ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Прошу.

Начальник дороги схватил трубку.

— Это я…

И поперхнулся, не зная, что сказать дальше.

— Что у тебя с голосом? Что случилось? — почуяла неладное жена.

— У меня?.. У меня ничего. Просто решил позвонить, спросить, что у вас нового?

— Но ты никогда…

— А сегодня решил! Что у вас?

— Все нормально.

— А Мила? С ней все в порядке?

— Ах да, забыла! Мила просила передать тебе большое спасибо.

— Мне? За что?..

— Как за что — за подарок. Ты же сам предложил купить ей все, что она захочет. Машину прислал…

— Я — машину?

— Ну конечно. Разве ты не помнишь?

— Нет… То есть да, помню. Она ездила?

— Конечно, твой заместитель, Сергей, очень симпатичный парень, жаль, что я его раньше не видела, свозил ее в “Детский мир”, и она выбрала себе большого льва.

— Она дома, ее привезли?

— Давно.

— Тогда пусть сидит и никуда!.. Связь прервалась.

— Сволочи! — свистящим шепотом сказал начальник дороги.

— Это кому как! С нашей точки зрения, сволочи те, кто держит составы неделями в тупиках! Что вы решили?

— Я ничего не могу гарантировать.

— Тогда мы тоже не можем…

— Ладно, я согласен. Но… не согласен на треть.

Началась обычная торговля. Что было хорошим признаком, потому что торгуется только тот, кто принял решение. Положительное решение. А тот, кто соглашается без раздумья, собирается или бежать в милицию, или лезть в петлю.

— Сколько вы хотите?

— Половину.

— Половина — слишком много.

Сорок процентов. И давайте на этом поставим точку.

— Ладно, согласен.

Посетитель встал. И начальник дороги встал. Он думал, что разговор закончен. Думал, что ничего хуже быть уже не может.

— Ах да, совсем забыл, — произнес, остановившись у самого порога, посетитель. — Забыл сказать, что если вы вдруг решили, что мы тут просто болтали, то… То зря так решили.

Посетитель приподнял и поставил на отставленное колено большой, квадратной формы кейс. Откинул два замка. Отбросил крышку.

В кейсе, в прозрачном полиэтиленовом пакете, лежало что-то круглое.

Посетитель взял пакет за ручки и вытащил из кейса.

— Узнаете? — спросил он. И высоко поднял пакет.

В пакете была голова. Человеческая голова с куском косо отрезанной шеи! На дне черным пятном выделялась стекшая вниз кровь.

— Но это, это же!.. — забормотал враз побледневший начальник дороги…

— Да, это ваш хороший знакомый, ваш компаньон — Сурен. Он!

Хотите посмотреть поближе?

— Нет, нет! — отчаянно замотал головой начальник дороги. — Не надо!

— Тогда возьмите вот это, — протянул посетитель видеокассету. — Это наговорил он, — кивнул на голову, — про вас.

И так и замер в позе аптекарских весов, с отрезанной головой в одной руке и кассетой в другой.

— Надеюсь, вы поняли все правильно.

Начальник дороги все понял правильно. Понял — что эти люди не шутят, что способны на все. Хотя бы потому, что Сурен был не мальчик и имел очень серьезную охрану. И все равно…

И еще понял, что в следующий раз в этом пакете может оказаться что угодно. Вернее, кто угодно…

— Я рад, что мы договорились, — сказал проситель, убирая голову в кейс. И впервые за все время разговора улыбнулся. — Надеюсь, мы не разочаруемся друг в друге…

Уже через несколько часов к застрявшему в одном из безвестных тупиков составу подогнали маневровый тепловоз. Из бытовки, торопясь и дожевывая на ходу бутерброды, побежали сцепщики, которые с ходу стали выбивать из-под колес тормозные “башмаки”.

— Чего торопят, чего им неймется, золото там, что ли?.. — ворчали они.

Маневровый тепловоз дал гудок и потянул состав из тупика. На выходном семафоре его уже ждал электровоз…

— Задержек с доставкой груза больше не будет, — информировал “Филин”.

— Вопрос с транспортом урегулирован, — доложил “Кочет” “Тетереву”. Эшелонам дан зеленый свет…

— Проблема снабжения предприятий решена… — в ряду прочей информации сообщил “Тетерев” “Ястребу”.

“Ну вот и ладно”, — подумал генерал Крашенинников. Это даст приварок в несколько сотен тысяч долларов в год только по одной этой дороге.

Но дело даже не в деньгах, дело в перспективах. “Железка” является ключевым звеном в любом серьезном начинании. Без нее ни самой паршивой войны не выиграть, ни приличного дела не наладить. Даже когда ты находишься в пункте А, а товар тебе нужно везти в пункт Б, и то без паровоза не обойтись. А здесь пунктов — никаких букв в алфавите не хватит, может, даже и в китайском. Тысячи тонн груза, сотни вагонов, платформ, контейнеров, цистерн… И если один какой-нибудь вагон застрянет в пути, то это может ударить не по одному заводу, а по десяткам. И потому убытки придется множить тоже на десять.

Раньше было проще, раньше военные эшелоны были неприкосновенны, как священные коровы в Индии. Раньше их гнали на прогон, если надо, загоняя на запасные пути даже пассажирские скорые поезда.

Теперь военной маркой не прикроешься, теперь скорость могут обеспечить только “бабки”. Или… сила. И сила, как оказалось, даже вернее “бабок”!

Генерал вытащил из сейфа карту и провел по ней красным карандашом — провел вдоль линии железной дороги, соединяя несколько красных точек.

Отрезок в сравнении с масштабами страны получился коротким. Но это было только началом, только “пробой пера”. Если сдалась одна дорога, то сдадутся и другие.

Сдадутся неизбежно. Сдадутся все…

Хотя прежней радости от этого генерал почти не испытывал. Ушла куда-то радость, после смерти прежнего Замминистра ушла… Возможно, потому, что раньше он знал, что и во имя чего делает. А теперь… Теперь просто делает…

Глава 14

— Ну все, пора. Без четверти двенадцать.

Ехать было недалеко, и поэтому опоздать было нельзя, даже если выехать за пять минут до начала встречи.

Все разом встали — директор, его заместитель, главный бухгалтер. Не встали только телохранители, потому что не садились.

— Я поеду один. Провожать меня не надо, — сказал директор.

Никто не возразил. Может быть, потому, что никто не знал, с кем и по поводу чего назначена встреча. И уж тем более не знали, какое она может иметь продолжение. И даже телохранители не знали.

— Прихватите с собой автоматы, — приказал директор.

— А автоматы-то зачем?

— Так, на всякий случай.

Кто-то из телохранителей побежал за автоматами.

— Сбор в гараже…

В гараже, как ни странно, никого не было — ни водителей, ни слесарей. Телохранители по привычке построились.

— Вы четверо со мной, — отдал распоряжение директор. — А вы, — посмотрел в сторону оставшихся, — поступаете в распоряжение… Вот его.

— Из-за машин вышел незнакомый телохранителям парень.

Вышел Помощник Резидента.

— Слушать его, как меня. Если скажет — суй голову в печь, суй без лишних разговоров! Вопросы есть?

— Есть. Затевается что-то серьезное?

— Ничего не затевается. Хотя… хотя не исключено, что я решил провести учения. Приближенные, к реальным боевым условиям.

Он так им ничего и не сказал!

— Всем все ясно?

— Так точно.

— Тогда — по коням!

Директор сел в “Волгу” на заднее сиденье. На водительское место — один из телохранителей, рядом с ним — другой, сзади, прикрывая директора с боков, еще двое.

В двенадцать кортеж вырулил на поляну. Там уже стоял изрядно потрепанный на вид “сорок первый” “Москвич”. Рядом с ним, навалившись на капот, стоял мужчина.

— Значит, так, ребята, — очень спокойно сказал директор. — Насчет учений… Сейчас здесь, возможно, будет стрельба. И очень серьезная стрельба!

— Но вы же говорили…

— Тихо! Слушать меня!

План действий такой — двое идут со мной и притираются к левому борту “Москвича”. Двое остаются здесь, прикрываясь “Волгой”. Автоматы поставьте на боевой взвод, так чтобы можно было открыть огонь мгновенно.

Телохранители подобрались. Быстро осмотрелись.

20
{"b":"12459","o":1}