ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Михайлова Н., Тулянская Ю

Земля Горящих Трав

Часть 1

Медленно, медленно, медленно

Движется чудное время.

Точно нитки клубок, мы катимся вдаль,

Оставляя за собой нитку наших дел.

Чудесное полотно выткали наши руки,

Миллионы миль прошагали ноги.

Лес, полный горя, голода и бед,

Стоит вдали, как огненный сосед.

Н.Заболоцкий "Безумный волк"

Канцлер Алоиз Стейр не сводил глаз с монитора. Он просматривал протоколы допросов.

Чужая речь была переведена с помощью программы-переводчика, видео озвучено голосом иномирца.

Тоска и страх, неуверенность и ярость потрясают душу канцлера. Чужая цивилизация… Зачем они явились на Землю Горящих Трав? У этой Земли с горьким названием уже есть хозяин!

Пришельцев двое, и оба утверждают, что Обитаемый мир впервые сделал попытку выслать разведчиков в другие пространства. Значит, не так-то они еще сильны…

Стейра тихо выругался. "Подлецы! — думал он. — Они ищут способа расширить свои владения за счет моей Земли. Для таких нет ничего святого, только нажива, власть, — никакой морали!". Но эти быстрые мысли не мешали канцлеру следить за допросом и здраво отмечать все ценное в ответах чужака.

Лицо Алоиза Стейра было лицом прекрасного юноши. Искусственное омоложение уже очень давно стало неотъемлемой частью жизни элиты. Процедуры полностью преодолевали старение и возвращали тело к двадцатилетнему возрасту. Через каждые пятнадцать лет Стейр повторял процедуру. Таким образом, сейчас канцлеру было около пятисот лет: возможность омолаживать свое тело означала бессмертие.

Хорошее видеоизображение позволяло отчетливо разглядеть «чужого».

Искаженное лицо чужака, покрытое капельками пота, запрокинутая на валик анатомического кресла голова, помутившиеся под действием сыворотки «х-2а» глаза… Его жалкий вид вызвал у канцлера брезгливую гримасу. Стейра особенно раздражало, что на парня не действует внушение: заставить его говорить под гипнозом не получилось. Препарат «х-2а» — сыворотка правды — тоже действовал на него лишь частично. Иномирец чаще всего был в состоянии контролировать себя.

На экране Армилл, глава службы безопасности (официально — Ведомства контроля за соблюдением высшего вселенского принципа), лично вел допрос. Размеренным голосом он терпеливо пытался «потрошить» чужака:

— Сколько вас было?

— Двое.

— Вы должны говорить правду.

— Двое.

— И вы не в курсе, засылали ли на Землю кого-то еще?

— Не надо спрашивать одно и то же. Я уже ответил…

— Каким образом вы совершили переход? Что из себя представляет ваш портал?

Чужак с прерывистым вздохом закрыл глаза, обессилев от лихорадочного состояния, которое толкало его на несдержанную откровенность.

Глава силовиков Армилл, как и канцлер, регулярно проходил искусственное омоложение. Сейчас он выглядел лет на тридцать, с правильным, благородным лицом, доведенным до совершенства искусными пластическими операциями. Разбуженный его властным голосом, иномирец вздрогнул, снова впадая в тревожное состояние.

— Как?… Переход?… Мы пришли через врата алтаря. Мы с Ярвенной — мужчина и женщина, мы двое представляем человечество Обитаемого мира. Мы — потомки людей и небожителей, и пришли через врата, чтобы попасть в новый мир.

— Хорошо, — уронил Армилл. — Что значит небожители? Это что, ангелы что ли?

Но парень больше не отвечал. Похоже, он даже не понял вопроса.

— На сегодня достаточно, — сделал вывод Армилл: он опасался, что иномирец не выдержит напряжения.

Сама по себе сыворотка «х-2а» считалась безвредной, но измененное состояние сознания, подавление одних душевных процессов и возбуждение других, не могло не сказаться на общем самочувствии пленника.

— Спи, — отпустил его Армилл и дал знак помощнику.

Иномирец почти сразу затих, сильней запрокинув голову на валике кресла. Помощник бережно ввел ему в вену укрепляющий раствор. Видеозапись кончилась.

Если бы сведения о непонятном "Обитаемом мире" не были нужны срочно, канцлер не требовал бы таких частых и продолжительных допросов. Алоиз Стейр не хотел, чтобы пришельцы умерли: их странная, но, похоже, владеющая кое-какими средствами цивилизация могла отомстить.

Узкой нервной ладонью канцлер откинул назад длинные, черные волосы. Руки у Стейра и от природы были красивы, небольшая модификация сделала их идеальными.

"Романтик… — горько усмехнувшись, сказал себе канцлер. — Ты вытащил эту планету из глубокой задницы и сумел превратить ее в рай. И думал, тебя оставят в покое? Нет, как же, сюда тянут щупальца дикари… Видимо, их культура была разрушена войной, но каким-то чудом сохранились технологии…". Алоиз Стейр сквозь зубы выругался грязной площадной бранью, но его лицо почти не изменило выражения. Результатом пластической операции стало снижение мимических возможностей: его черты теперь почти не отражали эмоций.

Всё, что говорил иномирец, казалось Стейру несусветной чушью, и пока у него не было никакого другого объяснения, кроме того, что цивилизация пришельцев погибла, а на обломках выросла дикая деструктивная мифология.

Речь идет о каком-то «Вседержителе». Есть основания перевести это понятие менее потусторонним словом, например, государь, самодержец. В конец концов, в древности верховные правители нередко провозглашали себя божествами. Если взглянуть с этой точки, россказни иномирцев понемногу обнаруживают под собой почву.

Итак, Вседержитель, или государь. Он объявил, что Обитаемый мир — падший… Должен был наступить конец света: гибель падшего мира, на месте которого будет навеки установлена этакая Светлая Империя для небожителей и лояльных власти людей.

"Вот, похоже, и фантастическое отражение той войны, которая уничтожила их цивилизацию", — усмехнулся Стейр. По словам иномирца, люди не хотели гибели мира, восстали против правителя, даже подбили перейти на свою сторону кое-кого из небожителей, и взяли верх….

"Небожители… — канцлер недоуменно повел плечом. — Может быть, их элита? Более прекрасная, чем остальные, и более просвещенная раса… Да, должно быть, элита".

Сражался весь мир: кто на той, кто на другой стороне. Очевидно, у них там случилась не меньше чем ядерная война. Парень описывает слепящий свет, исходивший от Престола Вседержителя: сияние затопило все вокруг, люди и небожители в ужасе покидали свои дома и убегали в поля и леса.

Технологии у них в Обитаемом мире, видать, были не слабые. Иномирец упоминал об огромной подземной тюрьме, по размерам не уступающей целой стране. Судя по всему, там содержались не только уголовники, но и экстремисты, которые высказывали недовольство властью верховного правителя и разжигали социальную рознь. Одна лишь постройка этой подземной колонии свидетельствовала о нешуточной мощи цивилизации. Там вспыхнуло массовое восстание заключенных, вероятно, вызвавшее катаклизм. Иномирец на допросе твердил: "Была гроза, а потом взошло солнце!". Снова речь идет о какой-то глобальной вспышке. Или что — у них там, под землей, своды рухнули? Либо правда, как утверждает пленник, тюрьма была не собственно в недрах, а в сопредельном пространстве?

Обитаемый мир все-таки сверг своего самодержца, или Вседержителя, попутно уничтожив собственную цивилизацию (и поделом!). Конечно, вся эта история искажена и неточностями перевода, и тем, что подлинные события смешались с мифами. Но главное просматривается вполне ясно. Эта раса создала богоборческую мифологию. Из-под обломков своей культуры она извлекла наиболее деструктивные идеи. Чудовища, которые возомнили, что им все позволено!

"А теперь они рвутся к нам, — с раздражением сказал себе канцлер Стейр. — Меня ждет столкновение с девиантной цивилизацией… Ты практически создал этот мир, ты благоустроил его и думал, что тебя оставят в покое? Нет, сюда явятся соседи, причем самые невменяемые из возможных.." — с горькой усмешкой добавил он, глядя на отражение собственного лица на экране выключенного монитора.

1
{"b":"119547","o":1}