ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ранговое общество.

Преамбула.

– Человек индивидуален, уникален и неповторим.

– Современный человек принуждается к жизни по законам, гласным и негласным устанавливаемых и поддерживаемых узкой группой лиц.

– Динамично изменяющееся общество требует всё большего числа законов и правил, в которых и специалисту сложно разобраться. Законы конъюнктурны, противоречат друг другу, позволяют пристрастно толковаться, подчас используются во вред обществу и его членам. Искажается смысл и дух законов.

– От очевидной несправедливости законов, по которым живет современное общество, накапливается усталость, апатия или наоборот – протестные настроения народа.

– Экономика современного общества получила импульс к развитию с введением ссудного процента, а окончательно сформировалась к середине 19 –го века и преобразовалась в кредитно-финансовую к середине 20-го. Вся система хозяйствования основана на бесконтрольном или в лучшем случае, мало контролируемом обороте денег, которые перестают быть эквивалентом труда, превращаясь в абстрактную силу, обладающую вполне конкретными возможностями злоупотребления.

– Иными словами идея денег, как мерила труда и эквивалента стоимости в основном и целом утеряна и деньги превратились в средство манипуляций и злоупотреблений, в своеобразное новое рабство. Прямое насилие, разбой и бандитизм власти периода правления наследственной «аристократии», сменились опосредованным, но от этого не менее суровым экономическим, финансовым рабством. В современном обществе этому способствует кредитно-заемная система, развитая агрессивная пропаганда потребительства, лоббирование и принятие законов, выгодных, прежде всего новым экономическим рабовладельцам – финансовым и экономико-промышленным группам.

– Существующая система выдвигает на передний план не личный ум, не талант, не трудолюбие, а способность к использованию чужого труда в той или иной форме, то есть заведомо несправедлива, следовательно – неэффективна.

– Слабая обратная связь с обществом, а зачастую навязывание обществу не нужных ему, неестественных и вредных ценностей ведет к клановости в общественных структурах и застою. Только ужас перед переворотом 17 года в России, только страх потерять всё, не позволило и препятствовало до сих пор воплотить в жизнь систему олигархически – военного построения общества.

– Реализация, построение социально – коммунистической системы построения общества была теоретически невыполнима в связи не реализуемостью в то время тотального учета и контроля, коммунистические цели были вынужденно (или умышленно) заменены социальными (социалистическими). При отсутствии реальной внешней и внутренней угрозы, система достаточно быстро выродилась в клановую, номенклатурную. Отсутствие обратной связи с обществом, не желание и не возможность учёта желаний и чаяний народа привели к застою и к последующему развалу всей системы. В связи с тем, что элите необходимо было легализоваться, впрямую поделить ликвидную народную собственность были откинуты последние пропагандистские и идеологические препоны перед растаскиванием народного достояния.

– С развитием компьютерной цифровой техники становится возможным осуществление тотального многоуровневого учета и контроля населения, производства, всей жизни общества и, что самое важное, организация постоянной обратной связи между всеми общественными структурами. Становится возможным переход на прямое и непосредственное самоуправление.

– Самоуправление означает возможность прямого влияния через опросы, референдумы и обсуждения на хозяйственную и политическую жизнь страны.

– Самоуправление означает постоянную возможность снятия руководителя любого уровня, в случае утраты или уменьшения доверия к его решениям ниже критических значений.

– Необходимо введение единой общей системы оценок с ясным представлением направлений развития общества, его приоритетов и задач.

– Необходимо также исключить конъюнктурность в принятии решений, постепенно вовлечь в общественную жизнь всех граждан, обеспечить жесткую положительную обратную связь. Гражданин обязан принимать всеобъемлющее участие в общественной жизни.

Итак, как же видится эта новая система построения общественной жизни. Точнее даже не система, а конгломерат систем.

Основа существования общества – это безопасность жизни его граждан.
Итак, первый, и единственный пункт, без которого все остальные цели, задачи, проекты и мечты, не более чем маниловщина. Что такое безопасность. Приоритетна или, во всяком случае, должна ею быть личная безопасность. Безопасность коллективов и сообществ должна осуществляться, если это не мешает, а способствует безопасности личности. Безопасность государства возможна, если это не мешает безопасности коллективов и сообществ, если благодаря этой государственной безопасности осуществляется консолидация общества и, в итоге, обеспечивается безопасность личности. Таким образом, приоритет отдаётся личной безопасности, все остальное находится в подчинённом положении. Именно это должно стать национальной идеей, сверхзадачей общества. Но для осуществления этой сверхзадачи необходима консолидация общества. Приоритет личной безопасности неизбежно выдвигает на первый план разумное устройство общества, преодоление его фактического раскола.
Неверно думать, что и интересы страны, общества, коллектива подчинены интересам индивидуума. Наоборот. Интересы страны первичны, и так далее вплоть до отдельного гражданина. Принятие решений по всем вопросам жизнедеятельности государства, должно приниматься обществом консолидировано, с учетом всехмнений граждан, без исключения.
Что необходимо для личной безопасности на современном уровне развития. Где и как погибают люди, граждане страны. Обратимся не к внешним причинам – войнам, природным катаклизмам и бедствиям планетарного масштаба, а к внутренним условиям жизни. Где сейчас, в «мирное» время погибают или умирают люди. Первое это от старости, а вернее от многочисленных болезней. Причем это происходит не только по достижении 150 лет, нет. Молодые люди умирают от несчастных случаев благодаря не своевременно оказанной или не оказанной вовсе помощи. Люди умирают от отравлений не качественным или качественным алкоголем, наркотиками. Люди умирают от полной некомпетентности "дипломированных" врачей, у которых есть стимул лечить , но не вылечивать . Относительно случайные или совсем не случайные люди погибают или теряют здоровье от всеобщего насилия и разгула преступности. Вы скажете, всегда так было, и везде так есть. Во-первых, не всегда и не везде, во-вторых – не везде одинаково. И, если проследить, где и по каким причинам жизнь лучше, можно понять тенденции и направление движения. Во-вторых, в мире сейчас главенствует западная медицина, как более зрелищная, чудовищно затратная и не нуждающаяся в настоящих мастерах, талантах. Точно так же, как и техника, современная медицина механистична, она не лечит человека, не борется с болезнью. Она купирует и убирает симптом заболевания. Если при этом, организм больного все-таки победит болезнь, хорошо, если нет, то медицина будет столь же успешно бороться с осложнениями и последствиями заболевания. Само направление исследований в области медицины ведёт не к здоровью, а к лечению. Только ненормальный будет искать то, что лишит его работы и средств существования, хотя бы в перспективе. А, даже если такой ненормальный и найдётся, кто же позволит ему работать. Медицина паразитирует на базовой потребности человека, на стремлении к здоровью, к безопасности, к жизни. Так кто, в конечном итоге заинтересован в болезнях человеческих. Видимо, производители лекарств, медицинских приборов и оборудования, все медицинские учреждения и финансирующие их структуры. Затронуть эту гораздо более выгодную, нежели оружейную и продовольственную отрасли сферу человеческой жизни, означает разрушить экономику государства и мира. Только кому нужна такая экономика, которая озабочена сохранением и культивацией болезней, смертей и несчастий?
Кроме базовой проблемы с лечением и вылечиванием, существуют и частные. Это несвоевременное оказание скорой медицинской помощи. Слабая подготовка персонала, плохая оснащённость служб скорой помощи и спасения, та же незаинтересованность в результате – одна сторона проблемы. Вторая та, что сами граждане страны не способны оказать срочную медицинскую помощь на месте происшествия. Подавляющее большинство смертей при несчастных случаях и катастрофах происходит от дремучей невежественности людей, находящихся рядом с потерпевшими. Образовательные учреждения тратит чудовищное количество времени на предметы, возможно развивающие сознание и интеллект, но абсолютно не нужные в реальной жизни, тогда как, жизненно необходимые, в прямом смысле этого слова, знания и предметы, проходятся (очень точное слово) без интереса и внимания, или вообще опускаются. Крайне инерционное мышление, полное наплевательство на последствия, общее равнодушие к судьбе, здоровью граждан характерно не только для нашей страны. Над системами безопасности вообще очень мало задумывались. Приоритетными были безопасность страны и, особенно ее руководства, её, так называемой элиты. Чем ниже мы опускаемся по чиновной лестнице, тем равнодушнее к нашей судьбе родная страна. Можно ли сделать так, чтобы экстренные службы узнавали о несчастье раньше, нежели сам потенциальный потерпевший. Конечно. Современные средства контроля, связи, доставки способны действительно творить чудеса. Что мешает снабдить каждого гражданина аппаратом, считывающим телеметрию этого гражданина и показывающим его точное местонахождение. В основном это псевдолиберализм. Западная пропаганда ничем не ограниченной личной свободы не предполагает возможность контроля обществом своих граждан, даже если, это контроль за его здоровьем. И правильно. В том обществе, которое предлагает Западная общественная мысль, сама мысль о контроле государства или его институтов вызывает неприятие, резкое отторжение. Там, где власть захвачена плутами и мошенниками возникает потребность, настоятельная необходимость от этого общества отгородится, не дать возможность использования личной информации, в чьих то преступных или корыстных целях. Только вот беда, преступники и проходимцы любую информацию добывают с лёгкостью, а для пользы, для дела – ни-з-я-я-я.
Следующее, одним из ключевых вопросов безопасности человека, гражданина всегда был вопрос противоправных действий против него собственно государства, или же криминальных групп, номинально находящихся вне закона, а на самом деле фактически поддерживаемых всей логикой государственной политики и практики. Без элементов насилия не мыслит себя ни одно современное государства мира. Иногда это насилие и агрессия, направленная вовне, на другие страны и народы, что характерно для имперского, великодержавного мышления. Чаще всего угнетается собственный народ. И в том и в другом случае насилие на государственном уровне неизбежно переводит насилие на общегражданский, бытовой уровень. Противоречивые и несправедливые законы, запутанное и коррумпированное следствие и судопроизводство, очевидная несправедливость всех, подчёркиваю – всех, даже самых правовых, судебных решений. Невозможно принять справедливое и взвешенное решение, даже при наличии доброй воли, не имея возможности учёта всего спектра мнений заинтересованных сторон. Нам говорят, что преступность нельзя ликвидировать. Можно лишь ограничить её проявления, изолировать, да и то, как правило, временно самых одиозных её представителей – убийц, насильников, бандитов, грабителей. «Процессы в суде должны быть соревновательными» – говорят нам «правозащитники», – «нельзя подслушивать разговоры потенциальных бандитов. Нельзя применять к ним недозволенные методы расследования – полиграфы, наркотические средства, гипнотические методы. Нельзя применять к преступникам адекватное преступлению наказание». Такое впечатление, что больше всего на свете эти горе защитники прав человеческих обеспокоены тем, чтобы не кончились преступления. Это напоминает мне положение в медицине. То же нежелание видеть народ здоровым. И правильно – не выгодно. Единственное, что их может извинить, это то, что они отчасти борются и против проявлений государственного насилия, но, как показывает опыт, государство, да и богатенькие индивидуумы всегда могут или обойти законы, или протолкнуть законы им выгодные, или, в конце концов, просто скупить правозащитников на корню. Таким образом, все вопли о свободе, правах человека и демократических ценностях используются не для борьбы с государственным насилием или насилием, как таковым, а с целью клонирования преступных проявлений в обществе, правда, под контролем того же государства. Постоянная угроза личной безопасности прекрасно стимулирует базовую законопослушность и зависимость от государственных систем. Для всех современных государств смерти подобно развитие самосознания и самостоятельности народа. Вся политика государств, и правовая, и экономическая, и нравственно – этическая направлены на развитие эгоизма, на стимулирование потребления, на организацию фальшивого азарта и, что является результатом этого – на дебилизацию собственного народа. И это несмотря на опасность проиграть в гонке за лидерство в мире, которые ведут страны и народы.
Что необходимо, чтобы человек, общество, государство жило хорошо и счастливо. По мнению тех, кто правит, поменять народ. Где-то на стороне приобрести народ непьющий, работящий, талантливый, да послушный. Вот тогда и заживет страна. Под страной, естественно подразумеваются они, власть предержащие. По мнению народа, необходимо поменять руководство. Вот будет начальство заботится о людях, как начнёт ни с того ни с сего их любить и холить, так и заживет страна и граждане в ней, ничего не делая и дурака валяя. Вот так и мечтается всем классам, группам, и индивидуумам о чём-то своём. А объединение случается, когда прижмёт, когда война или бедствие. Тогда все единым фронтом к победе над супостатом. А как бы без врага, как бы миром.
Посмотрим где в мир`у получше живётся и почему. В данное время признано, что наиболее комфортно и безопасно живётся гражданам «золотого миллиарда», то есть гражданам стран с преобладанием европейской культуры и технологиями жизни и производства западного типа. Пример послевоенной Японии и, отчасти, Кореи показывает, что эти нормы не зависят от национальности, религиозности ( кроме крайних проявлений) и менталитета народа, они механистичны и технологичны. Попытки перенести на чужую почву эти методы, оканчиваются провалом, если вперёд выдвигаются демократизация и либеральные ценности, о не технологии производства и развития экономики. Таким образом, политическая и даже религиозная составляющие вторичны, по сравнению с законами технологической культуры производства и экономикой. Более того, демократизация и либерализация возможны лишь при достижении в стране некоторого порогового значения образования, культуры и экономики. В противном случае достигается прямо противоположный результат. Наступает разгул неуправляемой анархии с цепной реакцией развала общества, как целостного организма.
Так на чём же основано благополучие Европы, США, Канады и других. Как мы видим на техническом превосходстве перед другими странами. Причем, как только другие страны берут на вооружение современные, Западные методики и технологии производства и, отчасти, экономики, как они довольно быстро начинают догонять старые промышленные державы. Отсутствие полноценной демократии не только не сдерживает это развитие, но наоборот, подталкивает его. В той или иной мере демократическое построение общества может позволить себе страна, уже успешная в экономическом плане. Замечу, что при этом экономический рост замедляется в той мере, чем более либеральными и демократичными являются вновь вводимые законы и нормы жизни. Демократия и либерализм, в их западном понимании, хороши для стабилизации, для сохранения достигнутого, но не как не для развития страны и общества.
Итак, современный прогресс, складывается благодаря техническому развитию и совершенствованию. Все в мире имеет свои причины и следствия. Зададимся вопросом, почему технический прогресс начал своё движение на Западе. По моему мнению, причина в том, что западная Европа в течение столетий проигрывал соревнование с Востоком в мастерстве и трудолюбии своих граждан. Неспособность качественно трудится, привело к тому, что Запад был вынужден развивать технику, создавать индустрию, а теперь и технологии производства, которые использовали бы граждан исключительно в качестве придатка к машине, а по возможности и этот придаток исключали. Арабский мир, африканские страны не приемлют этот подход и проигрывают в конкуренции Западу. Восток долго сопротивлялся, но постепенно стал принимать и использовать технологии "для дурака". Сначала это была Япония, затем Тайвань, Южная Корея, Сингапур и другие «молодые тигры». Сейчас в игру вступили Индия и Китай. На очереди Бразилия и вся Латинская Америка. Именно они способны качественно и количественно переиграть все страны западной культуры вместе взятые, полностью узурпировав производство товаров, поставив мир в то же положение, что и до начала промышленной революции. Что же делать России в этом случае. Встать на чью то сторону – значит заведомо быть в проигрыше. Наша страна способна выжить и развиваться в современном мире только в том случае, если примет технологию справедливости и нравственности.
Но вернёмся к вопросам преступных проявлений. Основная угроза, естественно, исходит от государства, как наиболее мощного преступника, с которым невозможно конкурировать или бороться. Современное государство практически неуязвимо изнутри. И, что касается государств первой десятки, очень трудно уязвимо извне. Пример развала СССР не характерен, так как был выгоден внутренней элите и инспирировался спецслужбами Советского Союза. Внешние силы имели в этом вопросе вспомогательный характер и, порой, не успевали реагировать на новые вызовы и реалии. Народные выступления в современном мире, да и во все времена, приводят к захвату власти демагогами. В лучшем случае, это фанатики очередной дурацкой идеи или же откровенные жулики. Возьмем пример в производстве, в технологических цепочках выпуска продукции. Никому и в голову не придет поручить разработку производственного цикла рабочим и служащим предприятия. Никто не предлагает поручить финансовому руководству предприятия заниматься совершенствованием технологий производства. Все инженерные задачи выполняют соответствующие специалисты, а не случайные люди или люди кровно заинтересованные в провале преобразований. Тем не менее, гораздо более сложные социальные системы пущены на самотёк. Разработкой и преобразованием этих структур занимаются дилетанты или проходимцы. Задачи для работы ставятся не интеллектуальные, а эмоциональные, что в принципе не может привести, ни к какому практическому результату.
Главной опасностью в современном мире для человека, общества и самого государства является само государство и те, кто себя с ним позиционирует, то есть люди власть олицетворяющие, люди, не важно по какой причине получившие власть над другими людьми и стремящиеся оную, во что бы то ни стало, сохранить. Система демократических выборов ведёт только к выпусканию пара, предлагает обманчивую картинку, вроде бы народного волеизлияния, не меняя принципы. За счёт псевдодемократической системы выборов в своё время была произвели смену элит, оттеснили от кормушки класс «аристократов», то есть потомков грабителей и разбойников, ранее захвативших и удерживавших власть. Путём «народных» революций, инспирированных денежными мешками, власть перешла к финансовым и промышленным мошенникам, которые, в свою очередь всегда эксплуатировали и использовали народ в своих интересах. Это называется хрен редьки не слаще. Фактически, власть в мире, до последней поры, осуществляла эта новая элита, ожесточенно борясь, как с проявлениями старой системы, так и с ростками новых идей и принципов. Вновь создающиеся системы власти и хозяйствования с неизбежностью сползали или к тоталитаризму, с которым в той или иной форме мировая финансовая власть боролась и борется, если её нельзя было купить на корню, или власть захватывали ставленники мировых финансовых групп. В последнем случае, страна скупалась и разворовывалась на корню и теряла свою самостоятельность, а зачастую и целостность. Сейчас у России имеется, по моему глубокому убеждению, уникальная возможность перейти на своеобразный технологический тип управления, власти и хозяйствования. Дело в том, что внутри страны реальная политическая и хозяйственная власть не сформировалась, а растащить страну полностью не удалось. Это могло случиться только и исключительно в том случае, если процессы в стране контролировались, направлялись и, зачастую инспирировались какими то мощными силами. Можно предположить, что это системы спецслужб бывшей СССР. Им и только им может оказаться выгодным и необходимым сохранение нашей страны и преобразование нашего общества в технологическое.
Это общество лично мне видится следующим образом.
Современное общество, декларируя гуманность, человеколюбие, нравственность и справедливость, старается заставить граждан быть исключительно законопослушными, оставляя остальные общечеловеческие ценности в качестве, зачастую недостижимого, далёкого идеала. Законы, же представляют собой сложнейший конгломерат противоречивых и, зачастую, взаимоисключающих положений, принятых или на злобу дня, или путём проталкивания, лоббирования заинтересованными лицами. Таким образом, в системах мировых законодательств именно стройная система и отсутствует. Эта противоречивость, как я уже говорил, выгодна властям и вообще тем, кто привык и приспособился к такому положению дел, но никак не выгодна странам и народам, их населяющим. Более того, сам процесс выборов, в самых «демократических» странах очень далёк от реального народовластия, да и задача предоставить власть народу никогда и никем в действительности не ставилась, а лишь декларировалась. Выборы – назначения, всегда могут быть сфальсифицированы (в странах со слабым гражданским обществом) или не иметь реальной альтернативы. Мощная пропагандистская машина способна очень быстро доказать народу, что чёрное, это белое, и наоборот. Отзыв, же выбранных «народом» руководителей или не возможен в принципе, или сверх всякой меры затруднён. Истинное народовластие нуждается в противоположном решении. Выбирать и утверждать на должность должны специалисты, работающими в этой сфере общественной жизни, производства или управления, разбирающиеся и понимающие те проблемы, перед которыми окажется тот или иной руководитель. Иными словами, выдвижение, избрание и утверждение, должно быть уделом специалистов, должно быть последовательно представительным. Сейчас же, выбор предоставлен дилетантам или ангажированным лицам. Естественно, за этот выбор и назначения должна быть личная ответственность. Результаты работы руководителей любого уровня, напротив, способны и должны оценивать люди, непосредственно от этих решений зависящие. Должен постоянно отслеживаться рейтинг народной поддержки руководителей всех уровней, с немедленным снятием с поста руководителей, и тех, кто их выдвигал и назначал, в том случае, если рейтинг меньше 50%. В случае понижения рейтинга ниже 75%, должны приниматься меры и запускаться механизмы выяснения причин малого доверия людей. При этом, решения таких руководителей не могут считаться полностью легитимными и могут быть оспорены.
Всё это не будет иметь смысла, если не прекратить вакханалию пропаганды и рекламы, то есть несбалансированной, лживой или заведомо искаженной информации. Должны существовать несколько, независимых друг от друга и отчитывающихся (полностью и постоянно) перед гражданами страны, контрольно-информационных организаций, следящих за полной открытостью власти всех уровней перед народом. Любая закрытость общественно значимых решений властей должна пресекаться моментально, с категорическим запретом на профессиональную деятельность всех виновных. Все решения, обсуждения, дискуссии и мнения должны быть доступны всем, без исключения гражданам страны. Не конечные, мало кому понятные и слабо аргументированные действия властей, а вся цепочка рассуждений, мотивации и причины должны быть полностью доступны любому гражданину страны, всем заинтересованным людям. Эта открытость, с возможностью быстрой смены некомпетентного или откровенно глупого, корыстного, а то и просто непопулярного руководителя полностью и бесповоротно уберет из жизни страны волюнтаризм, сделает страну единым организмом, объединит народ в единое целое. Сейчас это кажется даже не утопией, а странной фантазией, сказкой. Кто же допустит прозрачности принимаемых решений, ведь руководители уже низшего и среднего ранга вне бытового общения дистанцируют себя от общества. А руководители высшего звена и вовсе мнят себя, чуть ли не небожителями. И это правильно. Все мироощущения, все задачи и цели у начальства и народа чаще всего диаметрально противоположны. Это происходит везде в мире. Нет ни одной страны, где народ и руководство были бы едины и стремились бы к одним и тем же целям. Более того, и сам народ искусственно разделяют на партии, группы интересов, профессиональные и иные союзы и блоки, религиозные конфессии, так далее и тому подобное. Всё это необходимо для того, чтобы народ имел видимость альтернативы, видимость свободы выбора, чтобы чувствовал, что якобы свободен, чтобы боролся сам с собой, находил врага внутри самого себя. Ни один руководитель, для общества, для страны работать, не способен. Все что для них доступно, это учитывать сумму интересов, конгломерат, зачастую сложнейший, выгод собственной и тех людей, с которыми данный начальник вынужден считаться. Только народа, граждан, страны в этом списке нет. В связи с тем, что практически все руководители идейно не способны работать на пользу стране и обществу, заинтересованы лишь в клонировании того типа власти и управления, которое существует на данный момент, необходима централизованная единая воля для образования новых институтов власти и передачи этой власти непосредственно народу, гражданам страны. В этой неспособности к разумному управлению виноваты не руководители, а система, их выдвинувшая и поддерживающая. С изменением системы, изменятся и требования, предъявляемые к руководителям. Руководители прежнего типа будут просто не нужны, не востребованы. Поэтому необходимо внешняя сила, для изменения системы, преобразования общества. Иными словами необходима достаточно жесткая и последовательная диктатура. Бояться её не имеет смысла. Это всё равно, что смертельно больному бояться операции. Можно умереть? Да, можно. Но без нее умрёшь наверняка. У России сейчас очень неплохие шансы выжить. У других стран их или нет, или они призрачны.
Функции информационного обеспечения должны взять на себя средства массовой информации, научные и экспертные советы, а также контрольно-ревизионные службы. Все общественно значимые решения, обсуждения по их принятию, все «за» и «против» должны размещаться в Интернете или аналогичных информационных системах, в режиме реального времени и в записи. Постоянная доступность граждан к системам принятия решений позволит избежать демагогических и популистских решений. Граждане нашей страны достаточно развиты и образованы для того, чтобы разобраться во всех вопросах. Глубоко укоренилось мнение, что народ, граждане страны эту самую страну пропьют, прогуляют, пустят по ветру. Это мнение разделяют многие умные, талантливые люди, искренне желающие нашей стране счастья и процветания. Отдельный человек, незначительный коллектив – возможно! Но консолидированная воля народа – никогда! Во времена, когда власть начинала считаться с мнением и интересами народа, страна показывала чудеса гражданской ответственности и сознательности. Да, это было исключительно в лихолетья войн. Но позвольте, в другое время власть плевать хотела на свой народ. Далее, нас убеждают, что секретность необходима для блага государства. Это откровенная ложь. Если государство принимает решения внутри страны или за её пределами, которые необходимо от кого-то скрывать, значит, эти решения безнравственны, противозаконны, следовательно, вредят этому государству. Секреты в военной сфере, не позволяют внедрять новейшие разработки во всю систему народного хозяйства, заставляют вновь и вновь «изобретать велосипед». Секретность в военных разработках и промышленности резко замедляют возможности внедрения новейших технологий и прорывных технических решений в гражданскую и даже в собственно военную промышленность. Вместо того чтобы отрываться от других стран путём непрерывного совершенствования, ускорения научно – технического прогресса, вводится режим секретности, мешающий внедрению уже известного. Кроме того, секретность не позволяет врагам объективно оценить мощь другого государства, создает иллюзию возможной победы, приводит к напрасным и ненужным жертвам. Я говорю о стратегической, а не о тактической секретности. Тактическая, жёстко ограниченная по времени секретность необходима, но под личную ответственность руководителя, который эту норму предлагает и, исключительно, по решению коллектива граждан, за эту проблему отвечающих. Таким образам образуется солидарная ответственность людей за принятие решений. Одной из причин отставания СССР от Запада в промышленном и экономическом развитии была тотальная секретность всех и вся военных разработок. Доходило до идиотизма, когда гриф секретности в научной и технологической сферах не снимался десятилетиями, а в политико-исторической – столетия. Постоянное, многократное дублирование исследований и открытий приводили и приводят к чудовищной затратности, хуже того к резкому снижению темпов развития производств, технологий, экономики страны в целом. Сейчас принцип секретности в государственной политике ослаб, но не прекратился. Однако ему на смену встал принцип авторских прав, технологические и коммерческие секреты, доходящие до маразма.
Сам принцип прямого народовластия подразумевает под собой опору на справедливость и правдивость общества. Эти параметры не придут по мановению волшебной палочки, их необходимо обеспечивать и культивировать. Сама возможность обмана должна быть исключена. Старые принципы русской общины, её существование и моральные принципы необходимо реанимировать на новых высокотехнологичных современных принципах. Развитие систем сотовой связи, передачи и хранения информации позволяют осуществить необходимый общественный сквозной контроль не только за принятием решений, но и позволит исключить предвзятость и необъективность во всех общественно значимых делах. Так, регулярные перекрёстные взаимооценки граждан, в общественной, хозяйственной и иных сферах жизни страны позволят объективно оценивать общественную и морально-этическую ценность данного конкретного гражданина для всего общества. Нам постоянно говорят о том, что тайна личной и общественной жизни, это коренное, принципиальное право любого человека. Правда, больше всего в этом заинтересованы те, кому есть что скрывать. Это мошенники, преступники, негодяи, то есть те, кто живет не в обществе, а за счет его. Да, когда государством и любым коллективом управляют бандиты и проходимцы, честному человеку (а может быть в первую очередь именно ему) жизненно необходимо сохранение личной тайны. Но в нормальном человеческом обществе честность и открытость постепенно должна победить ложь и предвзятость не на морально-этическом, а сугубо на технологическом уровне. Когда обман грозит понижением качества жизни, а то и обструкцией, вряд ли найдутся люди, готовые на него. Фиксация личных, общественно не значимых фактов и данных должна производится, но не должна быть общедоступна. В начальный период при подозрениях, свидетельствующих о преступлении или о недозволенном общественной моралью поведении, использование личных данных о местонахождении и видео – звуковые записи должны изыматься сугубо добровольно или по решению правоохранительных органов. В дальнейшем только общественный вердикт может позволить открыть личную информацию. Во всяком случае, любые противозаконные или корыстные мотивы в этой сфере должны чрезвычайно жестко пресекаться и наказываться.
Вначале, возможно размещение записывающей и фиксирующей аппаратуры на всех, без исключения автомашинах и других транспортных средствах, местах скопления людей и в общественных местах, что позволит объективно и быстро разбирать правонарушения и находить причины аварий, случаи вандализма, других правонарушений и преступлений. Одновременно, за счёт государства обеспечить всех граждан приборами связи, идентификации и платежа, которые легко сделать, модернизировав обычные сотовые телефоны. Эти же приборы, возможно использовать для записи траектории движения, данного конкретного гражданина, использовать для снятия жизненно важных физиологических параметров, с вызовом (в критических ситуациях автоматическим) экстренных и спасательных служб. Достаточно просто предотвратить саму возможность передачи другим лицам личных приборов или физического удаления от них. Любой проезд на транспорте (любом, в том числе и личном), присутствие в общественных местах или просто выход из квартиры, номера гостиницы и т.д. должен стать невозможен без личного прибора. Это даст возможность отслеживать лиц, не имеющих гражданства или восстановить в памяти граждан встречи с другими гражданами, которые они должны оценить. Эти взаимные оценки жизненно необходимы для жизни здорового общества. Они, и только они, будут служить для подбора коллективов, совместного проживания и работы, отдыха и учебы. Постепенно, с введением в функцию личных приборов записи изображения и звука, а также поисковых систем, эта обязанность гражданина будет происходить просто и естественно. Войдёт в жизненно необходимую привычку и непременное участие в общественной жизни страны, региона, области и района, и участие в жизни производств и ведомств, в которых гражданин работает, учится, живет.
Вернёмся к насущным проблемам личной безопасности. На одном из лидирующих мест после государственного террора личности, медицинского и производственного нездравоохранения, после военных конфликтов и побоищ на автомобильных дорогах страны и мира, стоит преступность во всех её формах. Иными словами, умышленное пренебрежение общественными и личными свободами и правами. По уровню воздействия на общество, внедрения в него чувство страха, неуверенности в себе, в окружение, в настоящее и будущее, преступность занимает лидирующее место. Как уже говорилось, современное общество и государственная машина клонирует, созидает и воспитывает преступность во всех её формах. Современному государству преступность нужна как воздух. Все системы государственной машины генерируют и поддерживают необходимый им уровень насилия в обществе. Именно преступность, а также постоянная и продуктивная «борьба» с ней поднимают престиж государственной власти, не позволяют задаться вопросом о функционировании государственного аппарата или отодвигают этот вопрос на второй план. Напрасно думать, что переход к здоровому и процветающему обществу возможен без полной и последовательной ликвидации в этом обществе противоправных тенденций. Такую ошибку совершили в своё время большевики. Искренние патриоты своей страны и народа (а были, как не странно среди них и такие), были убеждены, что изменение условий жизни, справедливое устройство общества приведут к автоматической ликвидации преступности, как явления. И, действительно, уменьшение свободно обращаемой денежной массы уменьшило возможности преступников, сделало невозможным существование преступных сообществ. Однако, одновременно с прекращением активных чисток в управленческом аппарате, при полном отсутствии обратной связи с гражданами страны, преступные тенденции и прямая уголовщина стала проникать непосредственно во власть. Это, в свою очередь, тоже послужило одной из причин развала страны. это не значит, что во власть косяком пошли преступники, как это происходит в настоящее время, нет. Власть постепенно пропитывалась идеологией пренебрежения к гражданам страны, к народу. Власть постепенно приобрела противоположные к потребностям страны и общества интересы. А это как раз и является отличительной чертой преступного мира. Повторения этих ошибок не должно произойти.
Первейшей задачей начала преобразования общества должно явиться изоляция, временная или постоянная всех тех, кто когда либо совершил умышленное, преднамеренные преступления против личности, имущества или общества. В последствии, после тщательной проверки намерений и действительных целей этих людей, после проверки на полиграфе, через психологические и иные тесты, большая часть этих людей получат полное гражданство и свободу. Возможно, это произойдёт не сразу, а через год – другой, но, лишившись психологической и финансовой базы, потеряв руководство, при раскрываемости преступлений и правонарушений, близком к 100%, потенциальные преступники не смогут найти или создать заново базу для преступлений. Естественно, рецидивисты, матёрые преступники и главари должны изолироваться от здорового общества навсегда. Лагеря, пункты изоляции и передержки необходимо поставить на жесткое самообеспечение. Кроме этого необходимо четко разделять лагеря, а в последствии резервации и колонии – поселения по контингенту. Иными словами, нельзя помещать в одно место людей, с разными взглядами на жизнь, по разному относящихся к людям, обществу. Преступные авторитеты и боевики, случайно поскользнувшиеся и пошедшие на преступления сознательно, преднамеренно, должны содержаться (вернее они должны содержать себя, инфраструктуру мест изоляции и необходимую охрану) строго раздельно. Когда произойдёт ликвидация в обществе предпосылок для преступлений количество резерваций для преступников и тех, кто не в состоянии вписаться в новое общество должно резко сократиться и стабилизироваться. В итоге о преступных проявлениях отдельных людей можно будет говорить лишь в свете психиатрии, но не как не в свете социологии.
В начале преобразований необходимо воспользоваться базами данных о коррупционерах и проходимцах от власти органов государственной безопасности и МВД. В данном случае доказательная база не нужна, разбирательства и расследования следует проводить после, причём с обязательным привлечением средств медикаментозных, приборных, гипноза, наряду с традиционными средствами дознания. Изолироваться должны не только и не столько совершившие преступления, сколько латентные, потенциальные преступники. Необходимо чётко ограничить временными рамками чрезвычайное положение в стране, чрезвычайные методы следствия и дознания. Естественно, следует полностью и безусловно прекратить действие смертной казни и, при необходимости, компенсировать потери невиновных граждан, признать их право на реабилитацию. С укреплением гражданского самоуправления необходимо ввести запрет на занимаемые должности и специальности для граждан, которые проявили себя не с лучшей стороны в жизни общества, хотя в последствии эти люди, просто не смогут занимать сколь ни будь значимые посты просто из-за структуры выдвижений и снятий с постов в гражданском обществе самоуправления. Однако в начальный период система люстраций необходима. Старую клановую, номенклатурную систему власти необходимо лишить самой возможности вредить или саботировать.
Избавить общество от истоков, причин экономической преступности возможно персонификацией денежных средств, распределении их согласно рангам. Обеспечение начального ранга и высшего не должно различаться количественно, а исключительно качественно, причём, разница не может быть более 5 раз. Необходимо вернуться к разделению денежных средств на общественные и личные. То есть на принципиально новом уровне вернуться к системе наличных и безналичных денег, имевшее хождение в Советском Союзе, однако на принципиально новом уровне. Введение такой системы, когда чужими деньгами не возможно воспользоваться в принципе, а доступность к товарам и услугам для личного пользования доступны и единообразны на всей территории страны, поставили бы крест на самой возможности экономических преступлений. Конечно, необходимо полная отмена личной собственности на недвижимость и землю, антиквариат и иные предметы роскоши. Естественно, необходим категорический запрет на наследование, как нарушающее основополагающий принцип достижения успеха и достатка исключительно собственными силами, на основополагающий принцип равенства начальных возможностей.
Остаются преступления на бытовой почве, производственные и иные происшествия и катастрофы. Граждане, имеющие тенденцию к злоупотреблению алкогольными напитками и наркотическими средствами, должны лишаться возможности их приобретать. Электронные кошельки вполне способны ограничить их приобретение, а в случае несанкционированного употребления должно следовать лечение. Только в критических случаях, при антиобщественных или опасных для самого больного случаях, он, согласно решению коллектива, с которым проживает и работает, может быть лишен гражданства, с помещением в соответствующую резервацию. Повышение ответственности по предотвращению несчастных случаев, своевременной локализации и ликвидации последствий катастроф и несчастных случаев неизбежно сведут к минимуму смертельные случаи и травматизм во всех сферах жизнедеятельности страны. Тут тот де самый принцип. Сейчас автоинспекции, руководству предприятий и производств категорически не выгоден порядок на дорогах и предприятиях. Необходимо перевернуть ситуацию. Жизненно важно разработать технологии, когда аварии, несчастные случаи будут невозможны в принципе.А это может случиться только если они не будут выгодны, если ответственные люди не будут в них по каким либо причинам заиртересованы.
Собственно этим и ограничивается возможности достижения личной безопасности на современном уровне развития. Это безопасность жизни, здоровья, физиологической, психической и психологической сторон человеческой жизни. На этих основах возможно возникновение, функционирование, само существование структур и систем гражданского общества. Именно приоритет личной безопасности предполагает вторичность общественных систем. Отсутствие этих систем делает невозможным личную безопасность граждан. Необходим конгломерат взаимоподдерживающих и взаимозаменяющих структур управления, контроля и информации с жесткой положительной обратной связью с гражданским обществом, с каждым его членом. Только в том случае, когда все, без исключения управленческие решения, будь то в производственной, экономической, политической или иной сфере, на местах или по стране в целом, будут поддерживаться подавляющим большинством населения, возможен качественный и количественный скачок в жизни, как всего общества, так и каждого конкретного гражданина. Обеспечение безопасности граждан страны большая и системная проблема, не решаемая за несколько лет или даже в жизни одного поколения. Но сама постановка задачи, направление движения, задача вектора развития общества к безопасности и справедливости, позволит ставить и решать задачи, до сей поры казавшиеся невыполнимыми. Начинать необходимо с полной и безоговорочной ликвидации преступности во всех видах, её основ и следствий. Это создаст необходимые предпосылки к дальнейшему движению, образует необходимый кредит доверия у граждан к реальности перемен к лучшему. Ликвидация (не в коем случае не борьба) преступности, наиболее видимый, простой и убедительный пример нового подхода к человеку, к справедливости. Начало замены нагромождения законов, правил, уставов и подзаконных актов на прямые решения гражданского общества. Замена учёта суммы интересов отдельных групп и слоев общества, выраженных в законах и их интерпретациях, на прямое волеизлияние граждан, основанное на внутреннем чувстве справедливости и правды. Изоляция преступников должна быть первым и, как не странно самым простым шагом в модернизации общества. Преобразование судов, органов следствия, органов порядка, постановка их под полный и безоговорочный народный контроль, с прямым гражданским управлением, задача во сто крат более сложная и ответственная. Прямое народное нормотворчество, прямое гражданское управление всеми сферами государственной жизни, сделает руководителей – координаторами, действительными управляющими. Эта задача гораздо сложнее и объёмнее, нежели изоляция уже известных негодяев. И эта задача вызовет несравнимо большее сопротивление, нежели ликвидация преступности, как явления. Но, повторяясь, не решив этой локальной задачи, невозможно приступить к решению общей. Без кредита народного доверия, невозможно лишить власти власть.
От безопасности жизни, перейдем к другим аспектам, также отвечающим за безопасность. Это видение перспективы, уверенность в завтрашнем дне. Без этого безопасность не более чем фикция. Уверенностью в базовых основополагающих принципах жизнеобеспечения должны быть у человека с рождения, с начала жизни. Уверенность в том, что он всегда будет обеспечен питанием, жильём, одеждой, необходимым обучением, работой подходящей ему по темпераменту и способностям. Вместе с этим, жизненно необходимо сознание того, что всё, что человек делает нужно, востребовано обществом. Необходимо выработать привычки принятия решений и их последовательного выполнения каждым гражданином. Только в том случае, если большинство населения принимает решения и выполняют их сознательно, возможно совершенно иное, ответственное отношение к себе, к окружению, к миру, в котором человек живёт. Прекратится дурная гонка за ненужными вещами, работа ради работы, на благо дармоедам и нахлебникам. Прекратится, наконец, бездумное разграбление и уничтожение окружающей среды. С волюнтаризмом уйдет в прошлое отравление, уничтожение природы. Становление системы прямого народного самоуправления позволит надолго, если не навсегда избавить человечество от некомпетентных снобов в руководящих креслах, позволит, наконец, объединить народ. Раньше народ с руководством объединяло только угроза полного уничтожения и тех и других. Не важно, что это было за руководство. Были и дворяне, потомки бандитов, с удивительной наглостью назвавшие себя «аристократией». Были и мошенники – денежные мешки, обокравшие миллионы людей. Были и прохиндеи – номенклатура, случайно или нет, оказавшиеся у кормушки в нужный момент. Одного не было. Не было единства задач, целей, способов решения, единых для народа и правителей. Не компетентность и знания, не талант и трудолюбие выдвигали наверх, а нахрапистость и непритязательность в выборе средств. Интересы народа и руководителей всегда были диаметрально противоположными, что, естественно, вызывало ответную реакцию. Это была или апатия, или ненависть, или повальное пьянство, наркомания, полное равнодушие даже к собственной судьбе. Происходили и происходят постоянные психологические срывы, надломы. О какой психологической безопасности тут можно вести речь. Тем не менее, во времена СССР некоторая уверенность всё же была. Была некая, возможно иллюзорная, стабильность, уверенность в будущем. Подобную систему уверенности пытались создать и на Западе через системы страхований, пенсионных фондов и, отчасти, государственных гарантий. Но напряжение, неуверенность удалось лишь уменьшить. Психологическое давление кредитно–денежных отношений на Западе, очевидная мнимость «демократических» институтов «гражданского» общества, загоняет население старых капиталистических стран в новое, финансовое рабство. Мощнейшая пропаганда потребительства в странах «золотого миллиарда», с фактически продолжающейся неоколониальной политикой ограбления всего остального мира, вынуждают Запад использовать старые, добрые силовые методы разрешения спорных вопросов, через войну решать проблемы, стоящие перед этими правительствами. Запад еще не понял и, видимо уже и не успеет понять, что в современном мире вопросы так не решаются. Задача и призвание России – это заниматься собой, не влезать во всё более круто заваривающуюся международную кашу, как можно дальше дистанцироваться от раскручивающейся Последней Войны. Единственно возможная политика сейчас, это политика разумного, жёстко эгоистичного изоляционизма. Опора на собственный народ, собственные силы, реальная консолидация общества при действительном и действенном самоуправлении поставит Россию вне конкуренции в мире, позволит начать и эффективно осуществлять, так называемый вертикальный прогресс.
1
{"b":"120059","o":1}