ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Французская рапсодия
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
Происхождение
Приватир
Любовь со второго взгляда
Брачный капкан для повесы
Дни прощаний
Принципы. Жизнь и работа
На грани острых ощущений

Он закрыл глаза. Когда он снова их открыл, они были полны боли. А потом его лицо стало жестким.

– Я не могу этого допустить. Ты останешься здесь до тех пор, пока не сможешь ответить на этот вопрос по-другому.

– Ты разлучишь меня с моими родными? Лахлан снова сжал ее локоть – очень крепко.

– Ты даже не представляешь себе, насколько решительно я могу действовать, чтобы тебя удержать, Эмма. Я сделаю это – и гораздо больше этого. Я сделаю все, что понадобится.

– Ты никогда не сможешь удержать меня здесь в плену! Почему-то эти слова задели его гораздо сильнее всего остального. Его тело напряглось, а глаза стали синими.

– Да, не смогу. Ты можешь уйти. Но у тебя нет машины. Ты не сможешь позвать кого-то, чтобы тебя отсюда забрали. Мы в сотне миль от ближайшего города, который населен почти исключительно членами клана, так что идти отсюда пешком не рекомендуется.

Уже у двери он снова обернулся.

– Я не смогу держать тебя здесь в плену. Но солнце может…

Глава 22

– Никс! – крикнула Эмма в трубку, когда тетка ответила на ее звонок.

– О, Эмма! Как дела? Тебе нравится в Шотландии? – спросила та рассеянно.

– Просто дай мне поговорить с Анникой.

– Ей нездоровится.

Эмма глубоко вздохнула и начала барабанить пальцами по столу в маленьком кабинете, который она нашла.

– Никс, это не игра. Не знаю, когда мне удастся снова позвонить, а мне обязательно надо с ней поговорить.

– Ей нездоровится.

– О чем ты говоришь? – спросила Эмма. – Она или здесь, или ее нет.

– Она сейчас ведет переговоры с призраками. Изумившись, Эмма плюхнулась в прохладное кожаное кресло.

– Зачем они нам понадобились?

Призраки были последней мерой, когда ковен оказывался в серьезной опасности. Цены на то, чтобы обойти поместье кругом, защитив его от посторонних своей призрачной силой, были просто заоблачными.

– На нас напали! – радостно сообщила Никс. – Вампиры Айво Безжалостного налетели на поместье и напали на нас. Не на меня, если говорить честно, потому что, понимаешь ли, меня никто даже не подумал ради этого разбудить, так что я очень обиделась. И, точнее, они были не совсем вампиры: один был демон-вампир. Я хочу отныне называть его демпиром, но Реджин из вредности настаивает, чтобы его именовали вемоном. Да – и потом стрела Люсии не попала в демпира, и, как я слышала, она рухнула камнем и завопила так, что в доме все лампы полопались. Но из темноты нам на помощь явился оборотень. Кажется, ему очень не понравилось, что Люсия кричит. Гм… Так что он вошел, и они с Реджин объединились и вместе сражались с вампирами. Только вот Айво и его демпиру удалось сбежать. Короче. Вампиры, валькирии и оборотни. О Боже! В общем, было весело.

Никс окончательно сбрендила. Демпиры? Люсия промахнулась? Реджин сражалась вместе с «псом»? Эмма заскрипела зубами.

– Скажи Аннике, что я у телефона.

– Постой, дай я закончу.

Эмма услышала стук клавиатуры и медленно спросила:

– Что ты делаешь за компьютером?

– Блокирую все электронные письма с твоих счетов и со всех других, которые идут из Великобритании и Шотландии.

– Никс, зачем ты это делаешь? – вскрикнула Эмма. – Почему ты хочешь меня тут оставить?

– Потому что тебе совершенно не хочется, чтобы Анника сейчас за тобой приезжала.

– Нет! Нет, хочется!

– Значит, глава нашего ковена должна ехать за тобой, когда мы в осаде, Мист и Даниэла исчезли, а Люсия страдает от боли и напугана своим звероподобным поклонником? Если ты скажешь мне, что опасаешься за свою жизнь, – то да, возможно. А в противном случае просто становись в очередь.

– Я вам нужна! Никс, может, ты мне и не поверишь, но у меня проявились дикие способности. Я могу сражаться. Я победила женщину-оборотня!

– Это чудесно, лапочка, но я больше не могу с тобой говорить, иначе эта хитрая ди-пи-эс, которую Анника установила на телефоне, сможет определить, откуда ты звонишь.

– Никс, ей надо знать, где…

– Где ты? Эмма, я прекрасно знаю, где ты. Я ведь недаром сумасшедшая.

– Постой! – Эмма стиснула трубку обеими руками. – А ты… ты когда-нибудь видишь во сне чьи-то воспоминания?

– О чем ты говоришь?

– Тебе никогда не снились события, которые происходили в прошлом с кем-то другим, – события, о которых ты ничего не могла знать?

– Из прошлого? Конечно, нет, лапочка. Это же просто безумие!

* * *

Лахлан вернулся к себе в кабинет, растирая лоб и тяжело наступая на здоровую ногу. Искалеченная нога просто убивала его, а после накала страстей с Эммой и горького разочарования в конце он испытывал невыразимую усталость.

Бау уже вернулся к своему виски.

– И как все прошло?

– Плохо. Теперь она считает меня лжецом. Наверное, из-за того, что я ей лгал. – Он рухнул в кресло и принялся растирать больную ногу. – Мне надо было рассказать ей новости уже потом.

В ответ на вопросительный взгляд Бау он пояснил:

– Вначале мне пришлось убеждать ее в том, что она мне не подруга. Посмеялся над этой идеей, чтобы ее убедить. И конечно, она это мне изобразила в лицах.

– Выглядишь отвратительно.

– И чувствую себя не лучше.

Лахлану мучительно трудно было рассказывать Бау про огонь. Хотя он говорил очень мало, одно только возвращение к этим воспоминаниям его терзало. А это было до того, как он увидел, что его подругу бьет по лицу и душит другой оборотень.

– Хочешь узнать дополнительные плохие новости?

– А почему бы и нет?

– Мой разговор с Касс тоже прошел неудачно. Она приняла новость не так хорошо, как мы могли надеяться. Достаточно плохо уже то, что она не получит тебя, а то, что ее побила вампирша, оказалось для нее невыносимым.

– Это меня совершенно не волнует.

– Она заявила, что старейшин это наверняка встревожит. Она напомнила, что женщины вампиров обычно бесплодны…

– У нас не будет малышей. И лично я этому рад. Что еще?

Он действительно был рад, что Эмма не сможет иметь детей. Поразительно для мужчины, который мечтал о детях почти с той же силой, что и о подруге, – но это было так.

После того как он двенадцать столетий ее искал, он был не готов делить ее с кем-то еще.

Бау поднял брови.

– Да. Видишь красную кнопочку на этом телефоне? Это значит, что кто-то сейчас разговаривает. Я только что проходил мимо Харманна, а у Касс должен быть сотовый. Похоже, что твоя королева звонит домой.

Лахлан пожал плечами.

– Она не сможет рассказать им, как добраться сюда. Она оставалась без сознания до самых ворот замка.

– Если они проговорят достаточно долго, ей это и не понадобится. Лахлан, сейчас они смогут определить, откуда был сделан звонок. Спутники в небе над нами и все такое прочее.

Лахлан шумно вздохнул и мысленно добавил «спутники» в свой список проблем, которых он совершенно не понимает и с которыми надо будет разобраться позже. Ему представлялось, что спутники нужны для телевидения, а не для телефонов.

Бау добавил:

– Все зависит от того, насколько у них хорошая техника. Но им может понадобиться меньше трех минут… – В это мгновение индикатор погас. – Отлично, она повесила трубку… – Лампочка загорелась снова. – Она опять звонит. Право, тебе следовало бы ее остановить.

Индикатор зажегся еще раз, погас, и так повторилось еще несколько раз. Лахлан и Бау молча наблюдали за происходящим.

– Не имеет значения, – заявил наконец Лахлан. – Я не стану запрещать ей разговаривать с родными.

– Они налетят на замок как саранча.

– Если они смогут его найти и преодолеть нашу охрану, тогда мне надо будет придумать что-то, что бы их умиротворила. Разве они не одержимы блестящими штучками? Тогда достаточно будет одной-двух побрякушек. Бау выгнул брови:

– Расскажешь мне, что у тебя получится.

Лахлан нахмурился и, хромая, отошел к окну. Через секунду он увидел Эмму, которая изящно скользила по газону.

37
{"b":"114921","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эпоха Ренессанса
Склероз, рассеянный по жизни
Авиатор
Бесконечность + 1
Иногда я лгу
Мар. Червивое сердце
Marilyn Manson: долгий, трудный путь из ада