ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Люблю жадных до святых книг: сами не читают и другим не дают. Таких очень люблю!

— Вы меня очень радуете, когда неразумно откровенничаете.

— Люблю, когда выбалтывают, что сказал духовник на исповеди.

— Люблю по судам тягать, в страх загонять.

— По моему совету некоторые священники во всем, даже в деле Божием, подчиняются матушкам.

— Нравится мне, когда святыней не дорожат и небрежно с ней обращаются.

— Радуюсь, когда на могилах ставят памятники, а не кресты, когда вешают фотографии умерших, а не иконы.

— Люблю таких, которые подходят причащаться без крестов, не прочитав молитвенного правила, не простив обидчиков.

— Просто замечательно, когда священники на исповеди о помыслах почти не говорят, а в великих грехах, как пролитие Святых Тайн, не каются архиерею.

— Ненавижу священников, которые спасают и приводят к Богу.

— Вы что же, думаете, мне могут нравиться те, кто ради Бога пьёт один кипяток или заваренную траву, а не чай или кофе?

— Не люблю воду из святых источников, не люблю, когда на ней готовят обед и заваривают чай.

— Теперь любят делать добро так, чтобы о нём все знали. Никто не хочет на небе награду получить, только бы здесь, на земле.

— Люблю вещи, которые дарят со страстью с жадностью, с завистью.

— Люблю, когда священные книги истолковывают по-своему, не обращаясь к святым отцам.

— Особенно боюсь тех, кто непрестанной молитвой занимается.

— Не люблю осознающих своё недостоинство. Да кто сейчас такие чувства и мысли имеет?

— Очень тяжело мне покаяние подробное.

ОДЕРЖИМОСТЬ — БОЛЕЗНЬ ВЕКА

Всякий связывается узами своих грехов. Вяжет нас узами обольщение плоти, есть узы сребролюбия, пьянства, похоти, гордости. Есть и узы диавола, который связывает нас узами беззаконий, таковы узы блуда и прелюбодейства, узы вероломства, когда отвергаются Христа, узы неверности, когда изменяют и брату, узы жестокости, когда убивают подобного себе. Связанный этими узами склоняется так, что не может возвысить своей души, не может поднять взоры ума к небу, если Господь не простит ему грехи, не воздвигнет его даром Своего благословения.

Свт. Амвросий Медиоланский

Беснование — явление не новое в истории человечества. Из глубины веков дошли до нас свидетельства об одержимых. Немало примеров насилия бесовской силы над людьми содержится и в Писании. Это рассказ о бесноватом, которого злой дух, желая погубить, бросал то в огонь, то в воду; о женщине, восемнадцать лет находившейся в узах диавола (согбенной); о двух одержимых, живших в гробах (каменных пещерах) и разрывавших страшной бесовской силой цепи, которыми их пытались связать... Перед первым Пришествием Спасителя на землю беснование было распространено в ужасающих размерах — из-за отступления людей от Бога. И сейчас, накануне второго Пришествия, как и две тысячи лет назад, беснование разрастается наподобие эпидемии. Причина та же вновь люди отвернулись от Бога, забыли небо, забыли вечность.

Много лет назад попала мне в руки книга современного православного архиерея. В ней автор пытался привлечь внимание к очень тревожному факту умножению в людях страшной духовной болезни — одержимости. Тогда я не придал словам пастыря особого значения. Но прошли годы, и мысли архиерея все чаще и чаще всплывают в моей памяти. Ныне болезнь достигла поистине катастрофических масштабов, одержимость перестала быть редкостью даже среди священнослужителей и членов их семей.

Что же такое одержимость? Как проникает бес в человека? Приведу слова священника Родиона: “Демоны входят во внутренность человеческого тела всем газообразным существом своим, подобно тому, как входит в него воздух... Демон, войдя в человека, не смешивается с душою, но пребывает в теле, обладая насильственно душой и телом. Такие болезни исцеляются только силой Божией, путем изгнания духа злобы”. [6]5

Многие авторы делают различие между понятиями: одержимость — это, мол, подверженность человека какой-либо страсти, а беснование — когда духи злобы вселяются в человека за коснение в этих страстях. Я бы не стал проводить столь резкую черту. Вселение злого духа не всегда происходит ощутимо. Кроме того, бес зачастую проявляется не сразу, и формы его насилия могут быть разнообразны. “Есть вселение духов необнаруживаемое, скрытное; есть также власть духов над умами, помимо тела, когда они водят их, как хотят, через страсти, в них действующие; люди думают, что они все сами действуют, будучи посмешищем нечистых сил” — говорит свт. Феофан Затворник.

Явный признак одержимости, по словам одного опытного священника, — когда человек теряет разум. Часто через него тогда говорит — а то и лает, воет, шипит, ругается матом — нечистая сила. Сознание в этакие моменты чаще всего отключается, и несчастный даже не знает, что вытворяет “его” бес. В других случаях человек осознает себя во время припадков, слышит, как в нем кричит бес, но ничего поделать не может. У некоторых меняется не только голос, но меняются и глаза.

Но есть и множество разновидностей скрытого, неявного беснования. В чем проявляется оно в человеческой жизни? В отдалении от Бога и Церкви, в пьянстве, разврате, тяге к извращениям. Настоящая одержимость — там, где человек порабощён грехом.

Особенную власть бес имеет над неверующими, но и верующим может досаждать. Огромное количество людей и не подозревают, что одержимы бесом. Человек до поры до времени может думать, что у него всё в порядке, просто стал немного раздражительнее. А приходит в церковь — и вдруг начинает биться в припадке.

Одержимость часто выявляется, когда подходит человек к благодатным святым мощам, к чудотворным иконам, когда его кропят святой водой, помазуют освященным елеем, когда звучит на Божественной литургии Херувимская песнь, но особенно — во время чтения заклинательных молитв на изгнание злого духа.

Вот какой случай вселения беса зафиксирован в книге известного духовного писателя С. Нилуса: “Я задумался, — пишет Мотовилов, — как это может случиться, что православная христианка, приобщающаяся Пречистых и Животворящих Тайн Господних, и вдруг одержима бесом, и притом такое продолжительное время, как тридцать с лишним лет. И подумал я: вздор! этого быть не может! Посмотрел бы я, как бы посмел в меня вселиться бес, раз я часто прибегаю к Таинству Святого Причащения!” И в это самое мгновение страшное, холодное, зловонное облако окружило его и стало входить в его судорожно стиснутые уста.

Как ни бился несчастный Мотовилов, как ни старался защитить себя от льда и смрада вползающего в него облака, оно вошло в него всё, несмотря на все его нечеловеческие усилия. Руки были точно парализованы и не могли сотворить крестного знамения, застывшая от ужаса мысль не могла вспомнить спасительного имени Иисусова. Отвратительно-ужасное совершилось, и для Николая Александровича наступил период тягчайших мучений”. [7]6

Описанный случай, выразительный сам по себе, позволяет взглянуть на проблему ещё в одном ракурсе. А именно: оценить те изменения, которые произошли с нами за небольшой, в сущности, отрезок времени — примерно полтора столетия. Ещё в прошлом веке случаи одержимости были редкостью среди нашего народа, и что характерно — воспитанные в православных традициях, люди с большим сочувствием относились к таким больным, с искренним состраданием.

Сейчас все в корне изменилось: наша жизнь до краёв наполнена бездушием, злорадством и глумлением, особенно по отношению к подобным больным. И это при том, что духовно здорового человека у нас что называется днём с огнём не сыщешь. Одержимых сейчас сотни и тысячи, чаще всего — одержимых не одним бесом, а несколькими, не за какой-либо грех даже, а за сам образ жизни, глубоко порочный. А Мотовилов, “служка” преподобного Серафима Саровского понёс суровое наказание за однуединственную гордостную мысль...

вернуться

6

5 Священник Родион. Люди и демоны. Образы искушения современного человека падшими духами — Калуга, 1992, с. 165.

вернуться

7

6 С. Нилус. Великое в малом — М , 1992, с. 153.

4
{"b":"112773","o":1}