ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

КОММЕНТАТОР, УЧЕНЫЙ, СТУДЕНТ

Летом 1988-го безработный Феликс Магат на страницах «Абендблатт» в качестве эксперта комментировал матчи финальной части ЧЕ-88 и при случае не забывал пустить шпильку в адрес своих бывших работодателей из «Гамбурга». Теперь он уже «от вольного» критиковал кадровую политику нового менеджера Эриха Риббека. Риббек время от времени устраивал перепалку, напоминая «чья бы корова мычала…»

Постепенно фамилии Магата стала упоминаться всё реже. Феликс на какое-то время отошел от футбольных дел„он отсутствовал в футбольном мире почти полтора года.

Феликс наладил отношения с отцом, навестив того в Пуэрто-Рико. С тех пор, с конца 80-х, он регулярно проводит на острове три-четыре летне недели. У родителя там дом., небольшая плантация с экзотическими фруктовыми деревьями. Магат: «Лучшего места для отдыха и перемены обстановки не найти. Потом, правда, придумали мобильный телефон, жуткое приспособление, позволяющее разыскать человека, где бы он ни находился…»…

Почти год Феликс проработал в социологическом НИИ (Infas-institut). Ученые как раз открыли там службу по исследованиям в спорте, и Магат пришелся им как нельзя кстати. Речь не шла о деньгах, Феликс, и без того не бедствовавший, после получения компенсации за увольнение от «Гамбурга» вообще мог бы не работать: «Мне было просто интересно, я хотел взглянуть на спорт и, в частности, на футбол, с научной точки зрения. Я же собирался вернуться в игру, но прежде нужно было кое-что переосмыслить. Опыт работы в Infas считаю полезным».

В футбол он поигрывал теперь только с ветеранами, время от времени гастролировал по Германии и даже за рубежом. В мае 1969-го в составе ветеранов «Гамбурга» он побывал в Черкассах, где состоялся благотворительный матч против советской ветеранской команды.

Главное, что Феликс успел за этот год пройти курс в кельнской школе тренеров и получить тренерскую лицензию. Интересно, что один из рефератов студента Магата был посвящен проблеме анаболиков в футболе. Он не считал анаболики злом, а предлагал «разрешить их использование под тщательным наблюдением медицинского персонала»: «В современном футболе очень многое зависит от хорошей и правильной фармакологии. Я не призываю создавать из футболистов мускулистых монстров, которые начнут задыхаться после пятнадцатиминутного пребывания на поле. Но в подготовительный период для лучшей приспособляемости к экстремальным нагрузкам или во время восстановления после травм анаболические препараты вполне применимы. Сейчас скажут, что я призываю легализовать допинг. Нет, конечно. Есть же разумные рамки использования…»

ВТОРАЯ ПОПЫТКА ФЕЛИКСА МАГАТА

Возвращение Магата в футбольный гешефт удачным признать нельзя. Он поработал менеджером в двух клубах, второлиговом «Саарбрюккене» и юрдингенском «Байере», из которых был уволен. Оба раза главной причиной была названа «неудачная кадровая политика»: «Не тех продавал и не тех покупал…». Хотя вины Магата, например, в продаже летом 1990-го из Юрдингена в «Баварию» 21-летнего Брайана Лаудрупа нет. Он пришел в клуб, когда все уже было решено. Не так использовал полученные от продажи средства, не тех позвал… А кем можно было тогда равноценно заменить Лаудрупа?

В юрдингенский период магатовской биографии произошел примечательный случай… В конце ноября 1990 года «Байер», проиграв дома 1:3 дортмундской «Боруссии», опустился на 16-е, «вылетающее» место. Тренер клуба, Хорст Волерс (Тот самый гладбаховец, пострадавший после стычки с Магатом в далекие семидесятые), был тут же уволен, и первую тренировку команды после изгнания Волеса пришел проводить дипломированный тренер Магат. Поскольку Феликс никогда не скрывал, что мечтает сосредоточить в своих руках и тренерство, и спортивно-директорскую деятельность, то заметка в местной газете называлась «Сбылась мечта». Газета, впрочем, написала, что местные фаны встретили Магата крайне враждебно, требовали возвращения Волерса и предлагали отправить менеджера и всё клубное руководство «на рудники».

Феликс подсуетился моментально. Он не считал себя готовым взять на себя в такой атмосфере еще и тренерскую должность. Магат пригласил в наставники команды Фридхольма Конецка — человека легендарного, забившего первый мяч в истории бундеслиги, и опытного тренера (Конецка все называли «Тимо». Так прозвал его в начале 50-х товарищ по команде Йокель Брахт за внешнее сходство с советским маршалом Тимошенко).

«Байер» благополучно вылетел из первой бундеслиги — вряд ли его спас бы тогда даже самый лучший тренер. Тимо как не справившийся с порученным делом был уволен, а Феликс ненадолго задержался. Официально разрыв между менеджером и клубом был оформлен в конце января (досрочно) к обоюдному, в общем-то, удовольствию. Магат получил предложение стать играющим тренером.

О своем пребывании в «Байере» Феликс вспоминал в ироническом тоне: «…Там было всё запущено. Я выдернул тогда из Швейцарии Тимо Конецка, одного из лучших наших тренеров. Но эта «банда», которая не очень-то хотела тренироваться и смотрела на сторону, куда бы уйти по окончании сезона, совершенно не напрягалась, чтобы задержаться в бундеслиге. Любые жесткие тренерские меры встречались в штыки. Ну, как говорится, «что варили, то и жрали». Конечно, Конецка послал всё это подальше, а вскоре и я». В изложении же клубных летописцев ситуация выглядит иначе — «оба не справились с возложенными на них задачами». А лучшие юрдингенцы — Хольгер Фах, Марсель Витечек, Герд Клеппингер и парочка футболистов менее значительных — действительно разбрелись по другим клубам.

«Вот тогда я понял, что менеджерство не для меня. Пока что».

ПЕРВЫЙ ТРИУМФ

«50 кругов вокруг поля в приличном, часто предельном темпе, бег по диагонали поля от флажка до флажка или, для разнообразия, через всю поляну от штанги к штанге. Пока не затошнит», — так описывал методы тренировки под руководством начинающего тренера Феликса Магата Михаэль Марольд, нападающий ФК «Бремерхафен», любительской команды, выступавшей в начале 90-х годов в лиге Бремена. По тогдашней классификации это была четвертая лига, где собрались любительские команды Бремена и его окрестностей. «Я до сих пор с ужасом вспоминаю эти тренировки, — продолжал Марольд, — иногда, не поверите, ребят с занятий на «Скорой» увозили! Правда, мы тогда стали чемпионами».

С «Бремерхафеном» к Магату пришел первый успех в тренерской карьере. Вполне полноценный и серьезный — в первый раз за почти столетнюю историю клуба «Бремерхафен-1893» он выиграл Местную лигу.

Плодотворную работу Феликса заметили в «Гамбурге» и примерно с апреля 1993-го стали звать его обратно в HSV. Чем аматоры клуба хуже любителей из Бремерхафена? Магат получил предложение возглавить вторую команду и отвечать за любителей. Человек, занимающий эту должность, автоматически являлся помощником главного тренера клуба.

Магат согласился. Но сначала он довел «Бремерхафен» до победы в турнире и обыграл в переходных играх победителя гамбургской лиги «Конкордию». Затем, получив в подарок от благодарных товарищей золотую заколку для галстука и титул почетного «бремерхафенца», попрощался и отбыл в Гамбург.

…Через год его бывшие подопечные из региональлиги вылетели, а после реорганизации в 1994-м низших лиг Германии окончательно канули в самый низ, то ли в пятую, то ли в шестую лигу…

По иронии судьбы, Феликс оказался помощником у тренировавшего тогда HSV Бенно Мёльманна, которого он пригласил играть за «Гамбург», еще будучи менеджером. Бенно — тренер не выдающийся, но и не из аутсайдеров. Он возглавил «красноштанников» после седьмого тура БЛ-1992/93. «Гамбург» под руководством Эгона Коордеса без единой победы с четырьмя ничьими занимал предпоследнее место. Тогда, после домашнего поражения от «Карлсруэ», Коордес был уволен и на его место назначили Бенно Мёльманна.

15
{"b":"108219","o":1}