ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Нгок только покивал, прихлебывая вино.

– Меня беспокоит слабая охрана проекта, – вернулся он к более серьезной теме. – Как бы случайные гости не натворили бед.

– Так усиль охрану, и дело с концом, – посоветовал в свойственной ему решительной манере Фыонг.

– Профессор Брэксмар резко возражает против этого. Последствия плена дают о себе знать. Он ведь изначально настаивал на том, чтобы вообще не было никакой охраны. Я едва убедил его в необходимости иметь хотя бы полтора десятка караульных. Но это – максимум, на который он согласился.

– Тогда надо его обмануть.

– Каким образом?

– Разбить неподалеку от пещеры лагерь и втайне от него выставлять дополнительные посты. Если все сделать тихо, он ничего не заметит.

Некоторое время Нгок раздумывал.

– Это хорошая идея. Я тоже думал об этом. Но боялся, что Брэксмар, обнаружив усиление охраны, станет протестовать и, как следствие, прекратит работы. Сам он человек рассеянный, но состоящий при нем Фам, его телохранитель и помощник, которого он привез с собой из Америки, сразу обнаружит чужих.

– Тогда надо потолковать с этим Фамом. Я думаю, он не меньше нашего заинтересован в том, чтобы до Брэксмара никто не смог добраться.

– Несомненно, – кивнул Нгок. – В конце концов, у нас схожие интересы.

– Вот именно!

– А охрану надо усилить как можно скорее. Не знаю, как тебя, а меня что-то терзают дурные предчувствия.

– Вот! – поднял палец Фыонг. – Это следствие твоего одиночества. Была бы рядом с тобой понимающая, ласковая женщина, тебя бы ничего не терзало.

– Завидую я тебе, Фыонг, – засмеялся Нгок. – Как был неисправимым оптимистом, так и остался.

– Я реалист, Нгок, – серьезно заметил Фыонг. – И кое-что знаю о людях. К тому же мне хочется, чтобы и в твоей жизни, помимо бесконечных дел, нашлось место обычным человеческим радостям.

На последних словах голос старого генерала дрогнул. Он виновато посмотрел на приятеля и начал яростно раскуривать сигару, как делал всегда, когда хотел скрыть свои чувства.

– Проклятые нервы, – пробормотал он. – Видно, и впрямь возраст не обманешь…

– Спасибо тебе, Фыонг, – сказал несколько севшим голосом Нгок. – Ты всегда так заботишься обо мне. Если у меня и был все эти годы настоящий друг, то это – ты. За тебя.

– За тебя, Нгок! – пылко отозвался Фыонг.

Они подняли свои бокалы, чокнулись, со значением глядя друг другу в глаза, и выпили до дна, в знак вечной дружбы, ради которой они готовы были, не колеблясь, пожертвовать своими жизнями.

По крайней мере, под влиянием минуты оба именно так и думали.

18 июня, США, Лэнгли, 11.50

– Докладывай, Тед, – сказал Алан Спунер, когда начальник оперативного отдела влетел к нему в кабинет.

Маршалл с лету сел за стол, сцепил перед собой пальцы. Спунер и Пол Орсак, вошедший за минуту до него, напряженно ждали доклада.

– Все в порядке, босс, – оскалил зубы Маршалл, дыша несколько возбужденно. – Группа вышла на исходный рубеж. Готова к началу операции.

– Отлично, – кивнул Спунер. – Пол, во сколько начало?

Аналитик посмотрел на часы.

– По нашему плану – через десять минут.

Спунер кивнул и снова повернулся к оперативнику:

– Тед, осложнений не возникло?

– Нет, босс. Майор Олден прошел тихо, как призрак. По пути группа не встретила ни одного человека. Олден просил передать благодарность аналитикам за хорошо подготовленный маршрут.

Тед кивнул Полу Орсаку. Тот в ответ мигнул: дескать, все в порядке, иначе и не могло быть.

– После будет благодарности раздавать, – заметил Спунер.

Подчиненные спохватились, преданно уставились на начальника.

– Да, босс, – пробормотал Тед Маршалл.

Спунер покосился на него.

– Что с охраной пещеры?

– Порядок, босс. Охрана слабая, всего десять человек снаружи и пятеро внутри. На то, чтобы с ней разобраться, группе потребуется не более четверти часа.

– Почему такая слабая охрана? – нахмурился Спунер. – Нет ли в этом подвоха?

Он поочередно глянул на своих заместителей.

– Вряд ли, сэр, – отозвался Орсак. – Удаленность и скрытность пещеры – лучшая гарантия безопасности. А лишняя охрана только привлечет внимание. К тому же неподалеку военные базы, так что профессор Брэксмар чувствует себя вполне спокойно.

– Там же ни одной живой души вокруг, – поддержал его Маршалл. – Вы же сами видели, босс, снимки со спутника. Глушь полнейшая. Еле этого профессора вычислили. И то целых два месяца понадобилось. Нет, охраны там в самый раз.

Он посмотрел на часы, как и Спунер.

– Ладно, пусть будет по-вашему, – кивнул он. – В конце концов, за операцию отвечаешь ты, Маршалл, и если что, все шишки посыплются на тебя.

У Маршалла и голова ушла в плечи. Он затравленно уставился на шефа.

– Но, сэр…

– Ладно, Тед, расслабься, – зашелся беззвучным смехом Спунер. – Старая добрая шутка. А ты уже и в штаны напустил.

– Но, сэр, вы это так неожиданно, – вернулся к жизни Маршалл. – Вечно вы что-то отколете такое, после чего хоть в гроб ложись.

Лесть лести рознь, и Маршалл знал, как угодить шефу. Тот прямо-таки просиял от этой «похвалы», после чего глянул на подчиненного весьма милостиво.

– Ладно, господа, шутки в сторону. Я дал слово вице-президенту, что уже к ночи вся документация по синтезатору, а также пробы акванона будут доставлены в Вашингтон. Так что теперь вся надежда на майора Олдена.

– А профессор Брэксмар? – спросил Орсак.

– Что – профессор Брэксмар?

– Его тоже надо доставить в Вашингтон?

– А, – досадливо махнул рукой Спунер. – Моя бы воля, я бы этого старого подонка…

Подчиненные ждали, глядя на него.

– Пока приказано держать его на нашей базе. А далее с ним будет разбираться военная прокуратура. Впрочем, это уже не нашего ума дело.

Маршалл и Орсак синхронно кивнули.

– Тед, – глянув в последний раз на часы, сказал Спунер, – давай команду майору Олдену начинать операцию. И положимся на волю божью.

19 июня, Южный Вьетнам, 00.10

Роман стоял возле щели и смотрел вниз. Его расчет оказался верен. Все находившиеся в пещере спали. Охранники, сменившиеся с поста, почивали в своем отсеке, профессор с Фамом – в своем, расположенном ближе к агрегату.

Это плохо. Потому что Фам лежал в десяти метрах от базового компьютера. Начни возле него щелкать клавишами – услышит, несмотря на гул дизеля. И к Брэксмару вплотную не подберешься. Фам перекрывал все подходы. Придется сначала кончать его, потом уж профессора. Или, если начнется заваруха, крошить всех сразу из автомата.

Роман проверил подготовленные к спуску корзины. В одной были противотанковые мины, в другой – тротиловые шашки и гранаты. Они договорились с Чоем, что тот спустит корзины вниз после того, как туда по веревке скользнет Роман.

Как Роман и предполагал, Чой сначала рвался в пещеру с ним. Мол, двоим будет легче управиться. Но Роман убедил старого партизана, что он будет нужнее ему здесь. Мало ли, придется втаскивать его наверх, раненного? Одна Ти с этой задачей не справится, так что Чою придется остаться.

Уговаривая Чоя, Роман лукавил. Если дойдет до ранений, то далее вариант один – подрыв боезаряда гранатой (ее Роман заранее сунул в карман). То есть своим телом. И вытаскивать наверх никого не придется. Зато старик и его внучка останутся живы, и хотя бы этим Роман Евгеньевич надеялся увеличить количество благих дел, содеянных им за время своей короткой и не очень праведной жизни.

К тому же он боялся, что старик может помешать ему. Там, внизу, требовалась ювелирная работа. Пребывая в состоянии летаргии последний час, замедлив биение сердца до сорока ударов в минуту, Роман в то же время интенсивно отработал в уме каждое свое движение в пещере. Он словно уже побывал внизу, и теперь ему осталось лишь повторить то, что он уже в своем воображении сделал, причем успешно. А поскольку мысленно он действовал в одиночку, то и наяву не хотелось обременять себя напарником.

34
{"b":"104383","o":1}