ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Снежная сестрёнка
Доктор, это секс, дружба или любовь? Секреты счастливой личной жизни от психотерапевта
Аномалия
ВопреКИ. Непридуманные истории из мира глухишей
И снова Оливия
Тебя убьют первым
Доктор Евгений Божьев советует. Как самому вылечить суставы
Страшная общага
Не встречайся с Розой Сантос

ГЛАВА 14

Я выглянул из проема в туманную мглу, насыщенную пороховым дымом и пылью.

— Останься здесь, — велел я Мириам. — Я попытаюсь выяснить, что там случилось.

Со всех ног я помчался на крышу башни. Фелипо был уже там, он стоял с непокрытой головой, перегнувшись через парапет, не обращая внимания на свистевшие вокруг пули.

— Их минеры прорыли подкоп и заложили под башню пороховую мину, — сообщил он мне. — По-моему, они недооценили крепость кладки. Ров усыпан обломками, но в стене лишь пробили брешь. Я не заметил идущих наверх трещин. — Он отклонился назад и схватил меня за руку. — Готово ваше магическое устройство? Бонапарт исполнен решимости, — добавил он, махнув рукой в сторону французского лагеря.

Как и раньше, военная колонна быстро передвигалась вдоль древнего акведука, но теперь, похоже, в атаку бросили несколько батальонов. Длинные на сей раз лестницы покачивались из стороны в сторону согласно с бегом несущих их солдат. Я тоже перегнулся через парапет. В стене у основания башни зияла большая дыра, а ров завалил внушительный слой обломков.

— Отправьте к этому пролому ваших лучших людей, — посоветовал я Фелипо. — А я буду удерживать атакующих с помощью моей цепи. Когда они собьются в кучу, палите по ним из всех орудий. — Я повернулся к Смиту, который, запыхавшись, вышел на крышу. — Готовьте ваши бомбы, сэр Сидней!

Он перевел дух.

— Я покажу им, как гневается Громовержец.

— Действуйте со всей решительностью. Через какое-то время заряд моего устройства снизится, и они смогут прорваться в башню.

— К тому времени мы покончим с ними.

Спустившись с крыши, Фелипо бросился вниз к пролому, а я к моему новому помощнику.

— Итак, Нед, пора! Ступай к нашему агрегату и крути его что есть мочи! Они наступают, и наша баночная батарея должна быть заряжена под завязку!

— Ты опускай цепь, мистер, а я обеспечу искру.

Я поставил по паре моряков к лебедкам, велев им не высовываться до тех пор, пока я не прикажу опускать цепь. После взрыва мины началась всеобъемлющая перестрелка, размах и ожесточенность сражения казались умопомрачительными. Со всех сторон гремели пушки, вынуждая нас перекрикивать их грохот. В воздух взлетали кучи обломков от падающих на улицы города ядер. Порой мы замечали пролетающие над нашими головами сплошным потоком снаряды, а когда они приземлялись, слышался оглушительный треск и к небу вместе с бренными останками вздымались клубы пыли. Наши собственные ядра, падая на позиции французов, создали там подобие песчаной бури, порой опрокидывая или взрывая полевые орудия и пороховые тележки. Передовые силы французских гренадер уже стремительно бежали ко рву, выставив вперед лестницы как пики.

— Пора, пора! — крикнул я. — Опускайте цепь!

Моряки с обеих сторон начали раскручивать валы лебедки. Навитая на них цепь, словно праздничная гирлянда, со скрежетом опускалась по наружной стене к пролому.

Когда она достигла нужного положения, я приказал им закрепить ее, и в итоге цепь повисла перед проломом, как нелепое препятствие. Французы, должно быть, решат, что мы сошли с ума. Целые батареи обстреливали нас непрерывным огнем, а мы в ответ осыпали их градом картечи. Отовсюду слышался свист и скрежет металла. То и дело раздавались крики и стоны получивших ранения людей, бастионы стали скользкими от крови.

Джеззар опять облачился в древнюю кольчугу и расхаживал, как безумный сарацин, мимо распластавшихся или скорчившихся солдат, не обращая внимания на вражеский огонь.

— Стреляйте, стреляйте! Они отступят, сообразив, что мы не сдадимся! — подбадривал он турок. — Их мина не сработала! Видите, наша башня по-прежнему стоит!

Я сбежал по винтовой лестнице в помещение, где находились мои помощники. Сбросив рубаху, Нед яростно крутил рукоятку, его мощный торс блестел от пота. Стеклянный диск вертелся с головокружительной скоростью, фрикционные прокладки гудели, как рассерженный улей.

— Готово, мистер!

— Нужно подождать пока они не подойдут к цели.

— Они совсем близко, — сказала Мириам, выглядывая в щель бойницы.

Продолжая бешеное наступление, несмотря на опустошительный огонь, косивший их ряды, головные отряды гренадер уже пробежали по обломкам камня, наполовину заполнившим ров, и начали карабкаться к пролому, сделанному их миной, впереди бежал знаменосец, размахивая триколором. До меня донеслась команда Фелипо, а за ней последовал грохот выстрелов и резкие свистящие звуки летящих снарядов, выпущенных из пушек засевшими на нижнем уровне башни артиллеристами. Первые нападающие покатились назад, флаг упал. Но по их телам уже карабкались новые гренадеры, тут же подхватившие упавший флаг. Снизу доносились привычные уже глухие удары разрывающих плоть пуль, хрипы и вопли раненых солдат.

— Все практически готово, Нед.

— Вся мощь моих мускулов перешла в эти банки, — в изнеможении пропыхтел он.

Первые французы достигли моей железной гирлянды и вцепились в нее. Не представляя на вид никакой преграды, она скорее напоминала вспомогательное средство для подъема, и они собирались спустить ее вниз, чтобы помочь подняться остальным. Через какое-то мгновение солдаты ринулись на эту цепь, точно осы на мед.

— Давай! — воскликнула Мириам.

— О, Франклин, услышь мои молитвы, — пробормотал я.

Взявшись за деревянную рукоятку, я прицепил наш конец соединительной цепочки к медному выводу батареи. Мгновенные вспышки сменились потрескиванием.

Эффект не замедлил последовать. Снаружи донеслись испуганные крики, цепь начала искрить, и гренадеры отлетели от нее, точно отброшенные ударной волной. Некоторым не удалось отцепиться, они вопили от боли, обожженные странным огнем, а потом повисли на цепи, содрогнулись и обмякли. Это было жуткое зрелище. До меня донесся запах горелой плоти. На мгновение в рядах французов воцарилась заметная растерянность.

— Огонь! — крикнул Фелипо.

Следующие выстрелы из нашей башни вывели из строя очередных атакующих.

— Эта цепь раскалена! — кричали гренадеры.

Они дотрагивались до нее штыками и отлетали назад. Солдаты, пытаясь поднять или стащить ее, падали, как оглушенные ударом быки.

Хитроумное изобретение сработало, но надолго ли хватит его заряда? В какой-то момент атакующие, видимо, заметят, как подвешена эта цепь, и разрубят ее, но пока они нерешительно толпились у пролома, несмотря на то что сзади их уже подпирали следующие ряды пехотинцев. И благодаря такому скоплению многих из них сразили пули защитников города.

Внезапно я осознал некую пустоту и в ужасе оглянулся.

— Где Мириам?

— Она отправилась вниз к Фелипо подносить порох, — проворчал Нед.

— Нет! Она нужна мне здесь!

В этом проломе вскоре начнется кровавая бойня, как в мясной лавке. Я бросился к дверному проему.

— Продолжай крутить!

— Есть, — сказал он, поморщившись.

Двумя этажами ниже я попал в яростное сражение. Фелипо руководил командами турок и английских моряков, они сражались, примкнув штыки, на нижнем уровне башни около пролома, не давая французам пролезть внутрь под заряженной цепью или перепрыгнуть через нее. В обе стороны летели гранаты, и по крайней мере половина наших защитников уже полегла. На стороне французов мертвые тоже лежали штабелями. Брешь в стене выглядела как зияющий вход в пещеру, открытый для целой французской армии, адская дыра, заполненная вспышками света и дымом. Я увидел, что Мириам, вырвавшись к пролому, пытается оттащить одного из раненых от французских штыков.

— Мириам, ты нужна мне наверху!

Она кивнула, ее порванное платье окрасилось красными пятнами, волосы растрепались, а руки залила кровь. Свежие силы французов продолжали стремительный натиск, они натыкались на цепь и с криками отскакивали назад. «Крути, Нед, крути», — мысленно взмолился я, понимая, что заряд постепенно снижается.

Фелипо яростно орудовал саблей. Пронзив грудь одному лейтенанту, он снес голову с плеч другому.

42
{"b":"120774","o":1}