ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кот ушел, а улыбка осталась
Чертоги разума. Убей в себе идиота!
Метро 2035: Крыша мира. Карфаген
21 урок для XXI века
Как умеет женщина. Viksi666
После того как ты ушел
Порог
Наше время не пришло
Готовим вместе Новый год

– "Поскорее поправляйся", – проговорила она шепотом, не отрывая взгляда от сморщенного, высохшего тела своего отца. Горькая улыбка тронула его губы. Тому, у кого рак легких, уже не суждено «поскорее поправиться». Он обречен.

По щекам ее катились слезы.

Каждый вечер она видела отца, сидела у его кровати… И каждый вечер обещала себе не плакать, но вид беспомощно лежавшего отца вновь и вновь вызывал у нее слезы. Присев на край кровати, Сью вынула из сумочки носовой платок, вытерла глаза. До боли в челюстях стиснув зубы, она высморкалась, тяжко вздохнула… Сколько же это может продолжаться? Сколько еще ночей ожидания ей предстоит? Временами, особенно последние недели две, она едва ли не молила Бога о ниспослании ему смерти. В конце концов, закончились бы его страдания… Правда, после того как ее посещали подобные мысли, она места себе не находила от стыда. Что может вообще быть ценнее жизни?.. Жить с болью все же лучше, чем не жить совсем.

Она хотела бы знать, приходили ли подобные мысли в голову ее отцу.

Коснувшись исхудалой руки, лежавшей поверх одеяла, Сью вновь поразилась ее хрупкости: казалось, нажми чуть посильнее – и рука сломается. Слезы, навернулись ей на глаза. Сью знала, что одна навещает отца. Так было и раньше, когда он жил в своей квартире в Камдене еще до того, как болезнь свалила его с ног.

У Сью была сестра годом старше, жившая в сорока милях от Лондона. Но в больнице сестра появилась лишь несколько раз, да и то в самом начале, когда дела его обстояли не так уж плохо. Сью не винила сестру, зная, что та едва ли могла приезжать чаще. Да Сью уже и привыкла к ежевечерним посещениям больницы. Конечно, она приходила сюда из любви к отцу, но еще и потому, что помнила, как он боготворил ее в детстве. По-прежнему оставаясь его «малюткой», она обязана была навещать его.

Опять шмыгнув носом, Сью снова коснулась руки отца. От руки веяло ледяным холодом. Словно лежавшее на койке тело уже впитало в себя весь холод смерти.

Сью вспомнила смерть матери – та умерла совсем иначе. Девять лет назад с ней случился удар. Эта мгновенная смерть надолго выбила их всех из колеи, но сейчас, сидя подле умиравшего отца, Сью подумала, что ее матери, возможно, повезло. Хотя она, конечно, понимала, что слово «повезло» не самое подходящее в подобных обстоятельствах. Смерть приносит боль и страдания, под какой бы личиной она ни приходила. После того как умерла ее мать, Сью познала ужасную необратимость смерти, равно как и пустоту, поселившуюся в сердцах оставшихся жить. Она видела, как разрушительно подействовала на отца кончина матери. Квартира, где они прожили три десятка лет, превратилась для него в тюрьму, заполненную тенями прошлого и болью воспоминаний.

Сью нежно погладила щеку отца, вновь коснулась его хрупкой, почти невесомой руки. Она просидела в палате еще около часа. Наконец, взглянув на часы, увидела, что время визита подходит к концу, и тотчас услыхала доносившиеся из коридора голоса и шаги удалявшихся посетителей. Она медленно поднялась, еще раз поправила одеяло, подоткнув его со всех сторон. Потом, наклонившись над кроватью, поцеловала отца в лоб.

– Спокойной ночи, папа, – прошептала она. – До завтра.

Не оборачиваясь, Сью подошла к двери и бесшумно выскользнула из палаты.

Глава 7

Заправляя рубашку в джинсы, он услышал шум льющейся воды, доносившийся из ванной. Сквозь приоткрытую дверь различил за перегородкой из матового стекла силуэт Никки, принимавшей душ.

Хэкет застегнул пуговицы рубашки, надел кроссовки и, усевшись на край кровати, принялся завязывать шнурки. Услышав, что шум воды прекратился, он поднял глаза. Спустя мгновение появилась Никки, на теле которой поблескивали мелкие капельки. Хэкет невольно залюбовался ею, пока она не завернулась в полотенце. Приблизившись к нему, Никки нежно поцеловала его в губы. Вода с ее мокрых волос закапала ему на рубашку. Затем, скинув с плеч полотенце, она принялась вытираться насухо. Сидя на краю кровати, он молча наблюдал за ней.

Взгляд его был прикован к золотой цепочке с опаловым кулоном, висевшим у нее на груди. Один из его подарков. Хочешь иметь любовную связь, выдерживай стиль, мысленно напомнил он себе. Покупай безделушки. Делай вид, что заботишься. Хэкет едва не рассмеялся своим мыслям. Надо же – заботиться!..

Он понятия не имел, что значит заботиться о ком-то. Будь ему ведомо подобное чувство, он сидел бы сейчас дома, а не в квартире любовницы.

Впрочем, самобичевание это оказалось не столь болезненным, как он предполагал. Глубоко вздохнув, Хэкет наклонился и коснулся рукой ее ноги.

– Тебе уже пора? – спросила Никки.

Хэкет кивнул.

– Сью скоро вернется из больницы. Лучше поторопиться!

– Она не поинтересуется, почему ты так долго отсутствовал?

– Я сказал ей, что задерживаюсь на собрании.

– Она что, так тебе верит или настолько наивна? – В тоне Никки проскользнули нотки сарказма.

– Тебе действительно хочется это знать? Мне казалось, ты ничего не хочешь слышать о моей жене, – несколько раздраженно заметил Хэкет.

– Не хочу. Ты сам заговорил о ней. – Закончив вытираться, Никки потянулась за халатом. Накинув его, занялась волосами. – Ты думаешь о ней, когда мы вместе?

Хэкет нахмурился.

– Что это? Вечер вопросов и ответов? – Он машинально завернул рукава рубашки, обнажая мускулистые руки.

Они молча смотрели друг на друга. Наконец, смягчившись, она сказала:

– Послушай, Джон, я не хотела показаться стервой.

– Но у тебя это здорово получилось, – огрызнулся он.

– Ты нужен мне. Я не желаю ничего знать ни о твоей жене, ни о твоей семье. Прости, если я такая бессердечная. Ты добровольно лег со мной в постель, как без принуждения пошла на это и я. Если тебя что-то мучает, если ты чувствуешь себя виноватым, тебе, возможно, не стоит сюда приходить.

– А ты хочешь, чтобы я приходил?

Она прильнула к нему, поцеловала.

– Конечно, хочу. Я всегда хочу тебя, когда бы ты ни пришел. Но не такая уж я дура. И прекрасно понимаю, что нашим отношениям когда-нибудь придет конец. Я же не прошу, чтобы ты бросил ради меня жену, а просто хочу получать удовольствие, пока это возможно. По-твоему, это нехорошо?

Хэкет с улыбкой покачал головой. Поднявшись с кровати, он заключил ее в объятия и прижался ртом к ее губам, проталкивая язык между ее зубов. Страстно ответив на его поцелуй, она прижалась к нему грудью. Когда они наконец разъединились, она дышала глубоко, прерывисто. В глазах ее стоял немой вопрос.

– Чего ты хочешь, Джон? Что я значу для тебя? Может, я для тебя девочка, с которой можно при желании перепихнуться? Приключение на стороне? – Ее ирландский акцент усилился, как бывало всегда, когда она сердилась.

– Ты для меня гораздо больше, чем приключение на стороне, – проговорил Хэкет. – Господи, терпеть не могу это выражение.

– А кем ты меня считаешь? Любовницей? Очень респектабельно, не правда ли? А может, я твоя возлюбленная?

– Возлюбленная – это шлюха, которой не платят, – без обиняков высказался Хэкет. – И вообще, ты слишком много задаешь вопросов. – Он нежно погладил ее шею.

Ухватив его за палец, она поднесла его к губам и поцеловала.

– Ты тратишь на меня деньги, – сказала Никки, коснувшись рукой кулона. – Не делай мне больно, Джон, это все, о чем я прошу.

Он нахмурился.

– Я никогда этого не сделаю. Почему ты так говоришь?

– Потому что мне страшно. Мне кажется, меня куда-то затягивает, засасывает, я все чаще думаю о тебе. Ты можешь ранить меня, даже не заметив этого.

– Но Никки… Я так же рискую, как и ты. И у меня есть что терять. Если я позволю себе влюбиться в тебя, я потеряю… – Фраза повисла в воздухе.

– Жену и дочь, – продолжила она ее.

– Да, жену, дочь… и закладную на имущество, – сказал он, криво усмехнувшись.

– Короче, мы оставляем все как есть, – подытожила она, притягивая его к себе. – Я же говорила, что хочу тебя, когда бы ты ни пришел. Просто мне следует вести себя немного осторожней. – Она поцеловала его.

6
{"b":"11675","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Демонический рубеж (Эгида-7)
Счастливые неудачники
Напряжение. Коронный разряд
Обречены воевать
Норма
Пациент особой клиники
Счастливая лиса Джунипер
Кентийский принц
Опознание. Записки адвоката