ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, всё в порядке. На ногах и на спине изрядные кровоподтёки, но это пустяки.

Меня снесли по трапу, втащили в крохотную каюту и швырнули на койку. Хендрик и Хзлси остались со мной. Халси пододвинул стул и сел.

— Ну-с, милый мальчик, может быть, теперь вы расскажете мне, как очутились на борту «Трикалы»? — голос его звучал мягко и вкрадчиво, как у женщины, но был холодным и бесцветным.

— Что вы со мной сделаете? — спросил я, стараясь говорить ровным, спокойным тоном.

— Это зависит от вас и ваших друзей, — отвечал он. — Ну, рассказывайте. Вы с Куком явились на борт «Темпеста» в Ньюкасле и узнали от Рэнкина, где находится «Трикала». Что было потом?

— Мы достали яхту и пошли к Скале Мзддона, — ответил я.

— Как достали? Сколько вас тут?

— Несколько человек, — уклончиво ответил я. Хэлси прищёлкнул языком.

— Пожалуйста, поточнее, Варди. Сколько вас?

— А вы сами узнайте, — предложил я. Я был напуган, но уже владел собой.

Он засмеялся злым невесёлым смехом.

— У нас есть способ заставить вас говорить. О, погодите-ка, я видел на борту женщину. Она очень похожа на мисс Соррел, которая села с вами на плот, когда мы покидали «Трикалу». Это мисс Соррел? — внезапно его голос зазвучал резко. Хэлси склонился ко мне. — Ну, Варди?

Я приготовился к удару, но вспышка ярости быстро прошла, и Хэлси откинулся на спинку стула.

— Понятно, — продолжал он. — Это мисс Соррел, и она влюблена в вас, иначе ни за что не потащилась бы сюда. Что ж, это упрощает дело, — он снова хихикнул. — Я дам вам шанс, Варди. Посоветуйте своим друзьям сдаться. Вы — беглые заключённые, закон против вас. Но если мне позволят без помех подняться на борт «Трикалы», то по возвращении в Англию…

— Я не дурак, — перебил я его. — Вы не намерены возвращаться в Англию вместе со своей командой, не говоря уж о нас. Вы бросите их точно так же, как бросили команду «Трикалы», и возьмёте с собой только свою старую шайку.

Он вздохнул.

— Ну-ну, мой мальчик. У вас просто разыгралось нездоровое воображение. Что ж, я вас покидаю. Поразмыслите о вашем положении. В суде захват «Трикалы» и стрельбу по нашему буксиру расценят как акт пиратства.

— А как расценят ваши действия? Например, то, что выбросили судно на этот пляж? — парировал я. Хэлси рассмеялся.

— Да, — сказал он, — вынужден признать, что мне не хотелось бы доводить дело до суда. Я вношу предложение. Если после моего возвращения в порт власти недосчитаются какого-то количества серебра, я смогу заявить, что мне не удалось поднять со дна всё до последней крошки. Что, если я высажу вас и ваших друзей… ну, скажем, в Тромсё, в Норвегии? Человек с деньгами всегда может скрыться. Подумайте об этом, друг мой, а я пока пойду и надавлю на ваших приятелей. — Он с улыбочкой покачал головой. — Ах, Ромео, Ромео… Идёмте, мистер Хендрик. Думается, пора кликнуть Джульетту. Его зловещий смех ещё долго звенел у меня в ушах. Вскоре на палубе ожил громкоговоритель:

— «Темпест» вызывает «Трикалу», — голос Хэлси звучал слабо и глухо. — Если вы не сдадите судно и серебро в течение часа, я повешу Варди за пиратство.

Он повторил своё заявление ещё раз и отключил громкоговоритель. Я вспомнил команду «Трикалы» и историю с «Пинангом». Хэлси не блефовал. Либо через час я буду болтаться на верёвке, либо Дженни и Берт сдадут судно. В любом случае конец один — смерть. Хэлси не станет убивать нас, а просто бросит на Скале Мэддона и предоставит умирать естественной смертью. Это поможет ему зализать муки совести. На миг я потерял рассудок, но в конце концов заставил себя успокоиться и сесть на койке. Я должен найти путь к спасению. Я должен удрать с буксира.

X. Динамит

Я мало-помалу успокоился. Должен же найтись какой-то выход. Переборки в каюте были деревянные, но прочные. Топот резиновых сапог раздавался над самой моей головой. Я посмотрел вверх. В палубе был люк, а в стене — крохотный иллюминатор дюймов шести в диаметре. Я встал на стул и, открыв заслонку, увидел чьи-то расставленные ноги, а в полумиле от буксира — ржавую «Трикалу». Даже будь иллюминатор пошире, всё равно полмили мне в такой холодной воде не проплыть. Вдруг я услышал чей-то разговор:

— Ты когда-нибудь видывал такое, Вилл? Я двадцать три года хожу по морям и не припомню, чтобы людей вешали за пиратство. Даже если он и пират, всё равно вешать без суда нельзя, это убийство. Ноги переступили по палубе, заслонив от меня «Трикалу».

— Убийство? — послышался второй голос. — Не знаю, может, и так. В любом случае мне это совсем не нравится. Капитан, должно быть, сдурел. Да и может ли Хэлси судить, что пиратство, а что не пиратство? Ты можешь мне сказать, почему погибла вся команда «Трикалы»?

— Не оглядывайтесь, — тихо проговорил я в иллюминатор. — Стойте, как стоите. Я могу дать вам ответ. Шлюпки «Трикалы» были испорчены специально, чтобы погубить команду. В ту ночь было убито двадцать три человека. Главные виновники — Хэлси и Хендрик.

— Откуда ты знаешь? — спросил голос с ирландским акцентом.

— Я спасся на плоту, — ответил я. — Это — правда, и от неё может зависит ваша жизнь. Хэлси возьмёт с собой в Англию только людей из своей старой команды. Остальных бросят на Скале Мэддона, как только серебро будет перегружено на буксир, а «Трикала» уничтожена. Вы меня понимаете?

Они не ответили.

— Хэлси выдал команде оружие? — спросил я.

— Нет, вооружены только он сам, помощник и двое из старой команды, Юкс и Иванс.

— Значит, вы в его руках. А как там Рэнкин?

— Он чего-то боится. Оружие есть только у четверых.

— Попросите Рэнкина прийти сюда. Скажите, что с ним будет говорить Варди. Дело жизни и смерти, так ему и передайте. И расскажите всем остальным то, что услышали от меня. И учтите, если вы не поторопитесь, ваши кости будут валяться на Скале Мэддона.

— Это правда, что ты осуждённый?

— Да. Я пытался предостеречь команду «Трикалы», и меня упекли за бунт на корабле. Довольно вопросов. Если вам дорога жизнь, захватите судно.

Несколько секунд они стояли без движения, потом ирландец сказал:

— Пошли, Вилл, я хочу поговорить с Джессопом. Это был лишь слабый лучик надежды, но я воспрянул духом. Минуты тянулись медленно. Кто такой этот Джессоп? Поверили они мне или нет? Успеют ли что-нибудь предпринять, прежде чем Хэлси осуществит свою угрозу?

Я принялся осматривать каюту, скорее, чтобы занять себя, чем из любопытства. Сидеть и ничего не делать было слишком мучительно. На полочке возле койки стояли книги по морскому делу, сочинения Шекспира, полный Бернард Шоу, кое-что из Юджина О'Нила. С внезапным любопытством я вытащил из ящика стола кипу писем. Вскоре я уже вовсю рылся в вещах капитана Хэлси, забыв, что мне осталось жить меньше часа. Я хотел отыскать какой-нибудь ключик к прошлому этого человека. И я нашёл его. В отдельном конверте, помимо писем от жены, адвокатов и деловых партнёров из Шанхая и Кантона, лежали газетные вырезки. Там я обнаружил фотографию, точно такую же, как в «Театрале», а под ней подпись:

«Исчезновение Лео Фудса, подозреваемого в поджоге». Ниже шёл текст: «Молодой актёр Шекспировского театра Лео Фудс разыскивается в связи с пожаром в айлингтонском театре, случившимся 25 января и унесшим десять жизней. Фудс, бывший владельцем этого театра, бесследно исчез. Полагают, что он влез в долги, а театр был застрахован на крупную сумму. Пожар начался в оркестровой яме. Один из рабочих сцены видел, как незадолго до этого оттуда выходил Лео Фудс. Полиции выдан ордер на его арест. Подразумевается, что наряду с обвинением в поджоге Фудсу будет предъявлено обвинение в убийстве».

В остальных вырезках сообщалось примерно то же. Все они были вырезаны из газет за февраль 1922 года. Запихнув их обратно в конверт, я сунул его в карман. В этот миг кто-то тихо позвал меня по имени. Напротив иллюминатора, привалившись спиной к леерам, стоял Рэнкин. Лицо у него было бледное и рыхлое. Наши взгляды встретились, потом он отвернулся.

34
{"b":"12540","o":1}