ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ЖИВАЯ ПИРАМИДА

КТО САМЫЙ ПРИСПОСОБЛЕННЫЙ?

Уютно расположившись у телевизора и гладя пристроившуюся у нашего бока кошку, мы можем думать, что она могла бы быть на месте наших предков. Но почему мы никогда не задумывались над тем, что перед нами, может быть, не любимая кошка, а деградировавший человек?

Иногда домашние животные с какой-то невыразимой скорбью и тоской смотрят в наши глаза, быть может, они хотят открыть нам великую тайну своего происхождения?

Из научной литературы мы можем почерпнуть сведения о времени появления на Земле первых растений, первых насекомых, первых рыб, первых птиц, первых земноводных, первых млекопитающих, но среди многих «первых» нет первого человека. Почему же это так? Почему человек удостоился столь жалкой участи возникнуть позже всех, и из кого — из обезьяны?!

Идея лестницы-существ высказывалась многими мыслителями задолго до Дарвина. Человечество с давних пор знало, каким образом появилась жизнь на Земле: откуда возникли различные животные и растения и каким образом появился на Земле первый человек. Системную классификацию всех живых существ содержат в себе древнеиндийские и шумерские научные трактаты. У американских индейцев до сих пор живо представление об иерархическом положении животных и человека по отношению к Богу. Сохранились и более древние традиции, оставленные нам в наследство атлантами, гиперборейцами и представителями других, еще более древних цивилизаций. Сведения об этом имеются в распоряжении ученых. Многие научные трактаты содержат в себе массу фактического материала о появлении человека на Земле с точной временной датировкой. Религиозные деятели говорят: «Вся история жизни человека с момента его появления на Земле — это история изменения и утраты его биологического тела, но одновременно и история восхождения и возрастания Духа человеческого». Древнеиндийские Веды, египетские папирусы и древнегреческие мыслители: Пифагор, Сократ, Платон, жившие более 2 тыс. лет назад, повествуют о зарождении и этапах изменения жизни на Земле. Так, ученик Платона Аристотель в своем сочинении «История животных» разделил всех животных на девять групп по степени сложности организации их телесных оболочек. Более высокую телесную организацию на Земле представляет человек с присущими ему более совершенными, чем у более низших существ, функциями ума. Ниже расположена организация животных, чьи тела обладают свойствами движения и выраженным чувствованием. Самыми низшими формами Аристотель считал растения, которые проявляют функции питания и размножения. В 1775 г. шведский ученый К. Линней, обобщив многие существовавшие до него трактаты, показывает деление животных и растений на виды, роды, отряды и классы. Другой ученый, швейцарец Ш. Боне в своем сочинении «Созерцание природы», оставаясь на позиции постоянства видов и создания их Богом, показывает лестницу природы. В нее Боне традиционно включает человека, животных, растения, микроорганизмы, органические и неорганические вещества, затем первичные элементы и всю неживую природу.

Сходство в строении одинаковых органов у человека и различных животных (сравнительная анатомия) послужило основанием для оформления теории единого плана творения, имеющего единого Творца (Ж. Сент-Илер, И. В. Гете, Ж. Кюве, К. фон Бэр). Таким образом, еще задолго до Дарвина имелась научно обоснованная теория происхождения человека и всего живого на Земле от единого первообразца — Бога.

В позднейшей истории развития биологии мы сталкиваемся с двумя основными подходами в рассмотрении изменений, происходящих в мире живого.

Первый был сформулирован Ж. Б. Ламарком в книге «Философия зоологии» (1809). Он гласит, что животное изменяет свое тело по «внутренней потребности», приспосабливаясь к изменениям, происходящим в окружающей среде. Телесные изменения, которые происходят в результате упражнения или не упражнения тех или иных органов, имеют тенденцию передаваться по наследству и закрепляться у нового поколения.

Другой подход, сформулированный Ч. Дарвином, утверждает, что в мире живого происходит постоянная борьба за существование. Дарвин предполагал, что количество животных имеет тенденцию увеличиваться в геометрической прогрессии. На самом деле количество особей в пределах вида остается неизменным. Поэтому идет борьба за существование. Выжившие особи наделены большей способностью к изменению, которую они передают по наследству. В результате благоприятные признаки с течением времени накапливаются и изменяют телесную морфологию животных. Этот взгляд был опубликован в книге «Происхождение видов» (1859).

Эти два подхода сходятся в утверждении, что в мире живого идут определенные изменения, но расходятся в выявлении причин, приводящих к этому. Но самый важный аспект проблемы каким-то странным образом выпадает из поля зрения ученых. Ведь далеко не очевидно, что нарастают изменения в сторону прогресса!

Так в какую же сторону идут изменения: в сторону приобретения признаков или в сторону их утраты? Какой процесс идет на Земле: эволюции или инволюции?

ОТ КОГО УБЕГАЮТ ЗВЕРИ?

Для животных и человека типично избегание трудностей. Вряд ли найдется на Земле живое существо, которое все время ищет себе лиха. Тем не менее борьба в природе присутствует постоянно. Одной из причин этой борьбы, как справедливо указывал Дарвин, является перепроизводство потомства. Проблема выживания общая для всего живого, так как «лакомых кусков» на всех не хватает. Выживают лишь те потомки, кто наделен преимуществами и более приспособлен к среде обитания. По Дарвину, это животные — носители неких улучшенных качеств — «сверхкачеств», которые позволяют захватывать новые жизненные пространства и оставлять после себя большое количество жизнеспособного потомства; другая, менее способная часть потомков обречена на вымирание.

В природе дело обстоит иначе: хорошо организованные животные, отстаивая свое право на экологическую нишу, приспосабливаются лучше остальных. В результате они остаются «в своей тарелке» и становятся настоящими «специалистами своего дела». У хорошо обживших свою среду животных постепенно отпадает необходимость дальнейших изменений — надо лишь поддерживать форму. Длительное обитание в одних и тех же условиях делает из них «узких специалистов». Иначе говоря, сама среда приспосабливает их организмы под себя. Между телом и средой в этих случаях устанавливается равновесие, когда отпадает необходимость дальнейших изменений. В одинаковых условиях вид живого может сохраняться десятки и даже сотни миллионов лет. Простой пример: головоногие моллюски-кораблики, дожившие до наших дней и за 500 млн. лет ничуть не изменившиеся!

Менее организованные животные вынуждены искать себе место под солнцем, чтобы не погибнуть как вид, хотя и это случалось нередко. Когда пригодные для жизни места уже заняты, «неудачникам» не остается ничего другого, как, отказавшись от кое-каких черт своего совершенного строения, переходить, переползать или перелетать в другую, чуждую им, среду обитания, получая как минимум два результата: потерю совершенства и возможность новых приспособлений, дающих шанс выжить. Из этого можно заключить, что миграциям и поиску новых условий обитания подвержены не «развитые» виды, а «недоразвитые», что противоречит утверждению Дарвина.

Поражения в борьбе за существование заставляют животных искать все новые географические и экологические ниши и являются причиной дальнейшего видообразования. Неудачи в борьбе приводят к значительному увеличению потомства — этим вид страхует себя от вымирания. Чем ниже уровень организации, тем больше отпрысков — таков закон природы!

107
{"b":"118224","o":1}