ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ну а в следующем сеэоне-2002/03 и произвел магатовский «Штутгарт» упомянутый выше фурор. И блистали в команде наряду со звездой первой величины Балаковым люди, воспитанные тренером Магатом: Кураньи, Александр Глеб, Андреас Хинкель, Христиан Тифферт. У Магата заиграли затем Какау, Филипп Лам, Марко Штреллер…

Что интересно, футболисты «Штутгарта» отзывались о Магате в основном положительно и на изнурительные тренировки особо не жаловались! Безусловно, были и трения по разным поводам. Например, Александр Глеб считал, что Магат не полностью использовал его потенциал как «шпильмахера», но при «живом» Балакове об этом в принципе не могло быть и речи. Позже у Александра, судя по его интервью, осталась только одна обида на Феликса: «Он отказался взять в команду брата Вячеслава, наверное, считал, что ему одного Глеба достаточно…». Сам Балаков отзывался о Магате с огромным уважением: «К зиме 2001-го мое моральное и физическое состояние достигло низшей точки, я просто не знал, что делать. Заканчивать боялся, а играть было просто мучительно, я попадал в состав всё реже и реже. Назначение Магата я воспринял настороженно, но потом признал его «подарком небес». Феликс мне доверял, и этого было достаточно… Тренировки? Если хочешь быть в наилучшей форме, тренируйся и не хнычь, в этом я был с ним солидарен…»

Магат (интервью, осень 2002): «…Говорите, Балакова не узнать, он играет, как в молодые годы? Я ведь раньше тоже играл на этой позиции и понимаю проблемы «шпильмахера». Его, ветерана, сдвинули с привычного места. Я просто вернул его туда, где он может принести наибольшую пользу. Он отличный игрок с настоящим характером, мы относимся друг к другу с уважением и; доворием (…) На Балакова, а также Бордона и Сольдо я мог опереться. Вокруг их опыта и умения можно было строить молодую команду. Их мнение о команде и об игре меня интересует больше других, и я часто принимаю решения с учетом наших с ними разговоров (…) Молодые же должны провести пару-тройку лет в профессии на хорошем уровне, вот тогда можно и их послушать. Это не значит, что я с ними вообще не разговариваю, нет. Я обсуждаю с ними их личные действия и перспективы, о командных с ними говорить рановато…»

И, важное: «…Почему раньше у меня возникали конфликты с отдельными игроками? Я всегда хотел «извлечь» из футболиста максимум того, на что он способен. Допускаю, что был чересчур прямолинеен и бескомпромиссен. Сейчас я немного отпустил вожжи…»

…Возможно, Феликс имел в виду послабление относительно «бухла», к которому он прибегнул после спасения 2001-го года. Он только предложил игрокам не оттягиваться пивом сразу после матча, поскольку «организм уставший и ослабленный», и установил два разрешенных вечера для небольшого распития пива — по вторникам и по пятницам…

Магат, не меняя ни тренировочных методов, ни отработанного до мелочей стиля отношений, предстал в «Штутгарте» уже не только «спасателем», тренером «крутых мер» и «короткой дистанции», но и воспитателем и постановщиком игры. Пресса сравнивала молодую команду с «жеребятами» Хеннеса Вайсвайлера — менхенгладбахской «Боруссией» времен Нетцера, Фогтса, Виммера и Хейнкеса. Более лестное сравнение трудно было придумать, поскольку ту «Боруссию» любили по всей Германии и желали ей успеха в борьбе с мюнхенской «Баварией».

Так и «Штутгарт» времен Магата полюбился публике и приобретал поклонников по всей стране. В опросе, проведенном осенью 2003-гo телекомпанией SAT1, какую из двух одновременно начинающихся игр Лиги чемпионов показывать впрямую — «Баварию» против «Селтика» или «Штутгарт» против «Рейнджерс» из Глазго — с трехкратным перевесом «победил» «Штутгарт»: 75 процентов зрителей проголосовали за показ именно его матча…

ПРЕДЛОЖЕНИЕ, ОТ КОТОРОГО НЕЛЬЗЯ БЫЛО ОТКАЗАТЬСЯ

Доверие к Феликсу в стане «швабов» было полным. Тем более что еще в декабре 2002-го исполнилось его желание сосредоточить в своих руках максимум власти. Рольф Рюссманн из-за хронических финансовых неурядиц был уволен. В случае с Рюссманном, скорее всего, был найден козел отпущения — так же, как в свое время в «Гамбурге» с Магатом. После ухода Рюссманна Феликс стал совмещать две должности — тренера и менеджера.

В общем, работать бы ему здесь и работать, но «швабского Рехагеля» из Магата не получилось — «Бавария» возжелала видеть у себя удачливого тренера-реформатора. Мюнхенцы в конце неудачного сезона-2003/04 (второе место с шестиочковым отставанием от чемпиона — «Вердера» из Бремена) уволили самого Оттмара Хитцфельда.

Магат: «Конечно, в «Штутгарте» я пользовался немалой свободой действий, но упустить такой шанс стать чемпионом страны я просто не мог. К сожалению, из-за финансового положения клуба выбраться в чемпионы было очень проблематично, а вице- я уже был. В то же время я очень доволен своим пребыванием в «Штутгарте»: мне удалось добиться с командой неплохих результатов и избавиться, наконец, от прозвища «пожарный»..

Действительно, его часто в то время, обыгрывая фамилию, называли Magier (волшебник)…

…На место Магата в «Штутгарт» был Приглашен Матиас Заммер, но после Феликса ему пришлось в клубе ох как нелегко…

ВЫЖИВШИЕ — ОБЯЗАТЕЛЬНО!

Хёнесс: «В последнее время у Оттмара ухудшились отношения с игроками, да и тренировочная работа и незрелищный оборонительный стиль игры требуют перемен. Магат сможет встряхнуть команду».

Карл-Хайнц Румменигге: «Феликс как раз тот человек, который нам нужен. Для него физподготовка, порядок и дисциплина превыше всего. А на этой основе с такими футболистами, которыми располагает «Бавария», он построит отличную команду. На футбольном поле Вауегn должна вести игру, а не реагировать на действия соперника, показывать агрессивный, нацеленный на атаку футбол с мгновенной сменой темпа. Такой игры мы ждем от Магата и уверены — он сможет»,

В этих фразах первых лиц мюнхенского клуба объяснение ухода Хитцфельда и приглашения Магата.

Этот очерк начинался с упоминания первого развернутого интервью Магата, которое он давал после подписания контракта с «Баварией», но еще до вступления соглашения в силу, то есть до первого июля 2004-го. Корреспонденты «Зюддойче цайтунг» «пытали» Магата основательно, задавая ему вопросы и по конкретным игрокам, и по взаимоотношениям с «баварской» верхушкой, расспрашивали о планах и способах их достижения. Вот ответы Магата, собранные в небольшой «монолог». Суть вопросов легко угадывается.

Магат: «Господа, вы рановато меня спрашиваете, определился ли я с составом, решил ли, кого отправлю из команды, а кого потребую приобрести. Я не могу делать выводы, находясь в трехстах километрах от места работы, а несколько видеокассет никакого представления не дают. Я начну работать со всеми, кого мне предоставит клуб (…) Фраза Беккенбауэра «решающее слово по персоналиям за Магатом» правильна и логична, но посмотрим, как выйдет на самом деле…

Конечно, я давно знаком с ними со всеми, меньше других с Хёнессом. А с Румменигге мы дважды были на чемпионатах мира, играли вместе. Отношения с ним хорошие, но не тесные, у «баварцев» ведь всегда был свой, отдельный стол (…) Да, опять попал под начало к Францу. Нет, зла на него за замену в финале ЧМ-86, в моем последнем матче в карьере, не держу, а тогда было немного обидно…

Разумеется, я знаю, что они всегда сидят на всех играх и смотрят, а потом нещадно критикуют, реже похваливают, но, поверьте, эти господа разбираются в футболе…

Понимаю, что по сравнению со «Штутгартом» у меня будет гораздо меньше свободы и больше ответственности. Но нынешнее «лезвие нежа» отличается от того, что было раньше. Тогда шла речь о выживании команд, здесь же борьба за чемпионство. Это разное давление, но всё равно давление, Хорошо, что цели у меня и «баварцев» совпадают (улыбается) — им нужны победы и титулы, и мне они нужны, и германские, и европейские…

19
{"b":"108219","o":1}