ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

18 июня, США, Лэнгли, 12.40

Алан Спунер и оба его заместителя сидели по одну сторону стола, двое военных в кителях, украшенных адмиральскими погонами и густо усеянных регалиями, – по другую. Они находились в кабинете оперативного управления, где наличие селекторной связи позволяло вести координирование операции и держать всех присутствующих в курсе дела.

– Майор, как обстановка? – спросил Спунер, нажав кнопку связи.

– Все в порядке, сэр, – отозвался майор Олден. – Мы почти на месте.

– Вертолет уже на подлете, – сообщил Спунер.

– Отлично, сэр. Примем его в лучшем виде.

– Как пассажир?

– Спит, сэр. И думаю, будет спать до самого дома. Он очень спокойный пассажир, сэр.

Один из адмиралов, помоложе, улыбнулся. Его коллега, сухой, усатый, желчный, глядел хмуро.

– Не расслабляйтесь там, майор, – сказал Спунер. – Смотрите в оба.

– Есть, сэр, – отозвался Олден. – Извините, я пока отключусь. Тут такие дебри…

Диалог на время прекратился. Присутствующие настороженно переглядывались.

– Когда вертолет прибудет на место? – спросил желчный военный.

– Через пять минут, адмирал Шеридан, – с легкой неприязнью доложил Спунер.

Впрочем, голос его звучал вполне почтительно, чтобы высокопоставленный военный вельможа, не дай бог, не отозвался где-нибудь в узком кругу о нем с неодобрением.

– А ваши люди, похоже, еще не готовы его принять, – проскрипел Шеридан.

– Они его примут, адмирал.

– Смотрите, Спунер, – покачал головой тот. – Это дело вы не имеете права провалить. На карте ни много ни мало стоит будущее Соединенных Штатов. Есть все предпосылки верить тому, что разработка профессора Брэксмара имеет практическое применение.

– Но ведь все идет по плану, не так ли? – вмешался второй адмирал. – Через пять минут группа вместе с профессором будет на борту вертолета, и – все, бай-бай, Вьетнам…

– Не спешите, Кэйси, – предостерег его Шеридан. – До сих пор все шло гладко. Но не стоит забывать, что самое главное в любой операции – ее финальная часть. И пока она не окончена, мы не вправе праздновать успех.

Жизнерадостный Кэйси замолчал, признавая правоту старшего коллеги. Молчали и разведчики. Тяжеловесные сентенции адмирала нагнали на всех уныние.

Адмирал Шеридан нажал на кнопку.

– Майор?

– Да, сэр? – отозвался Олден.

По голосу его было ясно, что он узнал говорившего.

– Вертолет виден?

– Кажется, да, сэр.

– Кажется или точно?

– Да, я его вижу, сэр! Это он. Готовим сигнальные огни.

– Хорошо, майор. Встречайте его. И будьте начеку.

– Есть, сэр.

Отпустив кнопку связи, адмирал Шеридан обвел собравшихся внимательным взглядом.

– У кого-нибудь имеются указания майору?

Все промолчали, опуская глаза к столу.

– Тогда запасемся терпением и подождем. Операция вступает в решающую стадию. Не будем мешать тем, кто ее выполняет.

19 июня, Южный Вьетнам, 00.50

Прячась в кустах, Роман наблюдал за действиями американцев. Те добрались до намеченной поляны и готовились к встрече вертолета. У одного в руках появились сигнальные палочки. Остальные дожидались в укрытии.

«Пускай вертолет сядет, – думал Роман, – и группа вместе с профессором погрузится на борт. А когда они начнут подыматься, я выстрелю из „РПГ“. Жаль, конечно, что пропадет винчестер с информацией. Но тут уж выбирать не приходится. Впрочем, можно будет покопаться в обломках, поискать. Вдруг повезет…»

Послышался тихий посвист винтов. Вертолет.

Стоявший на поляне сигнальщик замахал светящимися палочками, показывая, куда надо садиться.

С вертолета, зависшего над деревьями, вдруг ударил яркий луч света, двинулся по близлежащим кустам.

Роман упал на землю, рядом с ним хлопнулся Чой.

Проклятие! Не хватало, чтобы их заметили и изрешетили из бортового пулемета.

Вертолет не торопился садиться. Он тщательно шарил прожектором по всему периметру поляны, выискивая врага. Дело было дрянь. Сверху они будут видны, как на ладони. Если их сейчас заметят, им несдобровать.

Чертов прожектор! Куда от него спрятаться? Вскочить и бежать? Поздно. Единственное, что остается, это лежать, зарывшись лицом и всем телом в папоротник, и надеяться, что пронесет.

Вдруг сквозь вой винтов Роман услышал какой-то щелчок.

Он повернул голову и увидел стоящую на одном колене Ти. На плече у нее лежал задранный кверху «РПГ», и она целилась… в вертолет.

– Ти, нет! – крикнул сдавленным шепотом Роман.

Невзирая на приближающийся луч прожектора, он вскочил и рванулся, чтобы помешать ей.

И в этот миг Ти нажала на спуск.

Ей за спину дунуло огневым вихрем, в небо ушла шипящая дуга.

И сейчас же темное пространство над поляной разодралось яркой вспышкой. Оглушительно грохнуло, во все стороны полетели горящие брызги. Вертолет превратился в пылающий шар. Завалившись на бок, он кувыркнулся и тяжело рухнул на землю, придавив собой не успевшего отбежать сигнальщика.

Американцы, надо отдать должное, не долго пребывали в растерянности и открыли шквальный огонь по тому месту, с которого был произведен выстрел.

Зашлепали по веткам и стволам пули, сбивая листву над самой головой.

– Назад! – скомандовал Роман, разворачиваясь и ползком уходя за ближайшие деревья.

Вступать в бой с превосходящими силами не было смысла. Тем более что там работали профессионалы. Их автоматом не испугаешь. Возьмут в клещи и забросают гранатами. А рисковать сейчас собой Роман не хотел. И профессор, и винчестер по-прежнему целы. То есть задание по-прежнему оставалось невыполненным. А раз так, надо выйти из-под обстрела и найти возможность незаметно вернуться и уничтожить (либо захватить, что маловероятно) оба носителя опасности.

«Нет, ну какая дура, а?!!»

– Сюда, – дернул Романа за рукав Чой.

Что он видел в темноте – загадка. Но Роман уже так привык доверяться ему, что без раздумий свернул за старым партизаном, надеясь в глубине души, что его растреклятая внучка отстанет и будет примерно наказана рассвирепевшими американцами.

Те насели на хвост плотно. И хоть они не видели преследуемых, но стреляли во все, что находилось перед ними. И надо сказать, разлетавшиеся веером пули из нескольких автоматов свистели так близко, что Роман не выдержал и дал на бегу длинную очередь в направлении одной из вспышек.

Попал или не попал – не видел, да сейчас это было неважно. Главное, что его яростный выпад отрезвил американцев. Во всяком случае, стрельба прекратилась, что дало возможность беглецам прибавить ходу.

Через несколько минут Чой остановился.

– Тихо.

Роман замер, слыша, как поблизости от него тяжело дышит Ти.

Не отлипла, гадость.

Погони не было слышно. Наверное, американцы оттянулись к поляне, где они оставили профессора и другой груз, и сейчас совещаются, как им быть дальше.

«А как быть дальше мне?» – задумался Роман.

Если бы не эта чертовка, в это самое время вертолет уже падал бы вниз вместе со всей группой. Вместе с профессором, вместе с винчестером – вместе со всеми страхами кремлевских стратегов. Он решил бы проблему одним махом и завтра вечером с триумфом вернулся бы домой.

А сейчас о возвращении надо забыть. И все потому, что некоей взбалмошной особе захотелось развлечься.

Тьфу!

Добавив, кроме «тьфу», длинную тираду из отборных площадных перлов, Роман поправил висевший на плече «АК» и решил, что пора исправлять положение, как бы сильно ему ни хотелось сейчас подыскивать для испортившей ему всю обедню девчонки все новые и новые эпитеты из ненормативных запасников великого и могучего.

– Мы не должны уходить от них далеко, Чой, – сказал он в темноту.

– Я знать, – бодро отозвался старик.

– Утром мы вернемся.

– Хорошо.

Как говорят в таких случаях англичане, с Чоем приятно было иметь дело. Он ничему не удивлялся, ни перед чем не пасовал и действовал с максимальной эффективностью. Если бы не его внучка… А-а! О-о!

37
{"b":"104383","o":1}