ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А где бы его взять?

— Тогда схватить за руку исполнителей! И, заломив ее за спину, задать пару вопросов по существу…

— Это тоже проще сказать, чем сделать. Где эта рука и эти исполнители?..

Тупик?

На первый взгляд — да.

На самом деле — нет. Потому что безвыходных ситуаций не бывает. Бывают трудные, очень трудные, бывают кажущиеся безвыходными. Но лишь кажущиеся, потому что обязательно имеющие выход. Ну хоть вот такусенький.

Итак, начнем с начала — с постановки задачи. Что нам требуется? Ну давай, предлагай.

— Выйти на людей, которые менее всего желают, чтобы на них кто-нибудь выходил, и о которых известно…

— Что известно?

— Немного. Но кое-что все-таки известно.

— Что конкретно?

— Например, то, что они имеют отношение к армейской разведке. Что поставили под контроль ряд предприятий, обслуживающих оборонный комплекс. Что вряд ли на этом остановятся…

— Погоди-ка, погоди… — оборвал сам себя Резидент. — Если они не собираются останавливаться на достигнутом, то рано или поздно наедут на еще какое-нибудь предприятие.

— Наедут?

— Наверное, наедут…

— Не наверное, а обязательно наедут! И если в этот момент оказаться где-нибудь поблизости, то можно…

Вот что значит поговорить с умным человеком! То есть с самим собой…

А скажи мне, любимый друг, как узнать, на какое следующее предприятие будет наезд? Ведь их по стране сотни…

Молчит друг. Как рыба, закатанная в консервную банку, молчит.

Потому что опять угодил в тупик. Вернее, в тот же самый тупик. Правда, уже с лучиком света, забрезжившим в конце тоннеля.

Так как же узнать, к кому они придут следующему?

Как?..

— Может, установить наблюдение за всеми предприятиями, которые им могут быть интересны? Для чего нанять филеров, приобрести технику…

— А если никого не нанимать? И никого не искать?

— Как так?

— Так! Никого не искать, а вынудить их прийти самих? Самих!

Так, так, очень интересно!.. Чем-то привлечь, поманить…

— Что их может заинтересовать такое, чтобы они вылезли на свет божий?

— Возможно, деньги.

— Нет, денег у них в достатке…

Что еще?

— Тогда, может быть, оружие?

— Думай, что говоришь!

— Да, действительно…

— А если… Если какое-нибудь предприятие? Завод или?..

— Завод? Ну, конечно же, завод! Именно его! Какой-нибудь перспективный, который они облюбуют и пожелают прибрать к рукам заводик.

То есть надо прикупить себе что-нибудь такое с кирпичными трубами, корпусами и десятком тысяч рабочих и ждать встречи. Просто ждать…

Всего-то!

Ну и что будем покупать?

Хорошо бы что-нибудь покрупнее и повнушительней…

Хотя нет, покрупнее не получится. Все, что покрупнее, уже разобрано, а передел собственности дело непростое. А в серьезные драки лучше не ввязываться — ты начнешь убивать, тебя начнут убивать — хлопотно это. Придется довольствоваться чем-нибудь поменьше.

Чем?

Задачка…

— Ну давай, не молчи, предлагай.

— В идеале было бы взять в собственность небольшое предприятие, делающее маленькие атомные бомбочки. И сразу стать интересным всем.

— Ну ты замахнулся!

— Ладно, пусть не всю бомбу, пусть хоть часть…

А ведь это мысль! Насчет части! Ай да умница, тот второй Резидент.

Часть бомбы, часть танка, часть крейсера… Причем такую часть, которая не требует большого производства, но без которой в военном деле зарез. И которая в идеале используется и в танках, и в самолетах, и в крейсерах…

Что это может быть?

Например, провод, экранированный или без оплетки, силовой или для связи, который везде…

Или порох! Он и в патронах, и в снарядах!

Правда, пороховые заводы находятся в ведении государства. Но можно не замахиваться на весь порох, а ограничиться какой-нибудь его частью. Какой-нибудь добавкой.

Похоже, придется засесть за химию, чтобы разобраться, что входит в состав порохов и без чего его не бывает. И сесть за электротехнику.

Похоже, придется образовываться. Ну а потом…

Глава 5

— Я собрал вас, господа, чтобы сообщить пренеприятное известие — к нам едет ревизор, — сообщил генерал Крашенинников.

На чем цитирование классики и закончилось. Потому что командиры не читали Гоголя и не знали, что надо удивленно вскрикивать: “Как ревизор? Почему ревизор?”

Они сказали проще и доходчивей:

— Вот ни… — в том смысле, что не ждали не гадали и на тебе — едет какой-то ревизор.

— И за каким… он вообще такой нужен…

— Чтоб их всех!..

В хозяйство генерала Крашенинникова решил нагрянуть с инспекцией не кто-нибудь, а вновь назначенный Заместитель Министра обороны. Как будто других частей ему мало.

— Значит, так — территорию прибрать, личный состав помыть, сапоги почистить, воротнички подшить, — приказал генерал. — И вот что еще, проведите строевые занятия, что ли. А то отвыкли строем ходить. Ясно?

— Так точно!

Ладно, хоть траву и деревья красить зеленой краской не заставил. А то некоторые не в меру ретивые командиры умудряются каждый листочек, каждый стебелек…

— Может, шашлычки сообразить? И баньку? — предложил кто-то.

— Отставить шашлычки, — сказал, как отрезал, генерал.

— Почему?

— Потому что перебьется!.. Прибрать вверенную нам часть — это одно, а спинку начальству мочалкой драить — увольте. Лета не те!

Командиры уважительно взглянули на генерала. Крут старик, ни перед кем не гнется! Такого хоть перед Министром во фрунт поставь. Он и Министра пошлет…

Два дня спецназовцы долбили плац подошвами прыжковых ботинок, отрабатывая строевые команды, поворачивались “напра-во”, “нале-во”, “кру-гом” и хриплыми голосами орали песни.

В среду утром возле КПП остановилась машина Замминистра. Генерал его возле шлагбаума не встречал, генерал ожидал в штабе.

Куда и поехала машина. Ну не возвращаться же было.

Дежурный по части сошел с крыльца, вскинул к голове ладонь и лихо доложил, что в части никаких происшествий не случилось, шагнул в сторону, давая возможность инспекции пройти в штаб.

Генерал сидел до последнего, до момента, пока Замминистра не открыл дверь его кабинета.

— Чего не встречаете? — спросил он.

— Навстречу начальству бросается тот, у кого совесть нечиста. А у меня с этим делом все в порядке. Замминистра, не дожидаясь приглашения, сел.

— Что показывать будете?

— Все, что вам угодно.

Нелюбезен был генерал. Может быть, еще и потому, что нового Замминистра не знал и, как водится, ничего доброго от него не ждал.

— Сейчас идут занятия на полосе препятствий. Если хотите…

Замминистра захотел.

Бойцы шустро скакали по бревнам, стенам, трубам, вкопанным в землю автомобильным покрышкам, проползали под низко натянутой колючей проволокой, сигали в черные дыры блиндажей, ныряли в полной выкладке в ямы, заполненные водой и нечистотами, перетаскивали на горбу сорокакилограммовые ящики с “боеприпасами”, кидали в мишени штык-ножи и саперные лопатки, долбили соломенные чучела прикладами автоматов…

И все это делали очень грамотно и быстро. Замминистра только диву давался.

Потом было стрельбище, где мишени ложились одна за одной после первых же выстрелов. Бойцы выходили на огневой рубеж и стреляли из автоматов стоя, лежа, с колена, от бедра, на бегу, всегда попадая в цель. Стреляли из пистолетов, пулеметов, снайперских винтовок. И на закуску из НРСа — ножа разведчика стреляющего. И даже из него, ухватившись за рукоятку двумя руками и развернув клинок на себя, валили мишени за двадцать с лишним метров.

Такие были у генерала Крашенинникова грузчики. Всем грузчикам грузчики.

Со стрельбища личный состав побежал в спортзал.

Наблюдая, как бойцы молотят и кидают друг друга на занятиях по рукопашному бою, Замминистра вдруг потребовал себе кимоно.

Спецназовцы одобрительно заухмылялись.

А что, нормальный, видно, мужик, раз в драку вяжется. Значит, умеет. Значит, свой…

6
{"b":"12459","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Монашка к завтраку
Гвардеец его величества
В канун Рождества
Последние слова знаменитых людей
Мартин Скорсезе. Главный «гангстер» Голливуда и его работы
Вся правда о еде
Правило четырех секунд. Остановись. Подумай. Сделай
Искусство счастливых воспоминаний. Как создать и запомнить лучшие моменты
Неправильная любовь