ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Путешественники ещё в XIX веке описывали свои частые встречи в лесах и саваннах Африки со стадами слонов, насчитывавшими сотни голов. Встреча с таким большим слоновьим стадом сегодня невозможна. В Африке и Индии их считают поштучно. А всему виной слоновая кость — бивни, ценящиеся почти на вес золота. Браконьеры, как и в начале века, продолжают отстреливать слонов (правда, не в столь огромных количествах, как раньше, когда саванны были завалены разлагающимися слоновьими трупами), выламывают бивни, а огромные трупы бросают на поживу гиенам и грифам. Слоны, как обезьяны, еще издали отличают человека с ружьем от безоружного и за километр обходят его. Они прекрасно осведомлены, что человек с ружьем пришел за их зубами. Во многих заповедниках слонов усыпляют и отпиливают им бивни, чтобы предотвратить дальнейший отстрел. Но слонам, лишенным бивней, и жизнь не мила, они становятся раздражительны и агрессивны, начинают мстить человеку, лишившему их своего достояния и гордости. Поговаривают, что многие слоны, предчувствуя наступающую смерть, а живут они до 50 лет, уходят умирать невесть куда, так что охотники за бивнями не могут их найти. Делают они это специально, зная о человеческой страсти к своим зубам, чтобы люди не тревожили и не оскверняли их бренные останки. Утверждают, что перед смертью в чащобе леса, где его никто не видит, особенно люди, слон встает на задние ноги и бесшумно танцует, поднимая то одну, то другую ногу. Вероятно, он исполняет какой-то древний танец, который танцевали его далёкие предки…

МОРСКИЕ ЛЮДИ

Древнегреческие легенды рассказывают: как-то самого бога вина Диониса похитили кровожадные пираты и стали требовать от него выкуп, угрожая расправой. Никакие увещевания образумиться, сопровождаемые обильными возлияниями и разнообразными кушаньями, не могли задобрить непреклонных пиратов. Дионис, хоть и был нрава миролюбивого, но не стерпел дальнейшего издевательства над собственной персоной и решил сурово наказать обидчиков. По его приказу вино превратилось в виноградную лозу, а виноградная лоза стала расти, пока не обвила весь корабль, мачту и паруса. Объятые ужасом пираты были вынуждены искать спасение в морской воде. Здесь-то и настигла их суровая кара: по велению Диониса их тела превратились в тела дельфинов. Оттого и по сей день, встречая любой корабль, дельфины сопровождают его, высматривая, нет ли на нем Диониса, с тем чтобы он превратил их обратно в людей.

Биологи говорят, что многие животные, попав в ту или иную среду обитания, начинают к ней активно приспосабливаться. Причем приспособления эти настолько меняют первоначальный облик зверя, что в нем непросто признать черты его прародителей. На головах появляются диковинные рога и выросты, а пальцы утолщаются, срастаются и преобразуются в копыто.

Антропологический детектив. Боги, люди, обезьяны... - i_081.jpg

Морской народ.

Дельфины — статья особая. В их телах, как и в телах всех китообразных, к которым они относятся, обнаружено укороченное плечо, локоть, кисть, пальцы с когтями, которые и представляют из себя дельфинью, или китовую ласту. Этим находки в китовых телах не ограничиваются. Чуть пониже пупка найдены остатки таза и нижних конечностей. Дельфины и киты, чтобы подышать, всплывают на поверхность — у них есть легкие, как и у всех наземных четвероногих. Детёныш развивается в матке и рождается полностью приспособленным к жизни. Детеныш дельфина питается материнским молоком, которое в 8 раз жирнее, чем у коров. Дельфины и киты теплокровные, но кожа у них голая, не покрытая волосами. Для того чтобы им не замерзнуть в океане, под кожей находится толстый слой жира. Головной мозг у дельфинов больше человеческого, в его коре в два раза больше извилин. У китов мозг весит 9 кг.

Существует версия, что предками зубатых китов, к которым относятся и дельфины, и предками усатых китов, которые «выцеживают» из воды свой питательный рацион с помощью китового уса, были разные звери. Но поскольку костей непосредственных предков не найдено, мы можем думать, что предки китов были очень большие люди, вполне возможно, что разные. Именно у великанов могут быть такие гигантские, хоть и морские потомки. Не раз и не два предки водных животных покидали сушу. И они не просто купались. Переселению в океан человекоподобных существ могли способствовать и их приверженность водной стихии, и геологические катастрофы — всемирные наводнения. Точно мы не знаем. Об этом нам смогли бы рассказать дельфины, если мы, конечно, научимся понимать их язык.

«А ты знаешь, что дельфины разговаривают? — Знаю. Не знаю, только о чем. — О Морях и капитанах, о торговых караванах; где какая рыба… и почём». Эта веселая песенка была отзвуком настоящей бури, разразившейся в середине 60-х гг. Героем этой бури стал американский нейрофизиолог Д. Лилли. Его книгой «Человек и дельфин» зачитывался весь мир. Он обнаружил удивительную вещь: дельфины способны разговаривать! Из этого следовало, что они морские люди, которых так долго искали люди сухопутные. Впору было воскликнуть: «Вот вы какие, братья по разуму!» Так начался дельфиний бум. В разных странах создавались лаборатории по изучению дельфиньего языка. Д. Лилли удалось убедить военных, что дельфины — это второй разумный вид на Земле. Военные ведомства США решили «скинуться» на проведение полномасштабных исследований. В 1968 г. «речью» дельфинов занялись и в СССР.

По мнению Лилли, весь накопленный опыт передается дельфинами от поколения к поколению точно так же, как это происходит у людей: через длинные народные сказания, передаваемые изустно от одного поколения другому, которое их, в свою очередь, запоминало и передавало дальше. До Лилли считалось, что имитировать человеческую речь умеют только попугаи. Даже для обезьян это оказалось непосильной задачей. Шимпанзе десять лет обучали произношению слова «чашка». Дельфины с этой задачей легко справлялись. Посаженные в бассейны, они с невероятной легкостью передразнивали шипение змей, пение птиц, кудахтанье кур, кваканье лягушек, лай и вой собак, мяуканье кошек, ржание лошадей, блеяние овец, мычание коров, все звуки, издаваемые обезьянами, и человеческую речь! Причем могли выдать это все вместе одно за другим и делали это постоянно, когда видели, что людям это нравится. В США, в Мэриленд-ском океанариуме, трех дельфинов выучили высовываться из воды и петь куплеты низкими голосами. Номер назывался «Гимн Мэриленда». У нас тоже было что и кого показать: дельфины плясали в воде и пели песни из репертуаров детских садов. На них были надеты платьица и штанишки, а на голове красовались панамки.

Лилли, однако, перещеголял всех. Он заявил, что за два месяца выучит дельфинов английскому языку. Он не вылезал из дельфинария, постоянно разговаривая со своими питомцами. Ему уже стало казаться, что он понимает их речь, а они его. Но надо было делать выбор, на каком языке вести разговор: на английском или на дельфиньем. Лилли не смог овладеть ситуацией и повести дельфинов за собой, он стал говорить на дельфиньем языке и попал в психиатрическую лечебницу. С карьерой и репутацией серьезного нейрофизиолога было покончено. Кстати, это произошло не без помощи научного сообщества, которое, с самого начала невзлюбив выскочку, не признало результаты его опытов. Восторжествовал холодный скепсис. Во всем случившемся обвинили прессу, падкую до сенсаций. Постепенно бум стих, а о языке дельфинов постарались забыть, как о скомпрометировавшей себя затее. Лаборатории перепрофилировали, а материалы исследований сдали в архив. Но с этим, как выяснилось позже, поспешили… Дельфины действительно разговаривали и разговаривают по сей день. Язык, недоступный человеческому сознанию, существует! И кто знает, захотят ли когда-нибудь дельфины раскрыть нам его тайну?

По утверждению биологов, всю жизнь проработавших с дельфинами, дельфины «перемывают косточки» рабочим и дрессировщикам, в своих разговорах употребляя их имена. Причем обсуждают их достоинства и недостатки тогда, когда уверены, что их не слышат посторонние уши и нет звукозаписывающей аппаратуры, — как правило, происходит это по ночам. У дельфинов бывают споры и размеренные диспуты, иногда они так перевозбудятся разговорами, что эмоции у них начинают хлестать через край. А ведь во время разговоров люди и животные обмениваются символами — всего лишь. Значит, у дельфинов, как у людей, развито абстрактное мышление, которое лишь в зачатке есть у обезьян.

90
{"b":"118224","o":1}