ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«НАИВНЫЙ» РЮССМАНН

У Рюссманна был немалый выбор. В его предварительном списке фигурировало восемь фамилии, в том числе такие люди, как Кристоф Даум, Бернд Краусс, Ари Хаан, Драгослав Степанович.

Ошеломляющим для Феликса это предложение не было. Слухи циркулировали уже пару недель, и Рюссманн успел «проговориться», что не прочь завербовать Магата. Он готов был платить ему хорошие деньги («лучший пожарный БЛ стоил дорого»), а первоочередная задача была стандартной — удержать «швабов» в БЛ.

Материально Феликс не нуждался. Как раз в это время он с помощью адвокатов выбивал четырехмиллионную неустойку (за три недоработанных года) из «Айнтрахта», и предложение Рюссманна принял скорее из честолюбия. «Голодные» молодые игроки «швабов» представляли собой хороший материал, и после двухдневного знакомства с командой Магат согласился.

«Франкфуртер рундшау» назвала решение менеджера «Штутгарта» «наивным». Это Рюссмана-то, о предприимчивости которого еще в игроцкие времена ходили легенды! Бизнесовые способности Рольфа характеризовали по-американски: «Человек, который может зимой продавать эскимосам холодильники». На упрек в «наивности» Рюссманн ответил: «Карьеры складываются по-разному. Рехагелю в начале пути пришлось сменить несколько клубов, прежде чем он задержался на четырнадцать лет в «Вердере» и сделал команду высшего уровня».

«Франкфуртер рундшау»: «…Но Рехфгель был для своих футболистов и отцом, и старшим братом, он не мыслил своей судьбы без них. Магат же держит игроков на дистанции, говорит мало и исключительно по делу, ради дела и в связи с делом. Он суров и безжалостен. Мы помним, как. он отказался отпустить на похороны деда одного из игроков «Вердера», как заставлял нападающего франкфуртцев, имевшего большие проблемы с больным коленом, участвовать в этих жутких прыжках с медболами[2]«вприсядку». Господи, он до сих пор не отказался от медболов! Если он так будет продолжать и в «Штутгарте», то пусть не удивляется, если скоро вылетит и оттуда. (…)Герр Рюссманн, похоже, вы ошиблись с выбором…»

Между тем уволенный Ранг-ник поддержал менеджера:

«Магат именно тот человек, который нужен сейчас, в данную минуту».

Магат: «Я расценивал предложение от «Штутгарта» как последнюю попытку доказать себе и другим, что я не только «пожарный». То, что мне посулили премию в полтора миллиона, если команда останется в БЛ1, решающего значения не имело. Этой суммой просто давали всем понять, что положение критическое, а серьезная работа стоит серьезных денег…»

25 февраля Магат вывел свою новую команду на гостевой матч с другим аутсайдером, на тренерской скамье которого он вполне мог оказаться — с «Бохумом». Битва первоочередных кандидатов на вылет закончилась вничью 0:0.

В оставшихся двенадцати турах, включая игру с «Бохумом», «Штутгарт» набрал 16 очков (в предыдущих двадцати двух — 22) и обезопасил себя от провала за тур до конца чемпионата. Задачу, для которой приглашали «спасателя», Магат решил.

НЕ ТОЛЬКО СПАСАТЬ!

Через два сезона, когда «швабы» просто ошеломили всех отличной игрой и добытым в острой конкуренции вицечемпионством, Феликс Магат подучил звание «тренер года

«Вдруг» выяснилось, что 50-летнии Квеликс может быть не только Feuerwehrmann'oм (пожарным), но и создателем команды с поставленной и привлекательной игрой, что с игроками совсем не обязательно быть «на короткой ноге», чтобы добиваться успеха. Нужно просто определить цель и работать для ее достижения.

Магат: «Я обычно приходил в клубы в период «разброда и шатаний». Надо было в первую очередь выживать, а потом уже думать о качестве игры. Для срочного спасения требовалась работа всех без исключения, работа днем и ночью, Потом игроки, посчитав дело сделанным, маленько расслаблялись, и всё возвращалось на круги своя. Так было в Бремене, так было во Франкфурте…»

В Штутгарте получилось иначе. Тут, можно сказать, Феликсу повезло. Другое отношение к делу в клубе и одобрительная (согласно предъявленным результатам) атмосфера вокруг команды позволили Магату делать свое дело. В «Штутгарте» было две звезды в возрасте — любимцы местной публики болгарин Красимир Балаков и xopват Звонимир Сольдо, а также почти достигший тридцатилетия защитник Марсело Бордон. Остальные футболисты были талантливы, молоды и по-спортивному «голодны».

Maгaт: «Здесь была немного иная структура, аглавное — иной командный менталитет. Футболисты очень переживали свое неудачи и готовы были пахать день и ночь для исправления ошибок. Мы удержались в БЛ, затем наступило время подъема. «Штутгартцы» расслабухи, как моих предыдущих клубах, себе не позволяли, да и я здесь вел себя немного иначе…»

Магат свои методы тренировки практически не менял. По-прежнему было много беготни и интенсивной работы. К штутгартским временам относится и создание «лестницы пыток», как называли это «приспособление» игроки. В тренировочном лагере «Штутгарта» Магат обратил внимание на стоящую там смотровую вышку с винтовой лестницей. Чтоб предмет обстановки не простаивал без дела, он изобрел очередное упражнение — подъем по этой лестнице прыжками на одной ноге. Сначала на правой, затем на левой, затем снова на правой и опять на левой, и еще раз… Позже такую пирамидку с обвивающими ее ступеньками обустраивали и в «Баварии», и в «Вольфсбурге». В «Штутгарт» Магат пришел с уже сложившейся репутацией, бегущей впереди него. Футболисты знали, чего от него ждать, и были морально подготовлены к изнурительной работе и некоторой отчужденности в отношениях,

Кроме того, молва, как и положено, несколько преувеличивала жесткость тренера.

Магат: «На протяжении всей своей тренерской деятельности я вполне сознательно преподносил себя как очень жесткого наставника; и я был всегда готов к тому, что игроки начнут говорить: «Господи, ну нельзя же так много тренироваться!».

Это «много» в СМИ моментально трансформировалось в «слишком много» и постоянно подчеркивалось, при этом Феликс не считал и не считает, что требует «слишком многого».

Магат: «Улучшение спортивных результатов может прийти только через тренировки. Это само собой разумеется (…) Чтобы футболист мог, если потребуется, играть из последних сил, невозможно обойтись без нагрузок на тренировках. А если он знает, что хорошо и правильно поработал, он чувствует себя гораздо увереннее (…) Без предельных нагрузок на занятиях в игре не победишь. Поэтому на тренировках я принуждаю игроков нагружаться максимально, игровая нагрузка зачастую оказывается гораздо меньше (…) Когда ребята начинают постанывать, я говорю им: «Посмотрите, как занимаются бегуны, гребцы или пловцы. У вас дом отдыха по сравнению с ними…»

МАГАТЮГЕНД

У «Штутгарта» начала этого века при отсутствии финансового капитала (18 миллионов евро долга накануне старта БЛ-2001/02) был замечательный спортивный капитал — футбольная школа. Игроки «швабской» молодежки составляли костяк юношеской и молодежной сборной страны. Вот на них, воспитанников «Югендхауза», и поставил тренер, удержавший команду от вылета. И не прогадал, да, собственно, других вариантов и не было. Единственное приобретение, которое сделал клуб уже зимой по настоянию Магата (летом 2001-го «Штутгарт» был единственным в БЛ, кто не подписал ни одного новичка — денег не было) и на которое Рюссманн исхитрился добыть семь с половиной миллионов евро — португальский центрбек Фернандо Мейра.

В клубе оценивали ситуацию реалистично и требовали от Феликса закрепиться «где-нибудь в середине», в районе десятого, плюс-минус два места. Восьмая позиция в чемпионате и возможность пробиться в КУЕФА черев Интертото были признаны вполне успешным результатом, и Феликс, не подгоняемый руководством, получил возможность работать дальше.

вернуться

2

медболы или медицинболы — огромные и тяжеленные мячи, с которыми спортсмены проделывают различные упражнения, тренируя выносливость, представляете, сколько украинских команд регулярно с ними работают?

18
{"b":"108219","o":1}