ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сколько?

— За все про все — двадцать пять “косарей” “зелени”. Вербуемые на дело уголовники быстро переглянулись.

— Слышь, давай пятьдесят, и мы кого-нибудь из них завалим.

— Не надо никого валить. Надо только побазарить. Двадцать пять! Или я найду кого-нибудь другого.

— Ладно, банкуй…

Уголовники вышли на новое руководство завода, забив “стрелку”. Те отказались с кем-либо и по какому-либо поводу встречаться. Уголовники бросили на территорию завода пару гранат. После чего договоренность о встрече была достигнута.

В назначенное время в назначенном месте стороны сошлись для решения насущных экономических проблем. Очень прилично выглядевшая дирекция завода встала против поплевывающих на свои башмаки урок. Чуть поодаль скромно стояли командированные из Москвы “стрелочники”

— Вы чего, в натуре, беспредел творите? — изложили свои претензии уголовники. — Это наша территория!

— Что вы имеете в виду? — вежливо переспросил представитель директорского корпуса.

— А чего мы имеем, того тебе, фраер, по самое горло хватит! — сально осклабились уголовники, подкрепив сказанное неприличным жестом. — Кончай баланду травить!

— Я никак не могу уяснить, с какой целью вы нас сюда пригласили?

— Ты чего, блин, на катушках фраер? — удивились уголовники. — Давайте валите с завода, пока мы вас не покоцали!

Изложили, как смогли, существо вопроса урки.

Дирекция спорить не стала.

— Хорошо, — легко согласились они. — Мы подумаем над вашим предложением. Только можно дать ответ завтра?

— Ладно, завтра так завтра!..

Но назавтра встреча не состоялась по причине неявки одной из сторон — неявки инициаторов “стрелки” — уголовников. Не пришли они не потому, что испугались, а потому, что умерли.

— Ты, блин, слышал?

— Чего?

— Того самого! Крапленый зажмурился!

— Да ты чего! Он же только вчера!..

— То — вчера, а сегодня откинулся! В петлю, дурак, залез.

— Зачем?

— А хрен его знает! Обкурился, наверное. Или нажрался…

Крапленый умер не один. В ту же ночь свели счеты с жизнью два его бывших на “стрелке” приятеля. Один по неясным причинам выбросился из окна, второй наглотался таблеток.

Это были уже не шутки!

— У нас три двухсотых, — доложил по телефону старший “стрелочник”.

— Кто?!

— Пока не наши.

“Пока” звучало зловеще.

— Приостановите операцию и немедленно вылетайте в Москву!..

В Москве “стрелочники” доложили подробности.

— Они стояли там, мы — здесь… Урки, как им велели, наехали, потребовав отдать завод. Заводские попросили перенести встречу на следующий день.

— И все?

— Все.

— И за это их убили?

Убивать было действительно не за что. Потому что дальше словесных угроз дело не пошло. А лишать за одни только слова жизни трех человек как-то слишком!..

— Может, это просто совпадение? — предположил главный “стрелочник”. И сам себе не поверил.

— Скорее предупреждение. И очень серьезное предупреждение, раз покончил с собой не один, а покончили с собой сразу трое. Раз — все, кто там был…

Отвечающие за безопасность отечественной энергетики руководители долго ломали голову над тем, кто мог наехать на Дальневосточный бетонный завод. Вернее, тех, кто мог наехать, было предостаточно. Но мало кто из них был способен в виде знакомства прихлопнуть трех человек. А из тех, кто мог, выбрали бы совсем другой способ убийства, что-нибудь попроще — финку в бок или гранату “Ф-1” за пазуху. А эти… “Эти” организовали чистую ликвидацию — так, чтобы и страшно было, и чтобы не придраться. Кто же они такие?..

Отвечающие за безопасность отечественной энергетики руководители так ничего и не смогли придумать.

— Может, отрубить им электричество?

— Уже отрубили.

— И что?

— А ничего! Им ток, для того чтобы сменить форму собственности, не нужен. Они уставы и при свечах могут переписать.

— А потом?

— И потом они тоже сильно расстраиваться не будут. Их простой нам выйдет дороже, чем им. В конце концов они могут просто распродать завод по частям.

— Тоже верно.

— А что же тогда делать?

— Похоже, драться.

— Похоже, так…

Глава 32

Встреча была неофициальной и от того не менее значимой, чем если бы прием проходил в Кремле. В огромном зале за круглым столом собрались так называемые олигархи — на вид нормальные люди, не стозадые и тысячеротые монстры, способные перемолоть и переварить за один присест пару тонн деликатесов. И тем не менее они были сильно озабочены своими прибылями, как если бы второй год голодали.

— …Отсюда, как нам кажется, государству крайне важно определить свои позиции в отношении стратегических партнеров на ближайшие два-три выборных срока, — наседали они на приглашенного Премьера.

Премьер кивал, откровенно скучая, потому что все это уже слышал и понимал больше, чем слышал.

— Короче, если мы столкуемся, то в ближайшие выборы и в те, что будут после них, мы, пожалуй, поддержим кандидатуру нынешнего Президента, — на самом деле говорили олигархи. — А если не договоримся, не поддержим…

— Сегодня все более и более прослеживается откат к командно-административным методам управления государством, которые в недалекой перспективе неизбежно столкнутся с интересами новых собственников и вызовут негативную реакцию у значительной части населения…

Что в переводе означало, что если вы будете продолжать наезжать на нас так же, как теперь, то когда вам понадобятся “бабки”, а они понадобятся обязательно и довольно скоро, их вам никто не отстегнет, и придется обходиться административным ресурсом…

Премьер знал, во что выливаются президентские выборы, и понимал, что без “спонсоров” не обойтись. За четыре года даже любимые жены хуже горькой редьки надоедают, а Президент — не жена, и, значит, прежние высокие рейтинги сойдут на нет. Реанимировать их сможет только масштабная пиар-компания с привлечением в качестве “друзей дома” мировых знаменитостей вроде Шварценеггера и Майкла Джексона, что потребует сумасшедшей “капусты”. Которой у государства нет, а у этих есть.

Конечно, можно организовать где-нибудь на окраинах России очередную небольшую и по возможности кровопролитную войну, которая сплотит народ возле вождя, что будет дешевле, потому что будет оплачиваться дармовыми жизнями солдат. Но на войну может встать в стойку Запад и общественность…

Впрочем, есть еще один вариант — взять этих ребят под микитки и накануне выборов отдать народу на растерзание, прибрав под видом национализации их капиталы. Наши люди любят, когда с плахи им под ноги чиновничьи головы катятся. Что их успокаивает и смиряет с тяжелой действительностью…

— Что вы от меня хотите? — перебил поток слов Премьер. — Гарантий?

— Продолжения курса демократизации и экономических реформ…

Значит, гарантий. Например, в форме различного рода послаблений.

Послать бы их… Но нельзя. Премьерское кресло штука ненадежная, сегодня ты на нем сидишь, а завтра придется работу подыскивать… Когда доходит до разборок с оппозицией или недовольства народа, то Премьера сдают первого. По крайней мере, когда он просто должность. А вот если за его спиной будет стоять капитал, то есть шанс удержаться. То есть имеет смысл дружить с этими против тех, равно как с теми против этих…

— Я доведу ваши соображения до сведения Президента. Как мне кажется, в них есть здравый, к которому следует прислушаться, смысл. Лично я приложу максимум усилий…

Глядишь, они потом ему деньжат подбросят и куда-нибудь в теплое местечко пристроят, так что имеет смысл немножко прогнуться…

В свою очередь вторая сторона заверила Премьера в полном своем почтении и поделилась впечатлениями об итогах последнего международного форума.

— Многочисленные встречи с видными западными экономистами позволяют нам утверждать, что при определенных условиях международные финансовые институты готовы будут пересмотреть долги России и обсудить перспективы получения новых потенциально возможных кредитов, в случае если руководство страны подтвердит свою приверженность ранее взятому курсу и продолжит реформы, направленные на развитие многоукладной экономики, путем реорганизации кредитно-денежных механизмов и разрушения естественных монополий, которые препятствуют дальнейшему развитию конкурентных отношений…

52
{"b":"12459","o":1}