ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мораль сей поучительной истории о пьянстве животных такова. Губит, губит и губит змий зеленый не только людей, но и живность всякую. Конечно, первый пьяница — человек, здесь нет ему равных, да и научный прогресс на его стороне. Но и животные, как видим, не отстают, соображают по мере сил, как им бражку изготовить. Может, звери пьют «горькую», как и люди, чтобы… «сообразить», кто они такие, неужели ведут свою родословную от безмозглого червяка? В этот момент они глупеют и в самом деле превращаются ненадолго в червяка (хорошо хоть ненадолго). Наверное, они хотят проверить, могли ли их предки быть такими, какие они сейчас…

ЗВЕРИ ТОЖЕ ПЛАЧУТ

Всем животным свойственно грустить, переживать, радоваться жизни, ликовать, впадать в меланхолию, негодовать, благородно возмущаться, хитрить, завидовать и строить козни. Недаром молва народная называет лису хитрой, зайца трусливым, волка жестоким, оленя благородным, осла упрямым, медведя простодушным, ворону глупой, а воробья беспечным. Нет, нет — грозят пальчиком ортодоксальные ученые, у зверей имеются только условные рефлексы и инстинкты и ничего более, а главное, никаких душевных переживаний. Звери — это живые машины, в чей наследственный код заложена определенная программа поведения. Если изменить этот код, то машины будут действовать иначе. Если изменятся окружающие условия существования зверей, то начнет изменяться и генетический код. Нам кажется, что животные переживают. Мы перекладываем свои человеческие взаимоотношения на животный мир. К примеру, рассуждают ортодоксы, наблюдая постройки бобровых плотин, нам кажется, что бобры как инженеры все рассчитали. Что они учитывали законы гидростатики, сопротивления материалов, метеоусловия и годичные колебания уровня воды. Еще пример: птицы разных видов при строительстве гнезд рассуждают, как население диких районов Африки и Южной Америки, которое строит хижины на деревьях или травяные шалашики на земле. Но это лишь так нам кажется, что птицы думают, как люди. То же самое касается верности, привязанности и любви у животных. На самом деле всего этого нет и быть не может в животном царстве… Ортодоксы непримиримы.

Но как же тогда быть с птицами, которые, радостно щебеча, начинают разбрасывать свой корм. Что это как не радость от солнца, весны и хорошего настроения. Не очень-то вяжется их поведение с представлением о них, как о вечно клюющих что-то машинах, которые и летают-то с одной целью, чтобы свысока высмотреть себе обед. Напротив, птицам нравится летать, и делают они это с большим удовольствием! Желание разглядеть в прекрасной песне соловья только проявление полового инстинкта обижает не только соловья, но и людей, завороженно слушающих соловьиные трели. Может быть, и людей только половой инстинкт заставляет слушать эти песни? Тогда мы значительно упрощаем человеческое существо. У зверей мимические мышцы «лица» либо отсутствуют, либо развиты не в той мере, как у нас. На их милых мордашках мы не можем с легкостью прочесть гамму эмоций и переживаний, какие привыкли читать на лицах друг друга. Но это не дает нам право считать животных бесчувственными чурбанами, которыми, как компьютером, управляют вложенные естественным отбором программы. Дельфинам нравится детский смех. Обезьяна пугается, если показать ей майского жука. Хамелеон краснеет, но не от стыда, а от гнева. Среди тараканов есть лентяи, а есть усердные. Многие звери плачут и смеются почти как люди. Последствия от печальных переживаний и нахлынувшей тоски многократно документально фиксировались у кошек, собак, свиней, лошадей, морских котиков, тюленей, акул, черепах, мышей, крыс, змей и лягушек. Когда в одном из зоопарков у самки шимпанзе умер детеныш, то ее пришлось выводить из стресса с помощью микстур для чувствительных барышень. Аналогичные микстуры, используемые людьми, помогали для приведения в чувство, других животных. Всем животным присуща такая эмоция, как радость жизни. Если мы отрицаем радость жизни у животных, то мы неизбежно должны отрицать ее у себя самих.

Как только дикие коровы понурой поступью, однообразно и скучно переступают границы «игровой площадки», они мгновенно преображаются. Телята, да и взрослые скачут с воплями восторга, катаются по земле, брыкаются, бодаются. Все это, учитывая комплекцию коров, выглядит уморительно.

Дикие животные любят и умеют играть. Любимое развлечение у животных — это игра в мяч. С мячом любят играть обезьяны, кошки, волки, свиньи, зайцы, выдры. Когда его нет, ему придумывают замену. Землеройки скатывают комок из сухих листьев и перьев и играют с ним. Каланы перебрасывают в воде комок водорослей. Тюлени используют гладкие камни. Дельфины, как мячом, играют морскими черепахами, пасуя их друг другу. Попугаи скатывают комки из земли. Пеликаны играют круглыми камнями. Одни вороны и сороки на лету выпускают из клюва свернутые бумажки, другие, летя ниже, стремятся их подхватить. Многие рыбы не прочь порезвиться с комком, скатанным из тины и водорослей. Очень странная и своеобразная привычка. Вероятно, предки животных были знакомы с такой распространенной среди людей игрой, как футбол.

Но из всех игр, пожалуй, самая любимая — это катание с горок. Выдры в подходящем месте расчищают берег от коряг и камней. Затем раскатывают глинистый склон, предварительно смочив его. Когда скользкая дорожка готова, выдры друг за дружкой на брюхе съезжают с горки. При этом они очень довольны и могут заниматься этим часами. Зимой у выдр есть другое развлечение — катание с ледяных горок. В желании поразвлечься они не одиноки. Песцы тоже предпочитают съезжать с запорошенных снегом склонов. Со снежных горок друг за другом любят кататься серны, делают они это так же, как и выдры, — подогнув ноги-полозья под брюхо. Барсы предпочитают съезжать с горок на спине, в последний момент спуска переворачиваясь и прыгая одновременно на все четыре лапы. Белые медведи и морские львы, съехав с мокрой скалы, плюхаются прямо в воду. Большие любительницы горок обезьяны. Они съезжают по наклоненным или голым стволам деревьев не хуже школьников, съезжающих вниз по перилам. Даже дикобразы, хоть и покрыты колючками, с удовольствием съезжают с отполированного иголками склона горки. Конечно, понятно, от кого унаследовали стремление кататься с горок звери.

Ещё одно распространённое занятие в зверином царстве-государстве — это потанцевать, пройтись или, на худой конец, хотя бы постоять на двух ногах. От кого же могли заимствовать столь странную привычку животные, как не от прямоходящего человека? Звери стремятся встать на две задние ноги, если считают, что это приличествует случаю. Козлы серн перед козами встают на дыбы и проделывают сложные па. Самцы антилоп топи и импала тоже не прочь покрутиться на задних конечностях перед самочками. Зайцы и кролики гоголем расхаживают перед своими нареченными, а нередко и танцуют перед ними. Быки, красуясь перед самками, пытаются с победным ревом, отчаянно мотая головой, подняться на две задние ноги и как можно дольше удержаться в этом положении. Наши домашние кошки и собаки, когда хотят угодить своему хозяину, встают на задние лапы и делают это так, словно хотят посмотреть в его глаза, как равный равному. Медведь, завидев человека, может встать на задние лапы и пойти на него. Словно хочет, чтоб тот наконец признал в нем товарища. Птицы, устраивая брачные танцы, танцуют, поднимая то одну ногу, то другую, при этом отчаянно хлопая крыльями, мотая головой. Ну совсем как это делают ребята и девчонки на дискотеке. Не может быть, чтобы люди научились танцевать у птиц!

Сколь разнообразен язык животных, знают сами животные и еще те немногие из людей, которым дарована свыше способность понимать и говорить на их языке. Эти «переводчики» рассказывают удивительные вещи о том, что больная лошадь жалуется — ей мешает неправильно закрепленная подкова. Корова сердится, что у нее отняли теленка, и делает специально все наоборот. Собака прячет хозяйские вещи, чтобы преподнести их ему на день рождения, так как косточка его не интересует. Кошка пытается стянуть сосиску не потому, что голодна, а потому что ей хочется поиграть с хозяйкой. Попугай норовит вылететь в открытое окно, так как ему хочется возглавить стаю воробьев, которые будут поражены его оперением и тут же выберут в лидеры. Ворона считает высшей доблестью для себя дернуть кошку за хвост. У волка есть принципы, он скорее умрет, чем нарушит кодекс волчьей чести. Он не может оборотиться во время гона и загрызть преследующую его собаку, даже если это пудель или болонка.

105
{"b":"118224","o":1}