ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Культура может быть воплощена в самых разных сферах человеческой деятельности. Но, во–первых, степень ее воплощения зависит от специфики той или иной сферы деятельности. А во–вторых, очень важно помнить о сходстве и различиях между окультуренностью и цивилизованностью. На уровне самопроявления культура в ряде отношений как бы совпадает с цивилизацией, культурность – с цивилизованностью. Действующие нормы морали, например, можно рассматривать и как феномен цивилизации, и как реализацию культуры, но ограниченную. И в то же время известно, что цивилизованные формы хозяйства, морали, права, политики могут быть бесчеловечными и, стало быть, противостоять культуре в ее сущности. Что же тогда означают выражения хозяйственная или экономическая культура, культура правовая, политическая культура? Они часто употребляются в общении, в прессе. Смыслы их обсуждаются теоретиками. Понимания, трактовки этих смыслов далеко не однозначны.

5.1. Культура в сфере хозяйства

Хозяйственная культура, культура экономическая чаще всего связывается с успешной организацией хозяйства, производства и потребления, эффективностью экономики. Так, Ю. А. Помпеев считает экономическую культуру совокупностью «социальных ценностей и норм, возникающих из нужд хозяйственной деятельности и оказывающих на нее решающее влияние».[178] И вслед за этим утверждает:

Формы и ценности собственно экономической культуры представляют собой наиболее успешные, обеспечивающие жизненные цели человеческой общности образцы мысли, хозяйственных действий и людских взаимоотношений.[179]

Это и так, и не совсем так. Успешность, эффективность хозяйственной деятельности необычайно важны. Вспомним, что слово «культура» первоначально означало именно возделывание почвы для успешного выращивания сельскохозяйственной продукции. И сами продукты, в том числе и зерновые – пшеница, ячмень, рожь, стали называть сельскохозяйственными культурами. Но, может быть, именно потому, что ведение хозяйства, производство продуктов, вещей было и остается первым условием сохранения и развития жизни людей, у хозяйства установились более непосредственные отношения не с изменявшейся, обогащавшейся культурой, а с тем, что именуют цивилизацией.

Ведь эффективность хозяйства, его успешность скорее связаны не с собственно культурностью, а с большей или меньшей степенью цивилизованности человека и общества, в том числе с социальной организацией, например, со «свободой хлебопашества» (Монтескье). И уж конечно, развитие техники, науки, технологий способствует успешности хозяйствования.

Что же касается культуры хозяйственной деятельности, то она должна воплощаться в характере и степени одухотворенности, облагороженности хозяйства, в том, воплощаются ли и в какой мере в этой деятельности ценности культуры – добро, красота, позитивная свобода и такие ценности, как честность, порядочность, справедливость, совестливость, и т. д. и т. п.

Сфера хозяйства, экономики – это сфера труда, производства, обмена произведенным, распределения, потребления производимого трудом, организации всего этого.

С. Н. Булгаков в своей докторской диссертации 1911 г. «Философия хозяйства» фиксировал: «Наше время понимает, чувствует, переживает мир как хозяйство, а мощь человечества как богатство преимущественно в экономическом смысле слова».[180] Булгаков увидел, что его эпоха «любит богатство – не деньги, но именно богатство – и верит в богатство, верит даже более, чем в человеческую личность».[181] Он понимал, что особое отношение к хозяйству исходно для человечества, что есть роковая зависимость человека от удовлетворения своих низших, животных или так называемых материальных потребностей. Без этого нет жизни. Булгаков смотрел на хозяйство как на выражение борьбы жизни и смерти.

К. Маркс раньше Булгакова увидел это и потому основополагающее значение в истории человечества придавал развитию производительных сил, производства, хозяйства, экономики в целом. И Маркс, и Булгаков видели, что хозяйство, хозяйственный труд (подневольный) зачастую обращены против человека, уродуют его человеческую сущность.

В чем–то идя от Маркса, в чем–то – от Шеллинга, Булгаков, понимая хозяйственный труд как подневольный, размышлял о труде как о культуре. Точнее, о культуре как результате труда, направленного на природу. И хозяйство он трактовал как творческую деятельность человека над природой. Человек, овладевая силами природы, творит из них, что хочет. Он создает свой новый мир, новые блага, новые знания, новую красоту – он творит культуру: «Мы живем под впечатлением нарастающей мощи хозяйства, открывающей безбрежные перспективы для «творчества культуры».[182] И вот в этом плане, по мнению Булгакова, хозяйство может рассматриваться как явление духовной жизни. Но действительно ли оно таково?

И до Булгакова (К. Маркс, С. Кьеркегор и др.), и сам Булгаков видели другую сторону развития хозяйства, производства и производственных отношений, следствием чего становилась враждебность человеку мира, им же создаваемого, чуждость, навязанность, не творческий характер труда. А к этому добавлялась несправедливость обмена товарами, распределения благ, вещных и духовных ценностей, создаваемых трудом людей, и – что особенно проявилось в ХХ в. – нарастание массового потребительства. Рост промышленности, мощь всего хозяйства, достигнутые за счет успехов цивилизации, не выражались в окультуренности хозяйственной активности.

Культура хозяйственная, экономическая реализуется тогда и настолько, когда и насколько труд может быть творчеством. Когда обмен товарами и распределение производимого происходят честно, справедливо. Когда в отношениях производителей между собой и с потребителями воплощены те же честность, справедливость, порядочность. Когда потребление одухотворено так, что вещи выступают для человека не столько в качестве товара, сколько в качестве ценностей. Последнее особенно существенно при потреблении духовных ценностей.

Конечно, культура хозяйства предполагает наличие условий для своей реализации, определенной степени цивилизованности жизни, внешних форм, в которых может воплощаться культура вообще. Например, хорошо оборудованных, оформленных производственных помещений, удобных и приятных для производителя, отработанных культурных форм отношений, скажем, между продавцами и покупателями.

За всем этим, большим и малым, кроется один вопрос, который С. Н. Булгаков считал основным для философии хозяйства: «Является ли хозяйство функцией человека или человек есть функция хозяйства?»[183] Это ведь и основной вопрос культуры хозяйства, экономической культуры. Если человек является функцией хозяйства, экономики, винтиком в хозяйственном механизме, то ни о какой культуре хозяйства говорить не приходится даже притом, что оно может быть более или менее цивилизованно.

Хозяйство настолько культурно, насколько оно способствует удовлетворению и развитию не только физических, но и духовных потребностей, реализации ценностей культуры, насколько и как хозяйство, экономика развернуты в сторону очеловечивания жизни, насколько формы человечности возможны в реальности хозяйственной деятельности, экономических отношений.

Поскольку человечество (и ни одно конкретное общество) не может обеспечить полной очеловеченности хозяйства, постольку хозяйственная деятельность всегда ограниченно окультурена, потому что действительные благородство, порядочность, деликатность, совестливость и т. д. в этой деятельности не могут выступать в их самоценности. Их проявления все же подчинены успеху, выгоде, эффективности, конкуренции (пусть даже не очень жесткой).

вернуться

178

Помпеев Ю. А. Основы экономической культуры. СПб., 1999. С. 7.

вернуться

179

Помпеев Ю. А. Основы экономической культуры. С. 11.

вернуться

180

Булгаков С. Н. Философия хозяйства// Собр. соч.:В2 т. М., 1993. Т. 1. С. 54.

вернуться

181

Там же.

вернуться

182

Булгаков С. Н. Философия хозяйства. С. 155.

вернуться

183

Булгаков С. Н. Философия хозяйства. С. 301.

55
{"b":"112492","o":1}