ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Газета Завтра

Газета Завтра 825 (89 2009)

(Газета Завтра - 825)

Александр Проханов ПРАВОСЛАВНАЯ МИСТИКА И ОТЦЫ-ЭКОНОМЫ

Протоиерей Всеволод Чаплин от имени Патриархии недавно заявил, что церковь осуждает появление на станции метро "Курская" строки из советского гимна: "Нас вырастил Сталин на верность народу, на труд и на подвиги нас вдохновил…" Этим заявлением церковь вовсю включается в "десталинизацию", которая вспыхнула после телевизионного проекта "Имя России", где Иосиф Сталин, после всероссийского опроса, был назван самым почитаемым и любимым лидером. Это вызвало потрясение в кремлевских кругах. Такое чувство, что где-то состоялся закрытый ХХ съезд партии, на котором объединились либералы и миллиардеры, кремлевские чиновники и церковные авторитеты. Этого не скажешь о рядовом духовенстве, где Сталина почитают, как святого, выставляют его иконы, служат поминальные молебны. "Церковь бедных" не идет на поводу у "церкви богатых" - последняя всё теснее сливается с олигархическим государством, награждает церковными орденами самых безнравственных толстосумов, сражается с советским прошлым и, кажется, слишком озабочена политикой и материальным достатком, принимая от господ Абрамовичей обильные пожертвования. Но где же последовательность православных отцов? Ведь только что в Храме Христа Спасителя патриарх отпевал Сергея Владимировича Михалкова, создателя советского гимна, автора строк: "нас вырастил Сталин". Гимном, а не "Дядей Степой", Михалков вошел в историю Государства Российского, став его эмблемой, как рубиновые звезды, золоченый герб с земным шаром, серп и молот на красном знамени. Сталинский патриций Михалков собрал вокруг своего гроба архиепископов и митрополитов, высших сановников и камергеров от политики и культуры. Сквозь синий кадильный дым и ворохи цветов неужели прозорливый Патриарх не разглядел на гробе советского псалмопевца золоченую надпись из гимна? Неужели не чувствовал, что, вычеркивая эту строку из советской скрижали и одновременно молясь и рыдая над гробом покойного сталиниста, он впадает в чудовищный дуализм, фарисейскую двусмысленность, которая, увы, всё чаще сопровождает деятельность церкви в миру. Чем больше она будет нападать на глубинные народные представления о своей истории и государстве, о врагах и друзьях Отечества, тем скорее она приблизится к состоянию, которое характеризовало её накануне крушения романовской монархии. К бездуховной, вялотекущей церковной жизни, без старцев, прозорливцев, религиозных мистиков, чье место прочно заняли отцы-экономы, изображаемые на картинах русских реалистов: "Чаепитие в Мытищах" или "Крестный ход в Курской губернии". Если выхватить Сталина из истории двадцатого века, извлечь этот огненный стержень из бесчисленных событий эпохи, то распадутся история и эпоха. Превратятся в бессмысленный кисель. Утратят свою логику. Станут добычей "охотников за историей", воронья, летящего на падаль со всех концов света. Неужели церковь не ставит в заслугу Сталину возрождение имперских пространств, бездарно утраченных прежней династией и националистами всех мастей? Неужели станет поддерживать опереточного монарха, отказавшегося от империи, сидящего на пластмассовом троне под нейлоновой мантией, англоязычного и грассирующего? Неужели созданная Сталиным оборонная мощь державы не ставится ни во грош нынешними епископами, которые не устают освящать безвкусные часовни и храмы-новоделы, возникающие, как опята, на пне уничтоженной Родины, - среди разгромленных великих заводов, заросших бурьяном полей, опустошенных научных центров? Неужели победа Сталина над оккультистами в недрах партии и над оккультным фашизмом сравнимы с беспомощностью нынешних батюшек в их борьбе с сектами, с великосветскими колдунами и высокопоставленными сатанистами? Неужели само возрождение Сталиным православных приходов, усиление православия в недрах "красного царства", - подобно тому, как это было во времена Рима, безжалостного гонителя катакомбной веры, - неужели это не замечается нынешними неблагодарными церковниками? И они не хотят замечать, что хрущевская десталинизация сочеталась с мощнейшими гонениями на церковь, вынос Сталина из мавзолея совпал с разгромом тысяч приходов и осквернением алтарей? Церкви будут напоминать постоянно, как она славила Сталина при его жизни, как патриарший хор исполнял Гимн Советского Союза, как священники отпевали Сталина, как эмиссары православия на зарубежных подворьях выполняли деликатные поручения советских спецслужб, будто бы сами носили эполеты КГБ. У современной церкви много врагов в стане либералов и "западников". Не следует плодить их число среди нынешних сталинистов, которых в России гораздо больше, чем байкеров и дайверов, и они давно уже не "воинствующие атеисты" - ходят в храмы, готовы дать отпор осквернителям алтарей, хулителям родной истории. Недавно в Пскове был отлучен от церкви и предан анафеме журналист, многократно и грязно клеветавший на известнейшую псковскую обитель - Спасо-Елиазаровский монастырь. Место, священное для русского сердца, ибо отсюда прозвучало слово великого русского мистика-государственника, старца Филофея, творца историософской концепции "Москва - Третий Рим", послужившей становлению централизованного русского государства. Игуменья монастыря, матушка Елизавета, возродила обитель из груды кирпича и бараков. Спасла от разрушения великолепный храм шестнадцатого века. Среди "мерзости запустения" создала православный духовный центр. Удар святотатца был направлен не только против насельниц монастыря, не только против дивной псковской святыни, но более всего был нацелен в глубину русского самосознания, взрывал его изнутри. Похоже, журналистом двигал не либеральный азарт, не зуд щелкопера, а мистическая сатанинская сила, из века в век взрывающая основы русского государства. И ответ церкви был не столько юридический, связанный с судами и исками, но духовный, мистический. Анафема - контрудар, запрещающий "духов погибели", оставляющих их там, куда их поселил Христос - в свином стаде. Те, кто разрушил "союз нерушимый", были одержимы всё теми же духами, которых на двадцать лет "удерживал" Сталин своей мощной дланью, заперев "врата адовы". И только со смертью "удерживающего" вновь отворилась "адская бездна", на краю которой оказалась сегодня Россия.

ТАБЛО

* Официальные результаты встречи министров финансов стран "большой двадцатки" в Лондоне, на первый взгляд, выглядят анекдотично (ограничение бонусов топ-менеджерам финансовых структур и продолжение эмиссионной накачки тех же финансовых структур), однако "за скобками" осталась попытка Германии и Франции сократить госрасходы и остановить денежный станок, подавленная совместными усилиями США, КНР и РФ, передают из Филадельфии. При этом если Соединенные Штаты и Россия решают прежде всего свои внутренние тактические проблемы (соответственно, "сброс инфляции" в третьи страны и сохранение номинального уровня доходов от экспорта энергоносителей), то Китай заинтересован в нынешней "антикризисной" модели стратегически, являясь конечным бенефициаром долларовой эмиссии и получая возможность преимущественной конвертации доллара в реальные активы по всему миру. Очевиден также и тот момент, что механизм G20 является "нерабочим", поскольку интересы включенных в него государств являются не только разнонаправленными, но и прямо противоречащими друг другу, что может открыто проявиться (Меркель и Саркози заявили о необходимости выработать единую позицию ЕС) уже на предстоящем 24-25 сентября саммите G20 в Питтсбурге, к которому "ничего реально не готово и не делается"…

* Взлёт биржевых цен на золото выше 1000 долларов за тройскую унцию и падение доллара до 1,44 за евро напрямую связаны с "инерционными" итогами лондонской встречи министров финансов G20, раскритикованными лауреатом Нобелевской премии по экономике Джозефом Стиглицем как прямой путь к полной катастрофе, такая информация поступила из Нью-Йорка…

1
{"b":"111718","o":1}