Очки его всякий раз непримиримо вспыхивали.

– Ну, что он там натворил, во время этого вашего незапланированного контакта?

– Стокк и его телохранители были убиты, – невозмутимо продолжил Дубинин. – Морозов инсценировал перестрелку и поджег бунгало.

– Хоть до этого додумался, – хмыкнул Слепцов.

– Помимо интересующего нас носителя, Морозов передал в посольство ноутбук Стокка. Нашим специалистам на месте удалось взломать пароль. По предварительным оценкам, на винчестере содержится масса ценнейшей информации. Мы уже получили ее, и сейчас идет интенсивная обработка полученных данных.

– Вот как?

Слепцов сел за стол, глядя на Дубинина чуть помягче. Но о том, чтобы сказать в адрес капитана Морозова хоть пару одобрительных слов, естественно, и речи не шло.

– Везет этому Морозову, – проворчал вместо одобрения Слепцов. – Что есть, то есть.

– На том и стоим, товарищ генерал, – позволил себе безвредное замечание Дубинин.

– На чем это вы стоите, подполковник? – прищурился Слепцов. – На слепой вере в случай? Вы это бросьте. Точный расчет, анализ, способность предвидеть все возможные варианты развития событий – вот на чем мы стоим. А эти авантюрные замашки, присущие Морозову и иже с ним, надо выкорчевывать с корнем. С корнем, подполковник! Никакой такой удачи! Железная дисциплина, выдержка, настойчивость – вот наши принципы. И мы не позволим нарушать их кому бы то ни было. Надеюсь, вы со мной согласны?

– Так точно, товарищ генерал, – почтительно молвил Дубинин. – Согласен.

Слепцов помолчал, размеренно барабаня пальцами по столу. Краткий экскурс в теоретические основы разведки снова привел его в хорошее расположение духа.

– То, что Морозов убрал Стокка, между нами говоря, не так уж плохо, – сообщил он доверительным тоном. – С одной стороны, это несколько превысило полномочия Морозова и вызвало панику в определенных кругах, в том числе и правительственных. Ну, вы понимаете, о чем я говорю. С другой стороны, одним негодяем будет меньше. К тому же это на время смешает планы другим торговцам оружием и позволит нам провести ряд операций… Я надеюсь, за Морозовым не потянулось хвоста?

– Он все зачистил, товарищ генерал, – заверил шефа Дубинин. – И капитан Морозов, и его местный агент, Лак Патпонг, остались вне подозрения местных властей.

– Ну, хорошо, – сдался Слепцов. – Будем считать, что операция прошла удовлетворительно. Когда Морозов вылетает обратно?

– Через пять часов, товарищ генерал.

– Придется отложить рейс, – сказал Слепцов и потянулся за папкой, лежащей в углу стола.

17 июня, Таиланд, Паттайя

Держась за горизонтально натянутую веревку, совсем еще молоденькая девушка в белой хламиде мерно притоптывала босыми ногами по спине Романа, который лежал ничком на массажном столе и тихо покряхтывал в такт ее шагам.

Несмотря на молодость, девушка была лучшей массажисткой салона. Ее рекомендовали Роману как искусницу, способную за один сеанс вылечить любую застарелую болячку. Никогда не жалевший денег на поправку собственного здоровья, Роман вверился ее чутким ногам – и не пожалел. Ибо ощущения от сеанса были самые восхитительные, а это, в свою очередь, обещало не менее прекрасные последствия.

Поход в массажный салон был премией, которой Роман решил себя наградить в знак успешно проведенной операции. От начальства премии не дождешься, тут он иллюзий не питал уже давно. Скорее всего, Слепцов учинит ему разнос за то, что сработал коряво, и на этом дело кончится.

Но, в отличие от Слепцова, у Романа Евгеньевича имелись свои критерии оценки его работы, и то, что он сегодня остался жив и даже не оцарапан, уже само по себе было немалым поводом для законной радости.

Поэтому Роман сходил в банк, снял с личного счета все, что там оставалось (однова живем, а Леня заработает еще), и устроил своей душе и телу долгожданную разгрузку, наняв самую дорогую массажистку Паттайи, на сеанс к которой записывались голливудские звезды и нефтяные магнаты.

Ни секса, ни алкоголя ему не хотелось. Сексом он объелся по заданию Родины, а алкоголя ему хватило в минувшую ночь. Обещанный Лаку пир состоялся – да еще какой! Гуляли до утра, в лучших традициях «руссо туристо». Пили на брудершафт, целовались, горланили песни, танцевали стриптиз и танец живота, посрамив местных танцовщиц, – в общем, оторвались на полную. Зато Лак, заснувший на рассвете под столом, получил самое полное представление о том, как гуляют настоящие русские.

Утром Роман, бледный от усталости, закинул в российское консульство трофеи, захваченные в бунгало, отвез бесчувственное тело Лака домой и отправился в гостиницу.

Спал он долго и проснулся далеко за полдень.

Так как за время сна его ни разу не побеспокоили, то он сделал вывод, что больших претензий в Первопрестольной к нему не нашлось. (Малые находились всегда, и Роман Евгеньевич привык не обращать на них внимания.)

Но, помимо законного начальства, у него ведь было еще и незаконное, в лице Лени Пригова. Тот обещал позвонить сегодня, а поскольку Роман так для него ничего и не нарыл, – когда, спрашивается, рыть? – то ничем хорошим его звонок окончиться не мог.

Поэтому Роман, приведя себя в чувство с помощью кофе и контрастного душа, помчался в консульство. Там он провел три часа, делая вид, что крайне заинтересован результатами своей ночной вылазки, а на самом деле искусно выпытывая у посольских работников, как обстоят дела с сиамской нефтью, с вольфрамом и с оловянными рудниками.

Сверхценной информации получить не удалось. Не было времени, да и обстановка не располагала. Но кое-что, относящееся к делу, Роман разузнать успел. Поэтому когда позвонил Леня, он был, что называется, во всеоружии, и с места в карьер бросился заваливать своего благодетеля цифрами и процентами, надеясь ошарашить его своей беспримерной ловкостью.

– Все это есть в любой газете, – терпеливо выслушав доклад до конца, сказал Леня. – И все это я уже читал два дня назад…

– При чем здесь газеты, Леня! – горячо запротестовал Роман. – Это мне сообщили серьезные люди!

– И где ты встретил этих серьезных людей? Небось в посольстве?

Проницательность Лени иногда казалась сверхъестественной. И довольно раздражительной. Ну вот откуда он знает про посольство? Просто так ляпнул? Возможно. Попробовать его обмануть? Бесполезно. Сколько Роман ни пытался, все его попытки заканчивались одинаково: Леня с ходу изобличал лгуна и отделывал под орех. Так что Роман зарекся играть с ним в эти игры. Себе дороже.

– В консульстве, – буркнул он. – Ну и что? Вполне надежная информация.

– Информация-то надежная, – вздохнул Леня. – Но уж больно официальная. А она, как ты сам знаешь, известна всем и потому не представляет для нас никакого интереса.

17
{"b":"104383","o":1}