ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Культ предков. Сила нашей крови
Вся правда и ложь обо мне
Пассажир
Древний. Час воздаяния
Тень ночи
О темных лордах и магии крови
Нефритовые четки
Сверхъестественный разум. Как обычные люди делают невозможное с помощью силы подсознания
Минус размер. Новая безопасная экспресс-диета

Сборник статей

ПРОЩАЯСЬ С КОСОВО

Владислав Шурыгин

ПРОЩАЯСЬ С КОСОВО

Сборник статей. Прощание с Косово - doc2fb_image_02000002.jpg

...Скорее всего, завтра к вечеру на планете Земля к 193 официально признанным странам прибавится ещё одна страна. Вырванная с кровью из тела Сербии провинция Косово провозгласит себя независимым государством и скорее всего эта независимость в течении ближайших месяцев будет признанна частью стран Запада и США.

То, что происходит сегодня с Сербией должно не просто стать предметом пристального изучения аналитиков и политологов, а темой широкой дискуссии.

То как Запад поступает с Югославией и Сербией на самом деле отражает его глубинные геополитические интересы и принципы согласно которых он сегодня существует как единое целое.

ПОЧЕМУ ЮГОСЛАВИЯ?

То, что два последних столетия Балканы называли пороховой бочкой Европы было далеко не преувеличением. Трудно посчитать сколько больших и малых войн началось здесь или было спровоцировано событиями развернувшимися здесь. Но, не погружаясь в историю, вернёмся к периоду, который непосредственно имеет отношение к сегодняшнему дню.

Почти сразу после окончания Второй Мировой Войны между двумя коммунистическими лидерами того временем Сталиным и Тито пробежала чёрная кошка. Отношения СССР и Югославии резко охладели и фактически перешли к конфронтации. Обе страны не уставали критиковать друг друга и фактически считали друг друга военными противниками.

Этот антисталинизм Тито оказался более чем на руку США и Западу.

Даже после того как пришедший к власти Хрущёв фактически принёс Тито извинения и лёд между СССР и Югославией был растоплен, взаимная подозрительность и дистанция сохранялись ещё много лет.

Тито критиковал СССР за перегибы, за подавление Венгрии и Чехословакии. За имперские замашки. Советские лидеры в ответ называли его ревизионистом, предателем коммунистической идеи и прислужником Запада. В разгар «холодной войны» этому противостоянию был придан новый толчок. В политической элите Запада был сформирован проект «альтернативного социализма». Согласно ему Югославия должна была стать «витриной» другого социализма. Социализма с человеческим лицом весёлого югослава.

Трудно сказать насколько это совпало с идеями самого Тито, но факт остаётся фактом. В конце 60-х годов отношение Запада к Югославии начинает стремительно меняться. В страну устремляется одна делегация за другой, Тито начинают принимать там, где раньше одно слово «коммунист» вызывало рвоту. Перед Югославией начинают открываться шлюзы западной экономики.

Тито даже разрешили играть в собственные политические игрушки. Вспомним созданное Тито «Движение неприсоединения». Международную организацию, объединяющую государства на принципах неучастия в военных блоках (под которыми на момент основания организации подразумевались, прежде всего — НАТО и Варшавский договор, «Движение неприсоединения» официально было создано 25-ю государствами на Белградской конференции в сентябре 1961 года. Созданию Движения предшествовали Бандунгская конференция 1955 года и трехсторонние консультации Иосипа Броз Тито, Гамаля Абдель Насера и Джавахарлала Неру в 1956 году.

Изначально «заточка» этого движения была антисоветской. Оно позиционировалось как некий «альтернативный путь». Вместо мрачного, постсталинского «русского социализма», с его «железным занавесом» (который, правда, если следовать истине, был по логике этого термина опущен Западом, что бы отделиться от пожароопасного варварского Востока) позиционировался «мягкий», готовый на диффузию и взаимодействие с Западом социализм Тито и возможность вполне безбедно и спокойно жить «не присоединяясь» к СССР и в обмен на это получая преференции со стороны Запада.

Для самой Югославии это взаимодействие с Западом выразилось прежде всего в открытых для Югославии границах, через которые на Запад хлынул мощный поток «гастарбайтеров» всех мастей. Поток этот был столь мощный, что в середине 80-х югославы стали популярными героями немецких, французских и итальянских фильмов о жизни «гастарбайтеров». Даже немецкие порнографы успели освоить образ югослава-сантехника зашедшего починить унитаз фрау Х…

Эта политика открытых границ быстро принесла свои плоды. Работа в Европе не только позволила сотням тысяч югославов поднять свой уровень жизни, но и почувствовать себя «европейцами». Фактически во всех странах Запада, в СШа и Канаде образовались большие югославские общины.

Для Югославии был установлен уникальный режим благоприятствования. Тито легко получал кредиты и технологии. После его смерти в 1980-м году это режим был сохранён, и к концу восьмидесятых Югославия превратилась в одну из самых мощных стран южной Европы. Экономический и военный потенциал Югославии превосходил все страны региона, исключая Италию. Югославия стала одним из самых крупных продавцов оружия.

Но «мавр уже сделал своё дело».

МАВР ДОЛЖЕН УЙТИ

Уже после распада Варшавского договора (1 апреля 1991 г.) никому на Западе больше не была нужна "лишняя" мощная страна да ещё с собственными политическими амбициями. Как больше не было нужно и «движение неприсоединения». В условиях полной доминанты НАТО и начала эпохи подготовки к «Походу на Восток» «освободившиеся» из под влияния СССР страны должны были быть построены и направлены по правильному пути – под сапог НАТО!

«Неприсоединение» в этих обстоятельствах было уже просто вредным. Поэтому фактически после 1991 года влияние этой организации начинает стремительно падать, а сама она съёживается до периферийной политической организации, где собраны малоразвитые страны Африки и Латинской Америки и такие «страны изгои» (по терминологии Запада), как Венесуэла, Белоруссия, Куба.

В этих условиях на политической кухне НАТО и было принято историческое решение «демонтировать» Югославию. Причём это демонтаж должен был не только устранить с политической шахматной доску ненужную фигуру, но и фактически демонстративно взломать краеугольный камень всего мирового политического устройства – Ялтинские соглашения 1944 года и, что ещё более важно, Хельсинский договор 1957 года о неизменности послевоенного устройства в Европе.

Лёгкость, с которой Запад проделал операцию над Югославией, объясняется несколькими причинами.

Прежде всего, тем, насколько были к этому моменту инкорпорированы в западные политические структуры местные элиты – хорваты, словенцы, македонцы. За полтора десятилетия «открытых границ» были выстроены параллельные (в обход Белграда) связи с политическими элитами Германии, Франции, Англии и США.

Вторым фактором, катализировавшим распад Югославии стало политическое вмешательство, фактически агрессия Ватикана. Здесь необходимо впомнить, что

Тито был первым коммунистическим лидером официально посетившим Ватикан. И произошло это в 1971 году. Отношения с Ватиканом были полностью восстановлены и роль Ватикана в последовавших за тем событиях огромна. Католики хорваты и словенцы всегда находились под большим влиянием Ватикана, составляя почти 32% населения бывшей Югославии. Радио Ватикана осуществляло вещание на сербском языке. Ватикан назначал епископов и священников, являясь фактически пропагандистско-идеологическим центром раскола. Именно Ватикан стал вторым после Исландии государством признавшим независимость Хорватии и одним из первых признал Словению.

Третьим фактором явилась экономическая «национализация» Югославии. Различные республики Югославии имели совершенно различный уровень экономического развития, при этом будучи населёнными национальными общинами. На момент отделения от Югославии хорваты составляли большинство (более 78% населения Хорватии) имея при этом в 1991– 36% ВВП СФРЮ, словенцы составляли 85% населения Словении, имея при этом в 1991– 21,3% ВВП СФРЮ. Фактически Словения и Хорватия были самыми развитыми регионами Югославии в развитие которых десятилетиями вкладывалась большая часть республиканского бюджета. Здесь был наиболее высокий уровень жизни и наименьшая зависимость от «центра».

1
{"b":"112328","o":1}