ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А главное, сегодня просто необходимо, чтобы в качестве активного и главного игрока в противостоянии за наследие Константина Васильева вышло государство, дабы национальное достояние не было утрачено.

Подготовил Даниил Торопов

Дмитрий Маликов МУЗЕЙ НЕНУЖНЫХ ВЕЩЕЙ

В конце августа в центре современного искусства "Винзавод" прошёл третий международный фестиваль "Design Act". Событие, безусловно, значительное. Наиболее интересным представлялся не просмотр артефактов, а отслеживание тенденций и направлений, по которым движется дизайн. Потому наряду с музейной и торговой частью важную роль играли лекции, где слово держали сами дизайнеры.

Одни дизайнеры являются просто художниками. Нарисовать они могут практически любую вещь, однако, когда дело доходит до практики, с трудом способны собрать скворечник по инструкции. Досадно, но большинство наших дизайнерских ПТУ готовят именно такие кадры. Видимо, при ПТУ нет мастерских, в которых суровый мастер по семь месяцев в году выпрямлял бы руки и учил шить, вязать, строгать, пилить, лепить и прочая.

Я по образованию физик. Большинство людей представляет себе это так - сидит человек с безумным взглядом с тубой у ноги и ожесточенно гоняет по бумаге икса или неистово берёт криволинейный интеграл по замкнутому контуру. Реальность, как и положено, настолько от этого далека, что хоть плачь. На деле занятие физикой подразумевает эксперимент, который надо поставить. Для этого требуются установка и образец, которые нормальный физик должен уметь сделать сам. Это требует не только буйной фантазии, но и вполне приземленных пролетарских умений типа пайки, работы на печах, у станка и т.д. Умея это, физиком становишься идеальным. Способность гонять икса при этом становится неплохим дополнением.

Если вдуматься - любая, абсолютно любая вещь требует оформления, т.е. дизайна. И здесь работают принципиально иные вещи. Например, на что вещь ориентирована: на поточное или ручное производство. Одно дело - ремесельный дизайнер, который сам лепит горшок, сам его раскрашивает и затем продаёт. И совсем другое - промышленный дизайнер, по чьим проектам работают люди. В непростую битву с внешней красотой вступают суровые законы природы, ибо произведенная вещь должна быть не столько красивой, сколько функциональной. Здесь законы дизайна диктуются законами физики. Сам же дизайнер из художника превращается в инженера-конструктора, а предмет загоняется в весьма жесткие рамки соответствия поставленной задаче.

Вообразите себе идеальную машину для ведения реальных боевых действий. При здравом размышлении у вас получится нечто, сильно напоминающее современный танк. А уж никак не огромный робот на ножном приводе, коптящий дизелем, заметный за километр, соответственно, уничтожить который сможет любой толково посаженный снайпер.

В идеале такой подход должен быть применим вообще ко всему, от платья и ночного горшка, а не только к самолетам и ракетам. Серийная вещь несет в себе определенную функцию и должна ей соответствовать. Тогда как цель индивидуальной, художественной вещи - эпатаж.

Экспозиция выставки была невелика, и просмотр много времени не занял. К сожалению, почти все вещи, представленные на ней, к промпроизводству не относились. Красивые предметы в единственном экземпляре. На простой пролетарский взгляд: в быту бесполезны. Несмотря на то, что выставка и позиционировала себя как промышленный дизайн, представленные экспонаты никакой дополнительной функциональной нагрузки на себе не несли. Раньше предмету для попадания в музей надо было успешно работать сто лет. Теперь дизайнерские вещи в музей отправляются сразу.

Куда больше порадовала торговая зона. Народ торговал изделиями собственного производства. Присутствовали одежда, обувь, посуда, часы, магниты на холодильник, блокноты. Но цены выше аналогов из супермаркета в три-четыре раза. Неужели дизайнерский труд в создании таких вещей столько стоит?

В середине четырехдневного художественного праздника удалось посетить лекцию двух голландцев. Ну, было написано, что голландцев. Оказалось, что уже семнадцать лет они живут и работают в Италии, а один по происхождению серб. Голландцы дизайнили мебель и давали зуб, что их диваны (действительно, красивые и удобные) скоро начнут производить массово. Проверить или опровергнуть эту информацию я не смог и, соответственно, насколько дороги нашим гостям собственные портреты, разузнать так и не получилось.

Андрей Смирнов ТУЧИ НАД ДОНОМ

ДОНСКАЯ РОМАНТИКА. "Дуньте, ветры". 2009.

Как ты, батюшка, славный тихий Дон,

Ты кормилец наш, Дон Иванович,

Про тебя лежит слава добрая,

Слава добрая, речь хорошая,

Как, бывало, ты всё быстёр бежишь,

Ты быстёр бежишь, всё чистёхонек,

А теперь ты, Дон, все мутен течёшь,

Помутился весь сверху донизу.

Речь возговорит славный тихий Дон:

"Уж как то мне всё мутну не быть,

Распустил я своих ясных соколов,

Ясных соколов - донских казаков.

Размываются без них

мои круты бережки,

Высыпаются без них

косы жёлтым песком"

Старинная казачья песня

Эта роскошная пластинка совсем недавно стала доступна в ЖЖ-сообществе ru_tape (http://community.livejournal.com/ru_tape/), где отслеживаются и выкладываются уникальные редкости и красоты отечественного андеграунда. Я обрёл эту запись ещё весной во время фестиваля "Русская вещь - Казакия", но делиться своими восторгами в газете не стал, ибо исповедую принцип обязательной наводки на источник. Теперь "Дуньте, ветры" открыты всем интересующимся.

Легендарная группа "Зазеркалье" в очередной раз скончалась, оставив подготовленный альбом "Между мирами", который полуофициально курсировал по интернету, а в гомеопатических дозах был выпущен на диске. Но её участники продолжают творить вдохновляющую, выпрямляющую музыку.

Первая пластинка под названием "Донская Романтика" - это был сборник, включавший песни Бориса Улыбышева, Олега Гапонова, Дениса Третьякова и других донских авторов.

Ныне это скорее группа, проект двух Олегов - Гапонова ("Хлеб-Соль") и Толстолуцкого ("Мясо"). Некоторые творения уже видели свет на пластинках вышеупомянутых групп. Но если брать по отдельности, то, можно сказать, у "Хлеб-Соль" на первом плане - содержание, а "Мясо" говорит на языке музыки. Здесь оба вектора сливаются воедино.

Альбом "Дуньте, ветры" - час упоительной и удивительной донской романтики. Песни на стихи донских поэтов - изгнанников: П.Полякова, Н.Туроверова, М.Попова, а также авторское творчество коллектива.

"Дуньте, ветры" - это попытка сохранить и популяризировать уникальное казачье литературное наследие. При этом тексты казачьих поэтов лишены нарочитой "казатчины". Так и "Донская Романтика" без особых внешних эффектов передаёт колорит и атмосферу Дона, пронзительную красоту и трагизм южнорусского мира.

Как писал Николай Келин в "Казачьей исповеди": "Мне казалось, что нет красивее наших Донских степей с их дрофами, коврами лазоревых цветов, дурманящим, неповторимым запахом чобора и полынка, Дона с его заливными весёлой полой водой займищами и высоким бездонным небом, где огромные звёзды в безлунные парные ночи заставляли меня задумываться над величием мироздания и бесконечностью"

"Донская Романтика" параллельна миру шоу-бизнеса, но это и совершенная альтернатива патентованной "альтернативе" с её кривыми голосами и инфантильным мелодраматизмом.

Это вневременные песни, в них память крови, в них оживают многовековые пласты, которые даже дальше чисто казачьей истории. Здесь и скифы, и греки, и нордические герои, ведь, согласно некоторым теориям, Один появился на свет именно в Северном Причерноморье.

"Донская Романтика" - это перекрёсток стихий. Воды Тихого Дона ведут неспешную беседу с ветрами, земля пробуждается от биения казачьих огненных сердец.

27
{"b":"111718","o":1}