ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Объект зашел во второй подъезд дома по улице…

— Установить за домом наблюдение.

Теперь за каждым, кто выходил из подъезда, тянулся свой “хвост”.

В магазины…

На работы…

В гости…

Но один из вышедших, долго плутая по городу и меняя транспорт, в конечном итоге привел филеров туда, откуда пришел мужчина в светлом в полоску костюме.

Через час после него на улицу вышел “мужчина в светлом”. Но на этот раз вышел совсем в другом “прикиде”.

— Объект направляется на вокзал, — доложили филеры.

В очереди в железнодорожную кассу к мужчине в светлом пристроился жаждущий купить билет пассажир. Он стоял близко и поэтому смог услышать, на какой поезд и в какой вагон был куплен билет.

В тот же вагон, в соседнее от мужчины купе, сел еще один соглядатай. И ехал с ним до станции назначения, где передал другому филеру, который прибыл туда на том же поезде, но в другом вагоне.

Уходя со станции, “мужчина в светлом” уже не плутал и не проверялся. В этом городе он жил. Потому что утром отвел в детский сад ребенка, которого держал за руку и который называл его папа…

Сопровождение еще двух шпиков привело примерно к тому же результату.

Выйти через исполнителей на заказчиков не удалось. Но адреса исполнителей остались. Трогать их теперь было опасно, но можно было потом. Потом…

Через неделю шпики исчезли. Все и одновременно. По всей видимости, наблюдательная часть операции была завершена. Пришло время психологической обработки.

На съемной квартире против кабинета “Дмитрия Алексеевича” встали на штативы направленные микрофоны, снимающие с окон вибрации.

— Да! — кричал в телефонную трубку “Дмитрий Алексеевич”…

— Нет!..

— А вы дайте им на лапу…

— Конечно, люблю, дорогая…

— Да пошел ты…

И вдруг…

— С чего это я должен продать вам завод?

Что?

Ну ты, мужик, или псих, или дурак…

Предложение было сделано.

И было отвергнуто.

Дальше должен был начаться шантаж. Который начался. В формах, которых никто не ожидал. И Резидент не ожидал. Настолько не ожидал, что ничего не смог противопоставить действиям другой стороны.

Выстрелов из снайперской винтовки не было.

И взрывов не было.

И вообще никто главу филиала опытного производства НИИ “Мехточмаш” не трогал. Его — не трогал…

На следующий после звонка день на пороге собственного дома “Дмитрий Алексеевич” обнаружил какой-то сверток, перевязанный яркой синей ленточкой.

Когда сверток развернули, из него выпала и по ступеням покатилась голова. Человеческая голова. “Дмитрий Алексеевич” испугался, отпрыгнул в сторону, вскрикнул. И страшно закричал, когда понял, что это за голова.

Это была голова его матери.

Ей в рот, между зубов, кто-то засунул свернутую в трубочку фотографию. Фотографию двух детей — мальчика и девочки. Не просто детей, его детей…

Нет, это не были люди генерала Крашенинникова. Генерал не трогал родственников. Грозил, шантажировал — может быть. Но головы не резал!

Этот противник был другим, был более изощренным, жестоким и… удачливым. Потому что добивался того, чего хотел, гораздо быстрее…

Одолеть его было трудно. Но тем важнее было одолеть…

Глава 37

Новость была неожиданной, была как гром среди ясного неба.

— У нас неприятности — умер “болван”.

— Как умер? Когда? — поразился Президент.

— Сегодня, полчаса назад…

— Но как это могло… Как вы могли допустить?!

За “болваном” смотрели в оба… вернее сказать, вчетверо! За “болваном” приглядывало ФСБ и Президентская служба охраны. Там же народу должно было быть до чертовой матери!.. Видеокамеры на каждом шагу. Микрофоны! И тем не менее…

— Может, это ошибка? — довольно глупо спросил Президент.

Главный телохранитель страны достал из кармана фотографии.

Труп “болвана” фас. Профиль. Струйка крови, тянувшаяся по левой щеке от виска к подбородку. Остекленевшие, невидящие глаза.

— Как его?

— Из пистолета с глушителем.

Начальник ФСО нашел фотографию с орудием преступления и лежащей рядом масштабной линейкой.

— Он бросил оружие рядом с телом.

— Отпечатки пальцев?

— Отпечатки есть.

— Чьи?

Главный фээсошник пожал плечами.

— Кто нашел тело?

— Жена.

— Где?

— В гараже.

— Мне нужны подробности!..

Подробности были малоутешительны. “Болван” позвонил из офиса, из своего кабинета, назвал жену Киской и сказал, что скоро будет. Почти сразу же вызвал машину, спустился вниз и велел водителю ехать домой. Через десять минут машина заехала в гараж. Где еще через полчаса жена обнаружила мужа лежащим на бетонном полу с дыркой в левом виске.

— Он куда-нибудь заезжал?

— Нет, машина шла без остановок по обычному маршруту. Мои люди сопровождали их от начала до конца.

— В доме посторонние были?

— Нет, ни в этот день, ни в предыдущий в дом никто из посторонних не заходил и из дома не выходил.

— Но, может быть, почтальоны, сантехники или еще кто-нибудь?

— Нет.

— Несанкционированное проникновение?

— Исключено. Мы смотрим за домом круглосуточно.

— Никто не заходил, никуда не заезжал… Но кто-то же его убил!

Начальник ФСО упер взгляд в пол.

— Кто его видел живым последним?

— Водитель.

— Так, может, это он?

— Убить человека, у которого проработал пять лет, которому многим обязан? Вряд ли.

— Вы его допрашивали?

— Пока нет. Но как только найдем — допросим.

— Он что, пропал?

— Более вероятно, что просто не успел добраться до дома…

Водителя скоро нашли. Но допросить не смогли. Потому что водителя нашли лежащим на земле в беседке недалеко от его дома В стельку пьяным.

— Ты зачем убил своего хозяина? — в лоб спросили его.

— Никого… я… ничего… — ответил водитель. Его сунули головой под холодный душ и держали до тех пор, пока он не пришел в себя.

— Это ты стрелял? — спросили еще раз.

— Куда стрелял?

— Вот сюда, сюда! — ткнули ему пальцем в левый висок.

— Я… сюда стрелял? — удивился водитель. — И что, не попал, что ли?

Его снова сунули под холодную воду и сунули под ребра.

— Ну что, очухался?

— Почему ты стрелял в своего хозяина?

— Ни в кого я не стрелял!

Водителя переправили экспертам. Те сделали смыв с кисти правой руки и правой щеки. И обнаружили на коже пороховой нагар.

— Если ты не стрелял, то почему у тебя руки и одежда в пороховой гари?

— У меня?

— У тебя!

— Да я отродясь оружия в руках не держал!

— И этого? — показали ему найденный на месте преступления пистолет.

Водитель испуганно замотал головой.

— Нет!

— А почему тогда на нем твои отпечатки пальцев?

— Мои?

— Твои! Вот здесь и здесь…

Отпечатков на пистолете было много, и все они принадлежали одному человеку — принадлежали водителю.

— Ну что, будем признаваться или ваньку валять?

Водитель предпочитал валять ваньку. Водитель клялся и божился, что никого не убивал и пистолета не видел.

— Может, ты еще скажешь, что и водку не пил?

— Водку? Не пил!

— И пьяным в беседке не валялся?

— Не валялся.

— Нуты гад!..

Предварительные итоги следствия сообщили Начальнику ФСО. Тот незамедлительно доложил их своему Шефу.

— Преступник установлен. Им оказался личный водитель потерпевшего…

Президент слушал про пороховой нагар, отпечатки пальцев, положение преступника и жертвы в момент выстрела… и не верил тому, что слышал. Не верил, потому что имел основания не верить, потому что знал больше, чем его собеседник.

Почему водитель? При чем здесь водитель?

— Он признался?

— Нет, подозреваемый все отрицает. Но собранные улики неопровержимо свидетельствуют…

— Вы нашли людей, с которыми он пил?

— Нет. Но вряд ли это теперь…

— Найдите, — потребовал Президент. — И вот что еще — проверьте его на детекторе лжи.

59
{"b":"12459","o":1}