ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

БИЛ ЛИ МАГАТ МОРДЫ ИГРОКАМ?

Неужели Феликс был таким жестким и даже жестоким (Йенс Довс, проведший в «Гамбурге» Магата всего несколько недель и с радостью сбежавший в «Вулверхэмптон», говорил и о рукоприкладстве), тренером, что футболисты были готовы избавиться от него любыми способами?

Свое кредо по отношению к игрокам Феликс никогда не скрывал: «Настоящий профессионал должен испытывать постоянное давление, иначе он не будет совершенствоваться». Другое его любимое высказывание — «Качество приходит через мучения» — принесло ему кличку, которой часто пользуются до сих пор: Quaelix — Квеликс. (Не Хвеликс, а именно Квеликс. От Qual — мука, мучения (нем.).)

Но то, что не нравится футболистам — строгая дисциплина и изнурительные, по их мнению, тренировки, — часто по сердцу руководителям клубов. Особенно в тех случаях, когда команду, попавшую в турнирную беду, надо спасать. Тогда и прибегают к помощи наставников, которые чаще пользуются кнутом, чем пряником. Деятельность Магата в «Гамбурге», особенно в первый год, когда он принял команду на предпоследнем месте и вывел ее в итоге в зону УЕФА, отложилась в памяти. О Феликсе стали регулярно вспоминать в командах, терпящих бедствие. Или в ставящих перед собой серьезную цель, требующую концентрации всех усилий. Или объединяющих в своих пожеланиях и то, и другое: «Сначала «спаси», а потом «победи». Желательно поскорее!»

…Здесь нужно отметить, что наряду с погонялом «Квеликс» от игроков Магат примерно в то же время получил от журналистов прозвище «пожарный». Надеюсь, не нужно объяснять смысл этой клички…

ФК «Нюрнберг», клуб со славным прошлым, в 90-е годы совершил стремительное падение. Он вылетел в 1994-м из бундеслиги и, побарахтавшись два сезона во второй БЛ, опозорился окончательно — свалился в третью, в региональлигу Зюд. Провел он там, правда, один сезон, возвратился в БЛ2 й после пяти туров занимал в ней последнее место с тремя очками из пятнадцати возможных. Призрак региональлиги, в которой можно застрять надолго, снова замаячил перед «Нюрнбергом». Пока на горизонте, но турнирная дистанция скоротечна и потерянное осенью можно весной уже и не отыграть.

Менеджером «Нюрнберга» был в то время Георг Фолькерт (помните?), старый знакомый и товарищ Магата. Он-то и предложил президенту Михаэлю Роту позвать Феликса. Магат, оговорив зарплату и премию в 600 000 марок за выход в первую бундеслигу, согласился. «Георг, твой друг, что сумасшедший? Какая первая БЛ? Нам бы во второй закрепиться, осмотреться, а потом уже подумать о возвращении в первую». — «Тем более соглашайтесь, президент. Раз вы считаете, что платить премию не придется, почему б не подписать?!»

Премию платить пришлось. Клуб занял третье место, дающее право на переход в БЛ1. На Магата смотрели как на чародея, как на человека, совершившего невозможное! Так оно, по-видимому и было, поскольку состав у «Нюрнберга» даже для БЛ2 был средненький (правда, имелся один перспективный молодой, который закончил карьеру в мае этого года — Франк Бауманн), что и сказалось затем в БЛ1. Даже усилившийся самим Андреасом Кепке клуб не уберегся от вылета.

Но вылетал он без Магата. Феликс, которому уверенности в себе и так было не занимать, в стремительном подъеме ощутил свою силу и возможности и запросил у президента Рота контракт минимум на два года с зарплатой 850 000 марок за сезон. К тому же он потребовал приобретения определенных игроков. Пока Феликс торговался с Ротам по поводу контракта (тот соглашался лишь на один сезон, мотивируя это тем, что «если у Магата не пойдет и его придется увольнять буквально через два-три месяца», клубу будет не по карману платить неустойку старому и зарплату новому тренеру), Фолькерт через свое агентство завербовал в клуб каких-то «серых» чехов и швейцарцев. Феликсу это не понравилось, и он «Нюрнберг» покинул, посчитав работу на таких условиях и с таким приобретениями бесперспективной. Ули Хёнесс, менеджер «Баварии», по-соседски пожурил Фолькерта и Рота: «Похоже, ребята, вы спороли редкую глупость. Я б на вашем месте подписал бы этого парня лет на десять. Может, еще и подпишу…»

ДУРНАЯ РЕПУТАЦИЯ

Дальше всё как под копирку. Аутсайдер БЛ-1998/99 «Вердер» из Бремена после восьмого (сакральная цифра!) тура увольняет Вольфганга Зидку и зовет на подмогу Магата. Феликс вытаскивает команду с последнего места, балансирует на грани «опасной зоны» (три очка запаса), но выводит «Вердер» в финал Кубка страны. 10 мая, за три тура до окончания сезона, после домашнего поражения от франкфуртского «Айнтрахта» он сообщает руководству: «Больше не могу!» и подает в отставку. Его увольняют. «Вердер» удерживается в БЛ1 и выигрывает финал Кубка под руководством бывшего игрока Томаса Шаафа. «Новый Рехагель» получился из него, а не из Магата, как предполагали в Бремене…

Декабрь 1999-го. Глухая безнадежность во Франкфурте. После первого круга «Айнтрахт», на последнем месте с одиннадцатью очками. На помощь вызывают «пожарного» Магата. Франкфуртцы завершают чемпионат тринадцатыми и остаются в БЛ1. Новый сезон они начинают под руководством Магата, но в начале второго круга тренера увольняют «за низкие показатели» и два поражения подряд, после которых «Айнтрахт» сваливается на предпоследнее место. Сменившие Феликса Рольф Домен и Фридль Рауш уберечь клуб от вылета не смогли.

После франкфуртского периода Магат окончательно приобрел репутацию тренера, безжалостными способами «поднимающего на ноги издыхающую лошадь», но не более: «Его методы работают недолго, Феликс Магат — тренер одного круга, весеннего, когда нужно спасать. Он сторонник «беговой», основанной на исключительной физподготовке, модели игры; он «шляйфер» (шлифовщик) старой школы, а к игрокам нужен индивидуальный бережный подход. Пожалуй, у него нет будущего», — вот лейтмотив некоторых статей из разных изданий начала февраля 2001-го.

Игроки «Айнтрахта» подтверждали мнение о Магате.

Хорст Хельдт: «Тренер постоянно держал нас на дистанции и только требовал, требовал, требовал…». Баширу Салу произнес тогда в интервью слова, вынесенные в заголовок очерка. Норвежец Ян-Оге Фьортофт, известный в бундеслиге острослов, летом 2000-го после чудесного спасения «Айнтрахта» отзывавшийся о Магате с одобрительным юмором — «Если бы Феликс спасал пассажиров «Титаника», то все спасенные были бы в отличной физической форме», — через полгода уже зло иронизировал: «Ему всё равно, кто играет — футболист или шофер клубного автобуса. Меня после простоя он выпустил на поле только потому, что наш водила забыл дома бутсы…»

Для 47-летнего Магата наступило тяжелое время: «Я был в этом бизнесе уже много лет. Ничего не выиграл, приобрел имидж «пожарного» и «квеликс» и впервые не видел перспективы. В феврале 2001-го я даже подумывал, не уйти ли из футбола насовсем, или, для начала, поискать за границей клуб, где игроки не так «изнежены» и не так «развращены» деньгами, как в Германии. Пример Хейнкеса был у меня перед глазами. Но «Реал» меня почему-то не приглашал…»

И тут судьба улыбнулась Магату во все тридцать два зуба…

Поначалу эта улыбка выглядела обычной рутинной гримасой. «Зов из низов», — иронизировали в прессе в середине февраля 2001-го, сообщая, что отставленный Из Франкфурта «заслуженный пожарный страны» Феликс Магат вот-вот примет под свое начало «Бохум», который (правильно!) идет на последнем месте в БЛ и требует немедленного спасения.

Рядом с «Бохумом», опережая его на два очка и стоя на ступеньку выше в таблице, начинал «пылать» другой клуб — «Штутгарт». 15 февраля «швабы», участники КУЕФА-2000/01, проиграли «Сельте» из Вито в одной восьмой финала и из турнира выбыли; Через три дня, после поражения от «Герты» в БЛ, «Штутгарт» прочно занял место рядом с «Бохумом». До конца сезона оставалось двенадцать туров, и молодая команда тренера Ральфа Рантика уверенно шла ко дну.

Менеджер «красно-белых» Рольф Рюссманн позвонил Феликсу Магату в пятницу 23 февраля в 9.30 утра и сообщил, что по обоюдному согласию клуб расторгнул контракт с Рантиком и теперь желает видеть у руля Феликса Магата.

17
{"b":"108219","o":1}