ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Майра

ПРОВИНЦИАЛЫ

MAYRA

Уже в холле первого этажа 126-го корпуса Криминальной Полиции Галактики Полонский понял, что дело серьёзно. Шеф этого отдела с прозаической фамилией Баранников и романтическим прозвищем Торквемада, едва завидев детектива, бросился к нему с распростёртыми объятиями и радостным воплем:

– Виктор! Ну наконец-то!

На эту сцену глазело не меньше сорока человек, и лица их выражали крайнюю степень изумления, как если бы Юпитер вдруг сошёл со своей орбиты от попадания мелкого метеорита. Полонский представил, как завтра с ним примется здороваться за руку весь комиссариат, и лоб его покрылся испариной.

Едва пережив это потрясение, он поднялся на девятнадцатый этаж и, войдя в нужную комнату, наткнулся на взгляд Алекса Папалексиса, полный пронзительной, неземной тоски. Воздух в комнате пах грозой и был плотен, так что детектив внезапно почувствовал себя рыбой, брошенной вместо родной водной стихии в кисель.

– А, это ты! – в голосе Алекса не слышалось торквемадовского радушия. – Слава Богу, не мне одному это бремя!

И Папалексис указал подбородком куда-то в угол. Бремя присутствовало там в образе длинного чернявого юнца лет двадцати с неспокойным собачьим взглядом и в стоящей коробом новенькой форменной куртке. Ужасным паренёк не выглядел, хотя что-то в нём насторожило Полонского. Была в его глазах какая-то отчаянность…

– Стажёр? – добродушно спросил детектив.

Юнец в ответ кивнул, протолкнув в горле какой-то комок, а Алекс мрачно хмыкнул и взгромоздил ноги на пластиковый стол.

Комнатный компьютер тут же выбросил из стены гибкое щупальце с губкой на конце и после недолгой борьбы ноги Папалексиса, а за ними и следы их пребывания, были срочно удалены с идеально чистой пластиковой поверхности. Алекс посмотрел на агрессора обиженно, но унижаться до разборок с компьютером не стал, и щупальце торжествующе удалилось.

– Так зачем вы меня вызвали? – спросил Полонский, усаживаясь в кресло, уже, наверное, с минуту нетерпеливо пихавшее его под коленки. – И что у вас вообще тут за бардак? Торквемада меня чуть в объятиях не задушил, с чего – я так и не понял.

Алекс развернулся в своём кресле и обвёл театральным жестом всех присутствующих, включая себя.

– Мы – группа поиска. Отправляемся сегодня вечером. На Пелестон. Корабль называется "Ричард 111". Надо полагать, есть и 1-й, и 2-й, но к нам они отношения не имеют.

– И кого мы должны найти?

– Угадай. Ладно, не томись, скажу. Гин-Гроана собственной персоной. Когда Торквемада выдал такое вчера на совещании, у меня лицо было – вот как у этого сейчас.

Полонский проследил за взглядом Алекса. Стажёр и впрямь был хорош: нижняя челюсть отвисла, а из широко открытых глаз испарился всякий смысл, оставив после себя лишь отражение находящейся в комнате мебели. Полонский с трудом оторвался от этого зрелища.

– Ближайшую задачу я понял. Теперь давай всё по порядку.

И Папалексис начал рассказывать всё по порядку.

Гин-Гроан был главой легальной наркомафии в секторе, который контролировали Торквемада и К. На массе планет наркотики играли большую роль в культурной, медицинской и культовой сфере, их распространяли совершенно открыто, соответственно действующим на этих планетах законам. Круг таких планет был, хоть и ограничен, всё же достаточно широк, и Гин-Гроан с его приспешниками не бедствовали. С недавних пор поползли слухи о каких-то тёмных делишках легальной наркомафии: о тайных лабораториях, в которых проводились какие-то противозаконные опыты, о новых, ранее неизвестных видах наркотиков, применение и распространение которых никем не контролировалось, о варварских экспериментах над разумными существами… Твёрдых доказательств этому не было, а соперников у Гин-Гроана хватало, поэтому, встречаясь с Торквемадой, он жаловался, что все слухи – результат зловредной деятельности тех, кто не прочь урвать кусок от чужого пирога. Торквемада сочувственно кивал, одновременно прикидывая в уме, где в его секторе удобнее всего спрятать от полиции секретную лабораторию. Так оно всё и тянулось до вчерашнего дня.

И вдруг вчера к Торквемаде явилась делегация в составе восьми гуманоидов, заявивших, что они из группировки Гин-Гроана, готовы во всём покаяться и представить доказательства собственной преступной деятельности – с одним-единственным условием: чтобы самого Гин-Гроана срочно нашли и обезвредили. Потому что, оказывается, Гин-Гроан удрал от своих сообщников, не взяв ни валюты, ни драгоценностей, хотя и того, и другого у них – море, зато прихватив некие компьютерные коды. Что это за коды, добровольно сдавшиеся на милость Торквемады преступники внятно объяснить не могут, удалось только выяснить, что связаны они с какими-то испытаниями, тайно проводившимися на трёх планетах: Роксане, Тинтагеле и Арионе. Не то компьютерные вирусы, не то массовое зомбирование населения – так сказать, спектр предположений может быть чрезвычайно широк. Похищены эти коды могут быть по двум причинам: либо с целью шантажа бывших приспешников – чтобы, так сказать, зря не беспокоили домогательствами, либо… Либо Гин-Гроан – свихнувшийся маньяк, собирающийся завершить испытания самолично. Что из этого выйдет – никому не известно.

– Значит, его приятели прибежали в полицию, чтобы обезопасить себя от шантажа? – изумился Полонский. – Вот уж не думал, что Торквемада на это согласится!

– А куда он денется! – хмыкнул Алекс. – Наркодельцы – его вечная головная боль, и ясно почему: если они зарываются, вышестоящее полицейское начальство бьёт по голове кого? Торквемаду, конечно!

– А зачем мы летим на Пелестон? – робко пискнул забытый в углу стажёр.

Папалексис смерил его недовольным взглядом. Мысль о том, что комиссар Баранников, он же Торквемада, тоже иногда получает по голове, всегда втайне грела его сердце.

– Единой компьютерной сети в Галактике, как известно, пока не существует, – ответил он тоном ментора. – И если нашему приятелю Гин-Гроану захочется напакостить на какой-либо из трёх подвергшихся испытаниям планет, он должен быть где-то поблизости. Ближайшая к Тинтагелю населённая планета – Пелестон. Торквемада настаивает, чтобы бандит был взят живым, но если что…

– Понятно, – сказал стажёр таким тоном, что Алекс и Полонский воззрились на него обеспокоено.

– Что именно тебе понятно? – спросил Алекс с подозрением.

– А какое нам оружие дадут? – вызывающе ответил стажёр вопросом на вопрос. – От этого и зависит, что понятно.

– Тебе я бы даже палки в руки не дал, – признался Папалексис. – Но придётся выдать плазменный пистолет. Только предупреждаю: вынешь его хоть раз в людном месте – дальше будешь действовать исключительно голыми руками. Всё ясно?

– Угу.

– Номер группы, позывные и прочая информация – в моём компьютере. Бери – и марш собираться в дорогу. Встречаемся здесь в восемнадцать сорок. Опоздавшим придётся объясняться лично с Торквемадой.

Когда наконец за стажёром закрылась дверь комнаты, Полонский спросил:

– Как его зовут-то? Ты нас даже не представил…

Алекс отмахнулся.

– Витька он, как и ты. Не до церемоний тут. Вчера только из полицейского колледжа прислали, а он уже успел кличку заработать – Террорист. В лазерном тире сверхогнеупорное чучело ухитрился искромсать, Торквемаде пришлось платить. Я такие выражения слышал только раз в жизни – когда контрабандистов на Фелизее брал.

– А родом он откуда?

– Шут его знает. В его деле записано, но я не запомнил. Где-то у чёрта на куличках.

– Ну, я тоже не столичная штучка.

Алекс вальяжно раскинулся в кресле.

– Да, я и забыл, что ты у нас провинциал…

– А ты – нет?

– Я родился на Нептуне! – ответил Папалексис с достоинством. Так, наверное, его далёкий предок извещал всю тогдашнюю Ойкумену, что он – уроженец свободных Афин.

1
{"b":"118971","o":1}