ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Известный в спортивных кругах фрайбургский профессор Армии Клюмпе предложил два варианта на выбор — или немедленная новая операция, или примерно двадцать разных таблеток в день плюс специальный укол перед игрой, чтоб провести полтора часа на поле без боли, «второй вариант рискованный, герр Магат, всё может случиться и тогда не поможет и операция. Что вы выбираете?». — «Конечно, второй. А летом займемся коленом по-настоящему».

Хаппель и Нетцер вздохнули с облегчением. Они были уверены, правда, что Феликс уцепится за любую возможность сыграть в финале КЕЧ и довести до победы текущий чемпионат, но все-таки чуть-чуть сомневались…

ЕГО ГЛАВНАЯ ПОБЕДА

Финал «Гамбург» — «Ювентус» в Афинах был назначен на 25 мая. 21 мая «Гамбург» на выезде сыграл вничью с «Кайзерелаутерном» (2:2) и позволил тем самым догнать себя «Вердеру», разгромившему билефельдскую «Арминию». У обоих претендентов на чемпионство за два тура до конца стало по 48 очков. Повторялась ситуация трехлетней давности, когда «Гамбург», деля первое место с «Баварией» (по 46 очков), отправился играть финал КЕЧ против англичан, проиграл его, а вернувшись домой, упустил и чемпионское звание.

В афинском аэропорту Элликон из чартера, набитого городскими и клубными VIPами, их родственниками и знакомыми, а также специально приглашенными «на фарт» Ули Хёнессом и Брайтнером, вывалилась также и толпа в тренировочных костюмах — футболисты HSV. Три часа в офисе «Гамбурга» решали, в какой одежде команда полетит в греческую столицу. Ветераны наотрез отказывались одеваться в цивильную одежду. Восемь человек очень хорошо помнили поражение трехгодичной давности. Футболисты — люди суеверные. В прошлый раз ехали на «Сантьяго Бернабеу» в костюмах, с иголочки и проиграли. Теперь — ни-ни. Хрубеш и Магат настаивали, что важны «не понты», а игра, и кто в чем прибыл, забудется после победы.

…«Мы выглядели, как команда пивзавода» (Хиронимус) или как сборная кегельклуба перед пикником, у Хорста даже дырка была на правой штанине» (Магат). «А как же, ломать приметы — так ломать!» (Хрубеш)…

В день игры после обеда Хаппель провел короткое, ставшее уже легендарным, «совещание» на поле для гольфа. Он выяснял точку зрения ветеранов на построение игры и, главное, кому играть с Платини. Узнав единодушное мнение Магата, Хрубеша, Кальтца и Якобса, тренер поблагодарил их и отправил отдыхать.

Магат: «Я всегда дивился крепости нервов Кальтца. Мы обитали с ним в одной комнате. Чтоб заснуть, ему всегда хватало тридцати секунд. Мы пришли после разговора с шефом в номер, и когда я сделал попытку обсудить с Манни будущий матч, то услышал в ответ тихое сопение. Он уже дрых, скотина! Мне заснуть так и не удалось. Наш массажист Ригер, кстати, потом говорил, что Хрубеша ему даже пришлось расталкивать, чтоб добудиться…»

Уже в раздевалке перед игрой Хаппель объяснил игровое задание и уточнил конкретные роли. Он не внял советам игроков и предложил свой план. «Так же, как мои бойцы, мог рассуждать и мой старый знакомый Трап. Поэтому я решил поступить немного иначе». Тренер сообщил также, что замена будет около 70-й минуты — выйдет «борзой и нахальный» фон Хеезен вместо Баструпа. «Ларс, Джентиле к этому времени уже должен быть измотан и взвинчен». Бонек был поручен Гро, а Платини достался Рольффу. «Феликс, — обратился Хаппель к Магату, — сегодня ты охраняешь себя сам, в случае крайней необходимости тебя подопрет Якобс. А теперь, ребята, вперед на поле, выгрызайте свои кусок славы».

Магат: «Необычно длинная речь Хаппеля. Он тоже волновался, как и мы». Тот же Ригер вспоминал, что утром, сидя на балконе, Хаппель, прикуривая, как обычно, одну сигарету от другой, читал газету или делал вид, что читает. Ригер: «Я решился побеспокоить его, когда нижний край газетного листа уже вовсю тлел, а шеф этого просто не замечал…»

Перипетии финального матча, в котором «гамбуржцы» победили «Юве», более-менее подробно описаны в том же очерке о Хаппеле, поэтому здесь я приведу оценку этой игры с точки зрения Магата. Феликса, разумеется, неоднократно просили поделиться впечатлениями об этом матче.

Магат: «Я согласен с теми, кто утверждает, что это была безупречная тактическая победа Хаппеля. Да, конечно, не выручи нас Ули Штайн на шестой минуте после удара Беттеги, всё могло пойти по-другому. У итальянцев тоже был свой план на игру, но сработал наш. Когда я через две минуты ударил по воротам Дзоффа и попал, первой мыслью было: «Слишком рано!». Но ничего, доиграли нормально. У нас шансов забить еще было гораздо больше, чем у них сравнять (…) Так что всё пошло, как было задумано, разве что Баструп задолбал Джентиле быстрее, чем предполагалось, и получил от него по зубам (У Баструпа, отправленного в медчасть, оказался двойной перелом челюсти. — Б.Т.), поэтому фон Хеезен вышел раньше. Главное, что мы держали игру в руках. Хаппель в перерыве дал нам отдышаться, ничего не советовал и только перед выходом сказал: «Всё идет как надо. Прибавьте только еще немного в жесткости». После матча он поздравил нас, пожав руку каждому. Такого не было никогда!»

Магат вспоминал и о мелочах, вроде той, что Росси отказался поменяться футболками с Якобсом, не дававшим ему продохнуть все девяносто минут, что Ули Штайн попросил Феликса сходить в раздевалку «Юве» за свитером Дзоффа в обмен на штайновский: «Дино был кумиром Ули, а только вратарь может понять состояние другого вратаря после проигранной на таком уровне встречи. Всегда самоуверенный Ули постеснялся идти, ведь для его идола это был последний матч в карьере. Я, конечно, не пошел, так как именно я забил этот единственный мяч. Отправили Вемейера. Тот вернулся со свитером и доложил свои впечатления: «Боже, там тишина, как на кладбище. Не хотел бы я быть на их месте» (…) А Платини меня поздравил, и мы махнулись футболками…»

Последний диктатор Европы - hsv.jpg

«ЕСЛИ Я ЗАГУЛЯЮ, ЗАПЬЮ, ЗАТОРЧУ…»

В четверг утром команда вернулась в Гамбург и сразу же отправилась на легкую тренировку — предстоял календарный матч с дортмундской «Боруссией». На радостях «гамбуржцы» просто вынесли гостей с поля (5:0), а после заключительной встречи в Гельзенкирхене, обыграв «Шальке», опередили «Вердер» по разности мячей и стали чемпионами во второй раз подряд. Вот так — или всё, или ничего!

Вся пресса хвалила «красноштанников». И за победу в финале КЕЧ, и за победу в чемпионате. Особо отмечали Хаппеля. Отдельная порция похвал досталась и Магату. «Экип» в приступе самоуничижения написала: «Магат заставил нас забыть о Платини». А немецкие газеты, подхватив слова Хаппеля о том, что «лучшего режиссера в бундеслиге сейчас нет и не предвидится, да если еще он играет в привычном окружении..», снова ополчилась против тренера сборной Дервалля…

Днем 5 июня 1983 года диктор гамбургского аэропорта Фульсбюттель несколько раз с интервалом в пять-семь минут повторяла: «Герр Магат, пройдите, пожалуйста, к стойте регистрации пассажиров на рейс…» Возле стойки стояла группа крепких молодых ребят с явными признаками похмельного синдрома на хмурых лицах. Они раздраженно оглядывались по сторонами время от времени цедили сквозь зубы: «Где он бродит, зараза? Загулял, похоже, всерьез…»

После очередного безрезультатного объявления пожилой мужчина, стоявший рядом с группой молодежи, засмеялся и произнес: «Бывает. Пошли на посадку».

Новоиспеченный обладатель КЕЧ и чемпион страны HSV отправился в послесезонное турне без своего «шпильмахера».

Феликс Магат действительно ушел в загул. Он позволял себе это раз в год по окончании бундеслигового сезона. Феликс начинал обычно обход баров и кабачков вместе с друзьями по команде. Те, кто послабее, отваливались па дороге, а остальные продолжали путешествие.

В такие «разгрузочные» дни Феликс и выпивал, и курил вволю. Юношеское отвращение к табаку он «преодолел» годам к тридцати, а от пива не отказывался во время всей футбольной карьеры. К более крепким напиткам он начал прикладываться к концу карьеры. Но и в том, и другом он знал и знает меру. Магат не стал таким заядлым курильщиком, как Хаппель, или «поддавальщиком», как Зебец.

12
{"b":"108219","o":1}