ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И ведь узнавали!..

А здесь куда как проще, здесь никого опознавать не надо, здесь достаточно не пропустить, когда…

По экрану прошла какая-то неясная тень.

Внимание! Что это было?!

Картинка осталась прежней.

Тьфу, черт, это же птица, просто птица пролетела между землей и камерой. Какая-нибудь дурная сова…

Надо снова смотреть.

Смотреть…

Час.

Второй.

Третий…

Скоро рассвет. Похоже, сегодня они не придут. На свету не резон работать ни им, ни ему. Еще час-полтора, и надо будет сматывать удочки. Причем в прямом смысле сматывать. А завтра…

В правом верхнем углу экрана что-то изменилось, словно набежала какая-то тень.

Что это может быть? Снова птица? Или туман?..

Нет, не туман и не птица — это люди, несколько человек, почти слившихся с фоном земли, люди в маскхалатах.

Так-так…

Тени сошлись, разошлись, снова сошлись. На земле стало расти черное, более черное, чем окружающий фон, пятно. Четыре тени стали довольно быстро передвигаться куда-то в сторону, к озеру. Заходить в воду и снова возвращаться.

Что это они делают? Рыбу ловят? Так вроде не время…

Пятно увеличилось в размерах, тени стали бегать к озеру парами.

Они копают — копают землю! И сбрасывают грунт в озеро…

Тени сошлись над пятном, заслонив его на несколько минут. Разошлись, и… пятно пропало.

Раз, два, три…

И пропала одна из фигур.

Тени метнулись в другую сторону, на дальний край поляны. Снова сошлись, разошлись, забегали к озеру.

Снова копают. Второе укрытие. Однако быстро работают ребятки, как те шагающие экскаваторы. Похоже, не первый раз роют.

Тени разошлись, и их стало еще на одну меньше.

Ну вот и все… Все ясно и понятно. Теперь они дождутся “стрелки” и, если стороны не придут к согласию, вступят в дело. Двумя “стволами” вступят. И тогда согласие им гарантировано.

Хорошо придумали, ребятки! Беспроигрышно, если о тех ямах ничего не знать…

Помощник Резидента дотянулся до спиннинга и закрутил катушку.

Он свою рыбалку закончил, он, что должен был поймать, уже поймал…

Глава 13

В приемной начальника Управления Западно-Сибирской железной дороги сидели люди. Не последние в этой жизни люди. Хотя и сидели смирно.

— Теперь вы, — говорила премиленькая на вид секретарша и, задвинув в стол еще одну, метр на полтора, коробку конфет, показывала на дверь.

Очередной директор АОО или президент АОЗТ вскакивал с места. Остальные продвигались к заветной двери на один стул.

— Следующим пойдете вы.

В очередях в кабинеты венерологов и естественных монополистов демонстрировать норов не принято. Если что не устраивает — то вот тебе порог…

— Следующий.

— Теперь вы…

Последним в кабинет главного железнодорожного начальника вошел неприметный на вид мужчина.

— Так, что у вас? Только, пожалуйста, быстрее — у меня осталось не более пяти минут.

— У меня состав, который от станции Раздельная до станции Сортировочная шел семь дней.

— Ну и что, что семь?

— Ничего, если не считать, что между станциями Раздельная и Сортировочная чуть более ста километров. А задержка сырья обходится получателю в сорок с лишним тысяч рублей в час.

— Если вас не устраивает работа железной дороги — воспользуйтесь услугами автотранспорта, — предложил начальник отделения дороги.

И встал, показывая, что разговор закончен. Посетитель тоже встал. Но не ушел.

— Но этот эшелон приравнен к воинскому.

— Обратитесь в отдел военных перевозок.

— Я там был. Они ссылаются на временное снижение пропускной способности железнодорожного узла Березняки-1.

— Ну так что же вы от меня хотите?

— Чтобы эшелоны приходили вовремя.

Начальник Управления Западно-Сибирской железной дороги с удивлением посмотрел на настырного посетителя.

— Может, мне их самому за семафор толкать?

— Зачем самому, если можно приказать подчиненным дать им зеленую дорогу, — совершенно серьезно ответил проситель. — Или нам придется действовать иначе.

— Что вы сказали? — не понял начальник дороги. Он давно отвык от любых, кроме просительных, тональностей.

— Я сказал, что, если положение дел в ближайшее время не исправится, нам придется действовать иначе.

— Вы что, угрожаете?

— Советую.

— Да вы… вы с ума сошли. Да я ваш состав… Он у вас теперь не семь дней, он теперь полгода в тупиках отстаиваться будет! Вон отсюда!

— Не горячитесь. Вряд ли бы я стал разговаривать с вами в подобном тоне, если бы не был уверен в своих возможностях. Подумайте об этом.

— Я вызываю милицию!

Начальник дороги схватил телефонную трубку. Но не услышал в ней гудков, услышал незнакомый мужской голос:

— Мы временно блокировали связь с городом.

— Кто это?

— Мы восстановим связь сразу после того, как вы меня выслушаете, — сказал посетитель.

— Так это вы?!

— Мы.

Начальник дороги занервничал. Теперь такие времена, что не знаешь, что от кого ждать. Нельзя исключить и пули. Может, он псих? Или очень сильно расстроился из-за понесенных убытков.

— Хорошо, говорите. Но не более пяти минут.

— Тогда начнем с вас. Вчера вечером вы покинули работу в восемнадцать часов пятнадцать минут. Дорогу опускаем. С восемнадцати двадцати семи до двадцати двух пятидесяти вы находились по адресу: Зеленый проспект, семнадцать, в квартире сорок девять, у свой любовницы…

— Как вы смеете?! Частная жизнь неприкосновенна!

— Откуда вы сделали несколько междугородних телефонных звонков. В том числе по номеру 277-117, — продолжил посетитель, никак не реагируя на протесты. — После чего имели пятнадцатиминутный разговор с неким Суреном о сдаче в долгосрочную аренду имеющихся в распоряжении железной дороги складских помещений и подъездных путей. В разговоре неоднократно звучала цифра сто пятьдесят тысяч долларов наличными и просьба включить в состав учредителей…

— Прекратите!

— Я могу прекратить, но тогда вы не узнаете еще очень много интересного.

Начальник дороги замолчал.

— При возвращении домой на замечание вашей жены по поводу вашего позднего прихода вы сказали следующее, — посетитель раскрыл блокнот. — “Я устал, у меня был трудный день, только сейчас закончилось селекторное совещание с отделениями дороги”. На реплику жены: “Я звонила тебе, тебя не было в кабинете. Ты опять был у нее!” — вы ответили: “Отстань от меня, дура, я пашу как вол, чтобы тебе безбедно жилось”…

Начальник дороги побагровел.

— Дома из кабинета вы сделали несколько телефонных звонков…

— Не надо, я помню, куда звонил! Что вы хотите?

— Беспрепятственного прохождения указанных нами грузов. Вот список составов и вагонов, которые желательно пропускать в первую очередь. Вы будете получать треть от сэкономленных нами средств.

— Но это…

— И еще треть от сумм, которые мы выручим в результате снижения тарифов на грузоперевозки. По нашим подсчетам, это будет порядка тридцати-сорока тысяч долларов в месяц на каждые десять процентов сброшенных нам цен. А сбросить можно больше десяти. Можно и половину. Это хорошая цена, это больше, чем вам предлагал Сурен.

— Это невозможно.

— Почему — можно указать в документах заниженный вес, ошибиться в расстояниях, забыть посчитать пару вагонов… Вы лучше нас знаете, как это делается. Или мне рассказать, куда, кому и зачем вы еще звонили?

— Не надо меня пугать! Я пожилой человек, мне терять нечего!

— Вам да, нечего. Но вы почему-то забываете о ваших близких. О вашей старшей дочери, ее муже, их детях Павле и Саше, которые приходятся вам внуками, о вашем младшем сыне, вашей снохе, их детях Пете и Миле… Насколько мы знаем, вы больше всего любите Милу?

— Если вы тронете мою семью!..

— Пока никто никого не трогает. Хотите убедиться? Посетитель поднял трубку замолчавшего телефона.

— Соедини меня с квартирой. Раздались длинные гудки.

19
{"b":"12459","o":1}