ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Садден понял, что Спунер не блефует, и с ужасом подумал о том, что ему придется отдуваться одному за всех. Вояки здесь сбоку припека, их дело – контроль и общее руководство. Спунер выйдет из игры. Его идиоты-заместители не в счет. Остается он, конгрессмен Садден, и с него-то и будет весь спрос.

– Хорошо, – кивнул он, – давайте все обсудим. Но…

Он с надеждой посмотрел на Спунера.

– Вы уверены, что все кончено?

Спунер невесело вздохнул. Если он и хотел внушить своим коллегам хоть какое-то подобие надежды, то весь его сорокалетний опыт препятствовал этому.

– Уверен, сэр, – уронил он. – В этот раз – да…

– Но кто это мог быть? – вырвалось у Шеридана.

– Когда-нибудь мы об этом узнаем, – меланхолично отозвался Спунер.

– Не дай бог! – воскликнул Кейси.

«Не дай бог», – мысленно повторил за ним каждый из присутствующих.

– Что вы имели в виду, Спунер? – спросил Садден. – Когда сказали про этот раз?

– Если вьетнамцы вернут профессора, мой агент даст мне об этом знать, – пояснял Спунер. – И тогда мы сможем попытаться если не выкрасть профессора, то хотя бы ликвидировать его.

– Действительно! – воскликнул Шеридан. – Это шанс.

– Да, – кивнул Спунер. – Только когда его получим и получим ли вообще, неизвестно. Поэтому давайте, господа, вернемся к реалиям.

19 июня, Вьетнам, Ханой, 11.20

Выслушав доклад полковника Чана, оба генерала почувствовали, что заглохшая было надежда оживает.

– Кто мог убить этих четверых? – задался вопросом Нгок.

– Кто-то более сильный, – ответил Фыонг.

Нгок едва сдержал раздраженный возглас.

Понятно, что на четверых спецназовцев напали люди, обладающие специальной подготовкой. Ведь они даже не воспользовались огнестрельным оружием, действовали одними ножами.

– Но кто? Как они сумели настигнуть отряд и устроить на него засаду?

– Этот старик, – сказал Фыонг. – Это все он. Он ушел через тоннели, и он знал, что можно пройти через минные поля…

– Не забудь, с ним были европеец и девушка, – возразил Нгок. – Все дело в европейце. Он там главный. Старик и девушка лишь помогают. Он сбил вертолет, и он догнал американцев. И теперь профессор у него.

– Интересно, какую страну он представляет?

– И мне это интересно.

– В любом случае, мы этого не узнаем, пока он не окажется в наших руках.

Сказав с глубокомысленным видом очередную банальность, Фыонг потянулся за бутылкой.

Они находились в рабочем кабинете Нгока. Операция по поиску беглецов продолжалась уже шестой час. Результаты не впечатляли. Обнаруженные в лесу незнакомцы сбежали. Затем, спустя три часа, в зоне, где некогда были минные поля и куда солдаты долго не решались углубиться, обнаружили тела убитых диверсантов. Ни документов, ни профессора Брэксмара при них не нашлось. Из чего можно было заключить, что какие-то третьи лица напали на диверсантов и отбили у них захваченные в пещере трофеи. Но усиленные поиски беглецов пока ничего не дали. Они словно испарились. В поливаемых дождем джунглях их след не смог бы обнаружить даже опытный следопыт.

Нгок в который раз пронаблюдал, как Фыонг отпивает из бутылки. До этой поры он даже не представлял, как много его друг стал пить виски.

– Нам надо понять, что эти люди будут делать дальше, – сказал он, выбирая из вазы, стоящей на столе, лотосовую конфетку.

– Понятное дело, что они захотят смыться, – брякнул бутылкой о стол Фыонг.

– Воздушным путем не получится, – поморщившись, размышлял вслух Нгок. – Я распорядился прочесывать тот район вертолетами и поднял несколько «МиГов».

– Может, у них другие планы.

– Например?

– Например, выйти из леса и под видом туристов раствориться в стране. Переждать в укромном месте и затем спокойно вылететь из страны.

– Исключено, – подумав, возразил Нгок. – Во-первых, профессор Брэксмар – очень заметная личность. Во-вторых, он сам предложил мне сотрудничество. Я не думаю, чтобы он добровольно перешел на чью-нибудь сторону. В противном случае его должны конвоировать, а это сразу бросается в глаза.

– Может, он решил поменять хозяина, – хихикнул Фыонг. – Ему не привыкать.

Нгок думал о таком варианте, но всякий раз отклонял его. Питер Брэксмар был не тем человеком, чтобы под давлением обстоятельств, пусть даже чрезвычайных, отступить от своих принципов. Нгок помнил, каким он увидел его спустя почти четыре десятка лет. Чистой воды идеалист, который живет своим изобретением и желанием вручить его многострадальному Вьетнаму. Он мог бы стать у себя на Родине величайшим из великих, но не воспользовался этим. Вместо этого предпочел облагодетельствовать непримиримых врагов своей страны. Подобные решения принимаются не в одночасье, а затем не имеют тенденции к повороту на сто восемьдесят градусов.

– Нет, – твердо сказал Нгок, – профессор Брэксмар не станет ни с кем сотрудничать. Другое дело, что его могут к этому принудить.

– Пускай так, – согласился Фыонг. – Тогда тем более мы должны срочно его отыскать. Мне кажется, его могут попытаться доставить к морю.

– Зачем? – насторожился Нгок.

Он знал, что его друг иногда способен выдавать здравые мысли.

– Подводная лодка.

– Но там сплошное мелководье. И рифы.

– Этот чертов старик, его проводник, может вывезти его в море на лодке. Например, ночью.

Нгок думал недолго.

– Да, ты прав, – сказал он. – Это возможно. Следует перекрыть все морские пути. Если они действительно попытаются уйти морем, там мы их и возьмем.

Он помолчал.

– Солдаты высказали предположение, что один из диверсантов был убит отравленной стрелой. Такими пользуются местные охотники из народности банар.

– Возможно, этот старик, проводник, сам из банар, – предположил Фыонг. – Надо проверить их деревни. Вдруг беглецы укрываются у них?

– Надо, – согласился Нгок, думая о том, сколько этих не значащихся на картах деревень разбросано по джунглям и как непросто будет их искать.

– Проклятый Ву! – вернулся Фыонг к излюбленной теме. – Если бы не он, разве мы с тобой ломали бы сейчас головы над тем, как нам вернуть профессора и спастись самим? Когда все кончится, я тебя прошу лишь об одном: отдай этого предателя мне. Я знаю, как заставить его помучиться подольше.

Нгок промолчал, сосредоточенно набирая номер телефона.

19 июня, Южный Вьетнам, 12.40

Длительный переход утомил всех. На что выносливы и привычны были молодые охотники, но и они последний километр тащили Брэксмара с трудом.

Наконец джунгли расступились. В просвете обозначились острые крыши со скрещенными на коньках перекладинами.

– Это деревня Тяюна, – пояснил Чой.

Роман кивнул, еле переводя дух от усталости. Он брел, что называется, на честном слове и мечтал лишь о том, чтобы хоть на полчаса занять горизонтальное положение.

Схожее желание испытывали и его спутники. Чой уже не мчался впереди всех, а покорно шел за Тяюном. Одна лишь Ти бежала впереди, неплохо зная дорогу.

Выход к деревне они восприняли как маленький праздник. Домишки, стоящие на высоких тонких столбиках, были совсем крохотные. Хижина Чоя казалась хоромами по сравнению с ними. Но, тем не менее, это было человеческое жилье. Все не на мокрой траве лежать, укрываясь дождем вместо одеяла.

Всего домов Роман насчитал четыре. Рядом – огороды, отвоеванные у джунглей, за плетеными оградами – пестрые куры и поджарые свиньи. И непроницаемая стена леса вокруг. Идиллия для того, кому наскучила цивилизация. А также для того, кто хочет навсегда укрыться от глаз этой самой цивилизации.

– Сейчас кушать и отдыхать, – распоряжался Чой, к которому уже вернулась его неизменная бодрость.

– Ничего не имею против, – отозвался Роман.

Он сел под одним из домов, оперся спиной о сваю, закрыл глаза. Хорошо-о.

Рядом с ним охотники бережно положили на солому профессора.

52
{"b":"104383","o":1}