ЛитМир - Электронная Библиотека

– Майк, ради Бога! – выдохнула Джули, заметив машину, мчавшуюся им навстречу.

Но муж, казалось, не замечал опасности. Когда они промчались мимо не уступавшего дорогу фургона, стрелка спидометра указывала на отметку 80.

Мчавшаяся им навстречу машина резко вильнула, избегая столкновения со «сьеррой». Окрестности огласились визгом тормозов и воем клаксона. Встречную машину занесло, и казалось, что она вот-вот перевернется, но водителю все же удалось вырулить обратно на дорогу.

Майк Клейтон по-прежнему жал на газ. Мимо промелькнул дорожный указатель: «Хинкстон – 25 миль».

Джули взглянула на часы – десять сорок семь. Она прикинула: в лучшем случае они доберутся до дома минут через двадцать. Если, конечно, ничего не помешает…

Сглотнув слюну, она посмотрела на мужа, крепко вцепившегося в руль.

Она тоже начала сомневаться, успеют ли они вовремя добраться до Хинкстона.

Она молилась о том, чтобы они успели.

Глава 16

– Кто она, Джон?

Стоя в дверном проеме, Сью потрясла письмом. Хэкет нахмурился. Он совершенно ничего не понимал. Подойдя к кровати, Сью посмотрела на него сверху вниз. Ее глаза были полны гнева и боли.

Постепенно до него начало доходить.

– "Полагаю, вам было бы небезынтересно узнать о моих отношениях с вашим мужем Джоном", – прочла она строчку из письма.

Хэкет глубоко вздохнул. Он собрался было что-то сказать, но тотчас сообразил, что никакие слова тут не помогут.

– "Меня не волнует, что вы подумаете обо мне, – продолжала цитировать Сью, – но считаю, что вы имеете право знать о том, что было между нами".

– Сью…

Жена перебила его.

– "Я не люблю, когда меня используют", – читала она, уткнувшись в листок. Наконец, дочитав до конца, подняла глаза: – Кто она?

Он понимал: лгать бесполезно. Что ж, по крайней мере, хоть частично облегчит совесть…

– Ее зовут Никки Ривз, – произнес он. – Она работает в школе секретаршей.

Вот он и сказал… Обратной дороги нет.

– У тебя была с ней связь? – Вопрос ее прозвучал скорее как утверждение. – И сколько это продолжалось?

– Три месяца.

Она присела на край кровати, спиной к мужу, словно вид его вызывал у нее отвращение.

– А теперь у вас все кончено? – неожиданно спросила Сью.

– Ты мне не поверишь, если я отвечу…

– Теперь у вас все кончено?

– Да. Я покончил с этим несколько дней назад.

Она взглянула на него с горькой усмешкой на губах.

– Значит, все эти твои школьные собрания ты проводил с ней. – Глаза ее вдруг сузились. – Ты никогда не приводил ее сюда, нет?

– Нет, никогда.

– И где же происходили ваши встречи, Джон? – В ее тоне промелькнуло что-то вроде любопытства. – На заднем сиденье машины? В пустой классной комнате?

– Сью, ради Бога… Ну к чему эта грязь… В ее квартире…

– Ах, в квартире… Очень удобно. В квартире ведь и ванная имеется.

Последнее замечание его особенно задело.

– Сколько ей лет?

– Двадцать два. Ну какое это имеет значение?

– Я полагала, что учителя развлекаются с шестиклассницами-нимфоманками. Но ты всегда был оригиналом, не правда ли, Джон? Почему ты выбрал такую молодую? Для самоутверждения на пороге тридцатилетия?

– Сью, это смешно…

– Смешно? А завести интрижку со школьной секретаршей – это не смешно?

– Сью, не надо меня отчитывать, – сказал он, сморщившись. – Знаю, что поступал дурно. И раскаиваюсь… Если тебе от этого станет легче, сообщу, что чувствую себя довольно гнусно.

– Нет, не легче, – огрызнулась Сью.

Какое-то время оба молчали. Потом Сью вновь заговорила:

– Но почему, Джон? Ты можешь мне сказать?

Он пожал плечами.

– Не знаю. Действительно не знаю. Любое объяснение звучало бы бессмысленно… – Он глубоко вздохнул. – Я не могу это объяснить…

– Не можешь или не хочешь? – спросила она, пристально глядя ему в глаза.

– Я сказал, что не могу, – ответил он уже с легким раздражением. – Я прекрасно понимаю: я виноват. Но это произошло как-то само собой…

– Такие вещи сами собой не происходят, – возразила Сью. – Скажи, что тебя в ней привлекало? Красота? Фигура? Она хороша в постели? Ну давай же, рассказывай, я так любопытна…

Он молча покачал головой.

– Джон, ну скажи, – настаивала Сью, – она красивая?

– Да, – кивнул он.

– И хороша в постели?

– Сью, ну пожалуйста…

– Хороша? Мне просто интересно, я же сказала… Она хороша в постели?

Он вымученно улыбнулся.

– Чего ты хочешь? Чтобы я оценил ее по десятибалльной шкале?

– Просто ответь – хороша ли она в постели?! – завизжала Сью.

– Да, – тихо выдохнул он. – Наши отношения строились исключительно на физиологии. Никаких чувств я к ней не испытывал. Я всегда любил только тебя, Сью.

– Предполагается, что я должна быть тебе за это благодарна? Сейчас ты мне заявишь, что я должна тебя понять. Что ж, возможно, я тебя пойму. Ты только объясни… что заставило тебя связаться с ней?

– С тех пор как заболел твой отец…

– Оставь в покое моего отца, ты, подонок!..

– Дай мне договорить, – повысил голос Хэкет. – Так вот, когда он заболел, ты с головой ушла в заботы о нем. Ты отдалилась от меня. Возможно, я почувствовал себя заброшенным… Понимаю: звучит не слишком убедительно, но все же…

– Ой, Джон, прости меня! – усмехнулась Сью. – Конечно, я совсем забыла о тебе, я уделяла тебе недостаточно внимания. Словом, это моя вина, что ты завел себе любовницу.

– Сью, я этого не говорил…

– Ты сказал, что я отдалилась от тебя. Вот ты и нашел себе шлюшонку, чтобы ее трахать. – Она выплевывала слова прямо ему в лицо.

– Она не шлюха.

– Ах, ты ее защищаешь? Говоришь, кроме постели, между вами ничего не было? Если уж тебе так необходим был секс, мог бы воспользоваться услугами проститутки, за деньги. Прости меня, пожалуйста, Джон, что я забивала свою голову разными пустяками. Поделился бы со мной своими проблемами; возможно, я и уделяла бы тебе несколько ночей в неделю.

– Сью, не болтай глупости.

– А ты чего хотел?! – закричала Сью. – Разумной беседы? В день похорон дочери узнать, что мой муж завел любовницу…

Она внезапно замолчала. Глаза ее сверкнули. Хэкет почти физически ощущал, как оформляется в ее мозгу эта ужасная мысль. Наконец она заговорила:

– Ты был с ней в тот вечер, когда убили Лизу? Да?

Он молчал.

– Да? – прошипела Сью.

Он кивнул.

– Я думаю об этом постоянно, – прошептал Хэкет. – Возможно, находись я дома, ничего бы не случилось. Представляешь, каково мне, Сью?

– Мне наплевать на твои чувства, – отрезала она. – Ты убил нашу дочь.

– Не говори так! – воскликнул он.

– Не ты занес над ней нож, но ты так же виновен в ее смерти, как и убийца. Наша дочь умерла из-за твоих гнусных похождений.

В следующую секунду она бросилась на него, точно дикая кошка. Внезапность нападения застала Хэкета врасплох: ногти вонзились в его щеку, раздирая ее в кровь. Хэкет попытался перехватить ее руку. В конце концов ему это удалось: он крепко сжал локоть и одновременно кисть другой руки. Сью отчаянно вырывалась, словно прикосновение его рук вызывало у нее отвращение и ужас.

– Убирайся! – кричала она, сверкая глазами. – Не прикасайся ко мне!

Он отпустил ее. Она стремительно вскочила с кровати. Хэкет сделал шаг в ее сторону, но она тотчас же выбросила вперед руку.

– Не подходи ко мне, мерзавец! – зашипела она. – Не смей ко мне прикасаться!

Хэкет медлил. Он знал: что бы он ни сделал, что бы ни сказал – ничто не поможет. Оба застыли, стоя друг против друга, – точно персонажи фильма в остановившемся кадре. Наконец Хэкет отступил, как бы признавая свое поражение.

– Сью, прошу тебя, не кричи на меня. Ведь мы нужны друг другу.

– Неужели? – Она едва не расхохоталась. – Зачем тебе я? Ты можешь наведываться к своей потаскухе. – Пристально взглянув на него, она вышла из спальни.

13
{"b":"11675","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Выключи работу, включи жизнь
Ария для богов
Призрак в зеркале
Женщина, я не танцую
Весь мир Фрэнка Ли
Дневник памяти
Я беременна, что делать?
Ласточки и Амазонки
50 изобретений, которые создали современную экономику