ЛитМир - Электронная Библиотека

Ким Харрисон

Демон вне закона

Часть первая

Глава 1.

Парню, который знает:

чем больше вещей меняется,

тем оно фантастичнее.

Я склонилась над стеклянным прилавком, украдкой косясь на цену шикарных жезлов из красного дерева, хранящихся в стеклянных воздухонепроницаемых витринах, словно стерильные скальпели. Концы шарфа закрывали мне обзор, и я подоткнула их под свой короткий кожаный жакет. У меня не было никакого повода смотреть на палочки. У меня не было таких денег и, что гораздо важнее, сегодня я совершала покупки не для дела, а для удовольствия.

— Рэйчел? — крикнула моя мама через полмагазина, улыбаясь и перебирая пальцами пакетики с сушеными травами. — Как насчет Дороти? Будь Дженкс волосатым, он мог бы быть Тото.

— Да не в жизнь! — возмутился Дженкс, и я вздрогнула, когда пикси оттолкнулся от моего плеча, где он сидел, укутавшись в теплый шарф. Рассыпанная им золотая пыльца на некоторое время прочертила солнечный луч над прилавком — и этот луч украсил серый осенний вечер.

— Я не собираюсь тратить Хеллоуин на то, чтобы раздавать леденцы, как собака! И никакой вам Венди или там Тинкиных колокольчиков! Я буду пиратом! — Его крылья замерли, поскольку он опустился на прилавок рядом со стендом низкосортных кругляшков из красного дерева, предназначенных для амулетов. — Распределять костюмы — глупо.

Обычно я согласилась бы, но сейчас просто тихонько отошла от прилавка.

Моих доходов никогда не хватало на палочку. К тому же, в моей профессии универсальность — ключевое качество, а палочки годятся только для одного заклятья.

— Я буду исполнять главную женскую роль в вампирском фильме, — сказала я маме. — В том, где охотник на вампиров влюбляется в вампа.

— Ты будешь играть охотника? — спросила она.

Краснея, я сдернула со стойки с косметическими средствами неактивированный амулет для увеличения груди. Я достаточно хиппи, чтобы сойти за ту актрису, которую я собиралась изображать, но моя грудь вряд ли может сравниться с ее специально увеличенным бюстом. И, должно быть, очень сильно увеличенным — потому что женщины с от природы большой грудью не бегают, как она.

— Нет, вампира, — смущенно ответила я.

Айви, моя соседка, должна была быть охотником. Да, я согласна, распределение костюмов глупо, но я знаю Айви, и мы не будем это обсуждать, когда придем на вечеринку. Вот так, и точка. Хеллоуин — это единственное время, когда заклинание двойников законно, и внутреземельцы вместе с самой смелой частью человечества использовали это по полной.

Мамино лицо стало серьезным, потом прояснилось.

— О, такая брюнетка, да? Одета как блядь? Боже мой, я не знаю, шьет ли моя машинка кожу!

— Мама! — запротестовала я, хотя знала, что лексикон у нее своеобразный, а чувство такта отсутствует. Если что-то приходит в ее голову, то тут же оказывается на языке. Я посмотрела на менеджера магазина, стоявшую рядом с ней, но та достаточно хорошо знала мою мать и не беспокоилась. Вид дамы в элегантных слаксах и свитере из ангоры, сквернословящей как пьяный боцман, иногда некоторых людей отпугивал. Кроме того, костюм у меня уже был готов.

Хмурясь, мама перебирала амулеты для изменения цвета волос.

— Подойди сюда, моя сладкая. Посмотрим, есть ли у них что-нибудь, что подойдет для твоих кудряшек. Честно говоря, Рэйчел, ты всегда выбираешь самые сложные костюмы. Почему ты никогда не можешь быть кем-нибудь простым, например троллем или принцессой фейри?

Дженкс захихикал.

— Потому что это недостаточно по-блядски, — сказал он так тихо, чтобы я слышала, но мама — нет.

Я на него посмотрела, и он глупо улыбнулся, отплывая по воздуху назад, к стойке с семенами. Несмотря на всего четыре дюйма роста, он в своих крутых ботинках и обмотанном вокруг шеи красном шарфе, который связала его жена Маталина, выглядел весьма привлекательно. Прошлой весной я использовала демонское проклятие, чтобы сделать Дженкса человеческого роста, и его восемнадцатилетняя спортивная фигура со стройной талией и широкими мускулистыми плечами, накаченными благодаря постоянным полетам на стрекозиных крыльях, все еще маячила у меня перед глазами. Он был глубоко женатым пикси, однако совершенство всегда заслуживает внимания.

Дженкс стрелой пронесся над моей корзиной, и в нее плюхнулся пакетик спор папоротника от болей в крыле для Маталины. Выражение его лица стало положительно дьявольским, когда он заметил амулет для увеличения груди.

— Так к разговору о блядстве… — начал он.

— Наличие форм не подразумевает блядство, — ответила я. — Увеличение мне нужно для костюма.

— Да разве же это тебе поможет? — его усмешка начинала меня бесить, а руки Дженкс положил на бедра в одной из своих лучших поз a la Питер Пен. — Тебе нужно две или три штуки, чтобы эффект был заметен. Доска!

— Заткнись!

С другого конца магазина раздался крик мамы, про которую я совсем забыла.

— Черный мне идет, правда?

Я повернулась и увидела, как меняется цвет ее волос, потому что она перебирала активированные пробники амулетов. У нее были в точности такие же волосы, как и у меня. Вроде бы. Но я волосы отращивала, и дикие, вьющиеся лохмы спадали у меня ниже плеч, в то время как ее короткая стрижка была гладко уложена. Но глаза у нас горели одинаковым зеленым цветом, и у меня были такие же способности к магии земли, оформленные и получившие профессиональную огранку в одном из местных колледжей. На самом деле, образование у мамы было лучше, чем у меня, но меньше возможностей его использовать. Хеллоуин же всегда был для нее шансом продемонстрировать свои незаурядные навыки в земной магии на зависть соседкам; и, я думаю, она оценила, что я обратилась к ней за помощью в этом году. За прошлые несколько месяцев мама многого добилась, и я не могла не задаваться вопросом, объяснялись ли ее успехи тем, что я больше времени проводила с ней, или она просто казалась более стабильной, потому что я не видела ее в то время, когда у нее были проблемы.

Меня переполняло чувство вины, и под песенку Дженкса о пышногрудых дамах, завязывающих шнурки на ботинках, я стала протискиваться через стенды с травами и стойки с готовыми спортивными амулетами, каждый из которых был помечен этикеткой сделавшего их волшебника. Производство амулетов все еще оставалась надомным — их изготовлением занимались колдуны, имеющие специальные лицензии. Хозяйка магазина, скорее всего, только активировала некоторые из амулетов, которые здесь продавались.

Под маминым руководством я брала в руки все пробники амулетов по очереди, чтобы она могла оценить мою внешность. Продавец охал и ахал, пытаясь сподвигнуть нас наконец-то принять решение, но моя мама долгие годы не занималась моими костюмами — и мы собирались превратить этот процесс в праздник, закончив кофе и пирожными в каком-нибудь дорогом кафе. Нет, не то чтобы я когда-нибудь игнорировала свою мать, но мой образ жизни мешал нашему общению. Сильно. В последние три месяца я очень старалась больше времени проводить с нею, пытаясь не замечать своих собственных призраков и надеясь, что она не будет такой… хрупкой, но за это время улучшений не наступило. Я только все больше убеждалась, что я была дрянной дочерью.

Найти подходящий колор для волос оказалось нетрудно, и я кивнула, когда мои красные кудряшки стали иссиня черными. Довольная, я положила запакованный неактивированный амулет в корзину, надеясь прикрыть им амулет для увеличения груди.

— У меня дома есть чары, которые выпрямят твои волосы, — взволнованно сказала мама, и я с любопытством посмотрела на нее. Еще в четвертом классе я выяснила, что распрямляющие чары мои завитки не берут. И почему некоторые заклятья настолько трудновыполнимы? Я так и не смогла распрямить свои волосы.

Телефон магазина зазвонил, и когда продавщица отошла, мама украдкой дотронулась до шнурка, которым дети Дженкса утром перевязали мне волосы.

1
{"b":"119352","o":1}