ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Часть IV

ПРОШЛОЕ, КОТОРОЕ БУДЕТ

ПОЛЁТЫ ВО СНЕ И НАЯВУ

Когда мы летаем во сне, то особенно не удивляемся, как это нам удается. Это происходит как бы само собой. Однако найдется совсем немного людей, которые, увидев летящего по воздуху человека, не удивятся. Такое бывает только в сказках, скажут многие, не поверив собственным глазам. И в подкрепление своих слов они могут процитировать А. Пушкина: «Там в облаках перед народом через леса, через моря колдун несет богатыря». Но, несмотря на расхожее мнение, полеты наяву не такая уж невероятная вещь.

Существует немало источников, в основном древних и духовного содержания, в которых описываются полеты или парение человека в воздухе без каких бы то ни было вспомогательных средств. Так, в XVII веке Иосиф Копертинский после вступления во францисканский орден часто поднимался и оставался висящим в воздухе. Поскольку такие явления, когда они происходили публично, вызывали волнения и смущали общину, Иосифу в течение 35 лет не разрешали посещать клирос, и для него была приготовлена отдельная часовня. В XIX веке зафиксировано по крайней мере сто случаев подъема Даниэля Дунгласа Хоума над землей в присутствии большого числа людей. К примеру, как-то раз Хоум, как полагают, в трансе, вышел из одного окна и влетел в другое на высоте 21 м над землей.

Описания летающих людей не вызывают ассоциаций с полетом птиц или бабочек. Руки людей не превращаются в крылья, обрастая перьями. Не появляется у летающих людей и складок кожи, натянутых между конечностями и телом, как у летучих мышей. Старинное руководство по черной магии содержит 101 способ, как приготовить свое тело к полету и взлететь вопреки всем законам физики. Ведьмам рекомендовано использовать для этого особые втирания и помело, а оборотням рекомендуется совершать манипуляции с ножом или кинжалом. Наиболее приемлемым для полетов временем считается ночь, когда все люди и птицы спят. Не исключено, что, добросовестно следуя этим инструкциям, можно посетить знаменитую Лысую гору во время полной луны и встретить там своих единомышленников.

Христианство всегда подозрительно относилось к летающим людям. Особенным недоверием к ним отличалась инквизиция.

Несмотря на то что Христос ходил по воде, «яко по суху», желающих последовать его примеру ждали большие неприятности. Знаменитая формула средневековой инквизиции: «По неутоплении — сжечь» — говорит сама за себя. «Испытания водой» носили массовый характер. Подозреваемого в колдовстве и ереси раздевали, связывали крестообразно: большой палец правой руки к большому пальцу левой ноги, и наоборот. Затем на длинной веревке, конец которой удерживали, бросали в воду. Если человек начинал тонуть, то все подозрения снимались. Но вина считалась доказанной, если он плавал на поверхности. Тогда его ждал костер! По утверждению «экспериментаторов», некоторые обвиняемые умудрялись плавать по полчаса, вовсе не погружаясь в воду, словно пробка. Другим излюбленным приемом инквизиции являлось взвешивание. На огромные весы ставили человека. Если вес его был менее 50 кг, то одно это являлось доказательством причастности его к дьявольскому цеху. Таких тоже ждал костер. Некоторые же, по свидетельству «следствия», умудрялись весить всего несколько килограммов, а то и вообще ничего не весить. Как такое может сотворить сам человек без помощи научения дьявола, у инквизиторов не умещалось в голове.

Психиатрическая практика, перенявшая много методов инквизиции, также подметила немало интересного за своими питомцами. Немецкий психиатр Ю. Кернер с ноября 1826 г. по май 1829 г. наблюдал пациентку Фредерику Гоффе. «Когда ее усаживали в ванную, руки, ноги, туловище тотчас всплывали на поверхность воды. Санитары, ухаживающие за пациенткой, употребляли все усилия, чтобы удерживать тело под водой, но никогда не могли этого добиться». Французский психиатр П. Рише пишет об удивительной болезни Елизаветы Дельвинь. Когда у нее случался приступ, как думали, каталепсии, ее тело настолько облегчалось, что его можно было поднять словно перышко. Известный русский психиатр П. И. Ковалевский констатировал у эпилептиков во время приступа падение веса тела до 13 кг.

То, что можно регулировать вес своего тела усилием воли, продемонстрировали не так давно несколько мастеров старинного китайского оздоровительного и лечебного метода чигонг-о. Так, Хой Шуйинг может варьировать вес своего тела, то прибавляя к нему, то отнимая от него несколько десятков килограммов. Точные весы показали заинтересованным исследователям данного феномена, что дело обстоит именно так. В другом опыте Хой настолько утяжелил вес своего тела, что его не смогли сдвинуть с места шесть человек, несмотря на все свои старания. Когда Хой затем сошел с места, то оказалось, что во время опыта его ноги по щиколотку погрузились в твердую землю. Шестнадцатилетняя дочь Хоя — Сун — умеет стоять на двух куриных яйцах. При этом держа в обеих руках по десятикилограммовому ведру воды. Еще два мастера — муж и жена, взяв в руки по одному концу длинной шелковой ленты, натянули ее. И по ней прошла туда и обратно, как эквилибрист по канату, их семилетняя дочь. В следующем «номере» отец устроил для своей дочери настоящее испытание. Он удерживал в руке острый меч все то время, пока на его лезвии, балансируя, стояла босыми ногами девочка. Однако мастера чигонг-о не спешат делиться с исследователями секретом того, как им удается делать подобные чудеса. Они уклончиво отвечают, что причина в тренировках, желании и традициях, воспринятых от родителей.

Французская путешественница А. Давид-Неэль в своей книге «Мистики и маги Тибета» (1929) рассказала о своих встречах на горных дорогах с лунгомпами. Так называют в Тибете скороходов, которые могут безостановочно совершать переходы на несколько сотен километров, двигаясь равномерным, но очень быстрым шагом. Во время своего путешествия лунгомпа не отвлекается ни на что окружающее, повторяет про себя молитву и идет днем и ночью, в зной и дождь, ни на миг не прерывая своего ритмичного движения. В правой руке у него обычно зажат ритуальный кинжал «пурба», которым он при каждом шаге слегка взмахивает, занося вперед правую руку, словно бы на тросточку, лунгомпа опирается на него. При этом кажется, что монах при каждом шаге ненадолго воспаряет в воздухе и двигается скачками, как упругий мяч. Движения его тела напоминают движения какого-то работающего механизма. Идущий лунгомпа хранит молчание, ни о чем не думает и лишь сосредоточен на конечной цели своего пути. Ноги монаха сами находят место, куда можно ступить среди нагромождения камней (ведь асфальтовых дорог в Тибете нет), рассудок его в этом не принимает участия. Удивительно легкой поступью, словно его тело лишено тяжести, монах не уставая проходит весь путь от начала до конца. При этом дыхание его ритмично и легко. Монаху совершенно не нужно лишнего кислорода, который необходим нам, когда мы совершаем тяжелую работу, быстро бежим или идем. По всей видимости, расход энергии при невероятно быстром перемещении минимален. Может быть, разгадка этого феномена коренится в поверье, что идущего скорохода нельзя останавливать, иначе он, отвлекшись от цели своего путешествия, может погибнуть. Иначе говоря, существование феномена зависит от особого умонастроения. В Тибете Давид-Неэль неоднократно встречала странных голых людей, обвешанных тяжелыми цепями, старающихся избегать встречи с чужаками. Эти люди достигли совершенства в быстроте своего перемещения. Поэтому чтобы не взлететь, специально утяжеляют себя с помощью железа, но даже в таком виде перемещаются быстрее лани. Многие жители Тибета, не будучи лунгомпами и специально не обучаясь искусству скорохождения в высокогорных монастырях, спонтанно осваивают необычный способ перемещения. Давид-Неэль описывает одну крестьянку, которая помимо своей воли периодически впадает в состояние транса и совершает длительные путешествия. В период дождей переходит бурные реки, мчится по лесам и горам, и всякий раз ноги приводят её в дом её родителей.

121
{"b":"118224","o":1}