ЛитМир - Электронная Библиотека

Может быть, Милошевич этими шагами хотел заставить Запад стать более сговорчивым, но получилось наоборот. Этим самым он окончательно подписал приговор и себе и Югославии в том её варианте.

И здесь необходимо кое что пояснить. Если определять настроения в Югославии, то правильнее всего их назвать «националистическими». «Демократов», как таковых, в Сербии вообще нет, в смысле наших ковалевых, новодворских и прочих с их «общечеловеческими ценностями», «либерализмом» и «правами человека». Все партии сегодняшней Сербии исключительно националистические. Только левые и ультраправые выступают с позиции великосербского, панславянского национализма, а «умеренные» утверждают, что «маленькой Сербии» будет проще и уютнее, встроившись в «большую Европу». Это «европоцентричный» национализм. Вот и вся разница.

Оставлять у власти первых в центре Европы, да ещё в столь непредсказуемом варианте «реваншизма», да ещё с реверансами в сторону России Запад позволить себе не мог. И тогда свет божий была извлечена албанская карта.

…Тема того, как спецслужбы США и НАТО «разогревали» Косово ещё ждёт своего исследования. И сколько миллиардов долларов было потрачено на создание УЧК– армии косоваров мы ещё когда-то узнаем. Впрочем, уже сегодня известно, что треть афганского героина странным образом по воздуху (видимо с помощью джинов) переносится в Боснию и Косово и отсюда расползается по Европе, что сегодня именно албанцы стали главными наркоборонами Европы, как впрочем и торговцами оружием…

Собственно задача была предельно проста – любой ценой втянуть Югославию в войну. При этом, с определённого момента, даже повод уже перестал быть важным. НАТО предъявило сербам неслыханный ранее в международной дипломатии ультиматум – освободить о собственных вооружённых сил собственную провинцию и передать её под контроль иностранных войск.

Расчёт был прост – ни одно мало-мальски уважающее себя правительство на этот ультиматум не согласится. И расчёт оправдался – Югославия отклонила ультиматум.

И 24 марта 1999 — генеральный секретарь НАТО Солана отдал приказ командующему силами НАТО в Европе американскому генералу Уэсли Кларку начать войну против Югославии. Начались массированные бомбардировки Косово и Югославии.

Но главная война шла не в Косово, а в Белграде. Точнее в сербском обществе. Главное было «выбомбить» из сербов этот великосербский дух. Превратить их в маленьких послушных и управляемых карликов южной Европы. Именно поэтому главной целью натовской авиации очень скоро стали не военные объекты Югославии, не позиции ЮНА, а экономический потенциал Югославии. Заводы по производству детского питания, игрушек, холодильников, кухонной техники, электростанции питающие города и посёлки, электросети, водонасосные станции, станции аэрации, радио и телестанции.

Сербов демонстративно лишали всех привычных благ цивилизации, как бы подчёркивая то, что их исключают из семьи «цивилизованных народов». НАТО даже демонстративно не бомбила Черногорию уже тогда подчёркивая, что не рассматривает её как часть Югославии. Это была первая бомбо-психологическая война. Война в которой бомбы и ракеты должны были не убивать, а разрушать до основания чужую культуру и цивилизацию.

И в этой войне сербы проиграли. Милошевич дрогнул и запросил мира, мгновенно сведя на нет и обессмыслив все разрушения и лишения.

Не раз и не два я слышал потом от сербов слова; "Какой был смысл воевать с НАТО и так разрушать страну, если мы потом всё равно сдались?"

Мне нечего было ответить. Ведь и мне, как военному аналитику, была совершенно непонятна пассивность сербских генералов. Вместо того, что бы лишить НАТО инициативы и перенести боевые действия на сушу – атаковать натовцев, вставших вдоль границ с Сербией на территории бывших республик СФРЮ – Македонии, Словении, уничтожить натовские базы в Боснии, нанести максимальное поражение и потери, к которым так чувствительно НАТО, сербы просто отсиживались под бомбами в убежищах пассивно наблюдая два месяца как уничтожается их страна.

И вновь анализ этого странного паралича сербского военного руководства наводит на мысль, что даже под бомбами продолжались некие сепаратные переговоры через всякого рода посредников об условиях прекращения боевых действий и начала переговоров. И одним из таких условий безусловно являлась «пассивность» сербов и не перенос войны за национальную территорию…

Итоги войны стали катастрофой для "великосербского" блока.

Один только пример. Если даже в годы санкций средняя зарплата в Сербии составляла 800 — 1000 долларов, то после войны она едва дотягивала до 300. Для населения, ориентированного на Европу, привыкшего свободно передвигаться, выезжать в другие страны, такое падение стало шоком.

Правительство Милошевича было сметено.

И вот уже десять лет Югославия не может выйти из этого шока.

За эти годы она последовательно и безропотно прошла все стадии национального унижения. Поиск и выдачу Гаагскому трибуналу собственного президента и его умерщвление в тюрьме. Аресты и выдачу Гааге своих генералов. Одностороннее разоружение и полный вывод войск из Косова. Молчаливый приём сотен тысяч беженцев из Косова, разрушение и поругание косоварами сербских исторических и религиозных святынь. Полный распад Югославии – отделение Черногории.

И все эти годы у югославского руководства тлела и тлеет надежда, что, наконец, теперь, после очередной сдачи, и выполнения очередного западного ультиматума их может быть простят и примут в семью «цивилизованных европейских народов».

Скорее всего, завтра Югославия получит очередную пощёчину от ничего не забывшей и высокомерно презирающей её старой шлюхи Европы. У Сербии окончательно вырвут сердце – историческую святыню и колыбель сербской цивилизации Косово. И надо будет смириться, растереть позорную красноту по лицу. Смахнуть плевок головореза Хашима Тачи, который завтра станет национальным героем албанской истории и снова постучаться в заднюю (для лакеев) дверь Европы. Может быть, на этот раз она смилостивится к сербам…

Восемь лет назад я, заканчивая свой реквием по Сербии написал:

«…Очень скоро новые покровители потребуют от властей Сербии выдачи Милошевича и Караджича, Младича и Драгана и еще десятков и сотен сербов, которых НАТО хотело бы судить и бросить в тюрьмы за то, что они посмели с оружием в руках защищать свою землю. И вряд ли новые власти Югославии смогут отказать в этой просьбе.

Судьба Сербии уже определена новыми хозяевами мира. Маленькая балканская страна, экзотический курорт для итальянских, немецких и прочих туристов. Чуть левее Болгарии, если смотреть на карту. Дешевые отели, куча достопримечательностей, симпатичные недорогие проститутки. Два десятка строк в путеводителе по «новой Европе»…»

Кто бы знал, как иногда грустно чувствовать себя провидцем…

И здесь снова встаёт вопрос уроков Косова и «похожести» судеб Югославии и России.

Именно прецедент Косова должен нами быть пристально изучен и исследован, потому что «косовский вариант» является более чем актуальным для России.

В России сегодня заложен целый ряд «косовских мин». Чечня и Ингушетия могут быть в любой момент выбраны Западом на роль русского Косова со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В 1999 – 2000 году России разрешили «решить» чеченскую проблему потому, что в этот момент США готовились заняться куда более важной и глобальной задачей – переделом мира проектом «9/11». И такая «мелочь» как полумёртвая Россия, вцепившаяся в какую-то там Чечню мало кого заботила. Но это время прошло, и новая администрация США совершенно не собирается больше ничего спускать России. Оба основных кандидата требуют коренного пересмотра отношений с Россией и обуздания её имперских амбиций.

И можно не сомневаться, что Россию будут прессовать по всем возможным направлениям.

И здесь я бы хотел к уже к русским обрать слова сербского владыки Николая, произнесенные им еще в 1956 г.:

3
{"b":"112328","o":1}