ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

После двух игр второго круга — поражения от дортмундцев (2:3) и бесцветной домашней нулевой ничьей с аутсайдером «Бохумом» «Бавария» опустилась на четвертое место.

Магата, летом переподписавшего контракт еще на два сезона («Работай спокойно, Феликс!»), после матча и «горячей» беседы с клубным руководством уволили.

Официальную причину отставки Магата сообщил Румменигге: «Мы вынуждены были пойти на этот шаг, поскольку нам угрожает непопадание на следующий год в ЛЧ. Такого мы позволить себе не можем…»

Пресса («Шпигель», «Зюддойче цайтунг») рассуждала так же: «Отсутствие европейских трофеев раздражает «баварское» начальство. Но возможный невыход в ЛЧ — это уже катастрофа и потеря немалых денег (…) «Баварские» фаны с удовольствием обменяли бы три подряд титула чемпиона страны (а третьего, похоже, не будет) нa одну победу в Лиге чемпионов. Да и два последних кубка отдали бы в придачу…»

У официальной причины был и подтекст: «Мы терпели твое независимое поведение и критику «персональполитик», менеджера Хёнесса, мы старались не обращать внимания на трения с игроками, ропщущими от твоих тренировочных методов, пока ты давал результат. Сейчас ты споткнулся, Феликс, и поставил успех под угрозу. Извини, но ты свободен…»

«Пробаварская» пресса, рассматривая подобную логику поведения мюнхенской «Особой тройки» (именно русским словом «тройка» (Troika) часто называли газеты руководящие трио «Баварии» — Беккенбауэра, Румменигге, Хёнесса), соглашалась с ней. Остальные, понимая причины, склонялись все же к «ритуальной жертве».

…Так совпало, что в один день с Магатом из гладбахской «Боруссии» ушел Хейнкес, такой же жесткий и принципиальный тренер…

В Bayern был возвращен Оттмар Хитцельд, перед которым поставили единственную задачу на оставшиеся туры — вывести «Баварию» в «зону ЛЧ» и удержать в ней. О чемпионстве речь уже не шла.

Слова вслед ушедшему тренеру раздавались разные.

Салихамиджич: «Я давно знаю и уважаю Магата, был у него еще в «Гамбурге». Но в «Баварии» я при нем почти не играл. Приходу Хитцфельда очень рад — это как солнце после затяжных дождей».

Шолль: «Я благодарен Магату, он замечательный тренер и человек. Когда в 2004-м я был в тяжелом моральном состоянии и даже собирался заканчивать, он переубедил меня и поддержал. Жаль, что он уходит».

Зе Роберто (через полгода после увольнения Феликса): «…С Магатом у меня были трудности. У него совершенно другой менталитет и другие тренировочные методы. Я иногда играл у него в основе, иногда нет и никогда не знал, почему. Он не разговаривал со мной, ничего не объяснял. Все тренеры, с которыми я имел дело, говорили со мной. Кроме него…»

Вроде бы те же проблемы, которые были у Феликса везде, в любом клубе. Но эти проблемы проистекали из его непоколебимого убеждения, что тренер «должен относиться к игрокам даже с некоторым недоверием»: «Мне нужна дистанция, чтоб спокойно судить о положении дел. Эмоциональность порождает ошибки!»

Хитцфельд: «Магат сумел сделать то, что не удалось мне — два дубля подряд. Конечно, я ошеломлен тем, что его уволили — после таких побед кредит доверия должен быть все-таки побольше. Но это «Бавария», здесь в счет идет только первое место…»

Магат: «Я знал, куда иду, и происшедшим не удивлен. Огорчен, но не удивлен…»

А в четвертьфинале ЛЧ-2006/07 «Бавария» вновь проиграла «Милану»…

ДОГОВОРИТСЯ ЛИ МАГАТ САМ С СОБОЙ?

Магат опять оказался без работы, но откликаться на поступающие предложения не спешил. Имеющихся в наличии немалых средств ему и его семье вполне хватало на прокорм (в сетевом тексте я обязательно поставил бы смайлик). Точнее, двум большим семьям — от первого брака со Стефанией, так и оставшейся жить в Гамбурге, у Феликса три дочери, вполне уже взрослые, но как им не помогать; а с нынешней женой, Николой, он произвел на свет двух сыновей и еще одну дочь. Эта троица еще из младшего детского возраста не вышла — старшему сыну Леонарду всего десять лет…

Предложение возглавить «Гамбург» Магат получил через три дня после увольнения из «Баварии». Он его отклонил, как и некоторые последующие. Газеты регулярно писали, что Феликс не согласился тренировать обе «Боруссии», «Герту» и чуть ли не десяток других клубов БЛ1. Что из этого было правдой, а что нет — не суть важно (Гамбург и Дортмунд подтверждал сам Феликс). Не пошел никуда сразу — и всё.

Магат: «Я решил отдохнуть немного, а для «поддержания формы» регулярно выступал в качестве эксперта на канале Premiere. Еще подумывал, в какую страну податься работать — в Англию, Италию, Испанию? Английский футбол мне нравится, и я не прочь потрудиться на Острове. В конце концов, в германском клубном футболе я уже достиг всего…»

Предложение из Англии поступило — на Феликса вышли представители «Манчестер Сити», но осторожный Магат и тут отказался. Хотя под создание конкурирующего с «Юнайтед» клуба таиландец Шинаватра выделял немалые деньги.

Магат: «Мне нравится английский футбол, в нем больше спорта, чем рекламы. Баллак в «Челси» на общение со СМИ и прочие общественно-маркетинговые обязанности тратит в пять раз меньше времени, нежели в «Баварии». Там можно работать (…) Если б такое предложение поступило во «франкфуртские» времена, я б не раздумывал. Но премьер-лигу я видел только по телевизору, в бундеслиге же я с 1976 года и знаю всё и всех. После «Баварии» «МС» мне не интересен и рисковать устроенным положением моей семьи (переезд, школа, другое языковое окружение) имеет смысл только для решения масштабных задач. Поскольку единственную команду, которую я мечтал бы тренировать, я уже возглавлял (имеется в виду «Бавария». -Б.Т.), то остальные я оцениваю по амбициям и возможностям вести нормальную работу так, как мне представляется правильным. Я заслужил право выбирать…»

Чем заманить Магата, кроме немалых денег, доперли в Вольфсбурге. BMW-шники последовательно предложили Феликсу сразу три должности!

Хронологически это выглядело так:

В мае 2007-го Магат находился на фазенде отца в Пуэрто-Рико. Там, по мобильной связи, его и достали «вольфбуржцы», желающие обновить персональный состав клубного руководства. Магату предложили должность спортивного директора. Феликс без особого энтузиазма ответил, что подумает, что через пару дней возвращается, «вот тогда и поговорим». Когда он приехал в Вольфсбург, то местные говорили уже о двух постах — добавился тренерский. Переговоры закончились тем, что с 15 июня 2007 года Магат стал тренером, менеджером и одним из гешефтсфюреров (финдиректор) клуба, отвечающих за игроков. Получалось, что тренер Магат сообщал менеджеру Магату о желаемом приобретении, а тот уже должен был выбивать бабки у финдиректора Магата. То есть всю цепочку, касающуюся приобретения игроков, продажи, зарплат премиальных и штрафов (куда же без них — в «Баварии» минута опоздания на тренировку стоила, например, 50 евро!), а также подбора мест для летних и зимних сборов, их оплаты и так далее, Феликс замкнул на себя. Это было то, к чему он всегда стремился («Здесь всё от меня зависит!» ©).

Журналисты вволю повеселились, проигрывая на страницах газет и журналов возможные варианты взаимоотношений: будет ли гешефтсфюрер Магат урезать аппетиты менеджера Магата и станет ли увольнять менеджер тренера Магата в случае неудовлетворительных результатов, вроде, допустим, семнадцатого места после первого круга. Газетчики сочиняли сцены в кабинете финдиректора Магата, где он песочит, а затем разнимает сцепившихся друг с другом менеджера и тренера. И заключали: «Такое запросто может быть. Мы знаем характер и твердость всех трех Магатов. Обязательно подерутся…»

Феликс, читая эти тексты или отвечая на вопросы о «взаимоотношениях трех Магатов», только улыбался и успокаивал: «Ради дела можно и поспорить, но я почему-то уверен, что они договорятся…»

21
{"b":"108219","o":1}