ЛитМир - Электронная Библиотека

Игорь ИСАЕВ

ЗВЕЗДНАЯ ЦИТАДЕЛЬ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. «БИ-ДЖЕТ» НЕ ОТВЕЧАЕТ

ГЛАВА 1

Часы медленным тиканьем отсчитывали секунды. Маятник в форме звезды с восемью лучами мерно качался из стороны в сторону. На потемневшем от времени медном циферблате рядом с тонкими римскими цифрами были нанесены знаки Зодиака. «Интересно, сколько им лет», — подумал Грег, с любопытством разглядывая заключенный в деревянный корпус древний механизм. Раньше подобные устройства он видел только в фильмах. Грег сверил показания замысловатой формы стрелок с информацией наручного хронометра. Удивительно, но часы шли точно. Видимо, маятник был скорректирован на меньшую силу искусственного тяготения на станции, чем на далекой Земле.

Грег отошел в сторону и сел в кресло. Вообще, он не очень любил ждать. Но сейчас ничего другого не оставалось. Он побарабанил пальцами по подлокотнику и снова принялся разглядывать кабинет. Благо Грег был здесь впервые и делать это было достаточно интересно.

Итак, Грег Миллер, пилот первого класса службы дальних полетов, сидел в кабинете непосредственного начальника Джона Майлза в одном из секторов пятой платформы большой промежуточной станции «Джемини» на геостационарной орбите Нептуна и ждал, когда заявится еще один начальник, только рангом куда выше, чем Майлз. А так как все высокие чины имеют привычку не слишком бережно относиться ко времени подчиненных, то Грег развлекался разглядыванием интерьера.

Вообще Грег чувствовал, что разговор предстоит серьезный. Особенно, если непосредственный шеф с необычной степенью туманности говорит о прибытии представителя центрального штаба с Земли, который непременно хочет встретиться с тобой. И действительно, прибытие человека из центра на станцию у самого порога глубокого космоса только для одной конфиденциальной беседы — дело достаточно необычное. Вся текущая оперативно-рабочая информация прекрасно обеспечивалась традиционными каналами дальней связи, а тут личная транспортировка уполномоченного лица… Впрочем, об этом Грег узнал только сейчас из краткого пояснения Майлза. Для всех же остальных этот человек был одним из обычных пассажиров вахтового корабля с Земли.

Майлз оторвал взгляд от маленького экрана на столе и со стоическим выражением взглянул на Грега. Он всем видом показывал, что, мол, ничего не поделаешь, надо терпеливо ждать — такие птицы не каждый день залетают к нам.

Словно бы решив больше не испытывать их терпение, створки дверей бесшумно раздвинулись и в кабинет энергичной походкой вошел высокий седой мужчина с открытым жестким лицом. Майлз вскочил и чуть не вытянул руки по швам. Вошедший с легкой тенью иронии взглянул на него и первым протянул руку для приветствия. Потом повернулся к поднявшемуся Грегу.

— Извините, что заставил ждать. Пришлось немного задержаться у начальника станции. От представительской суеты никуда не денешься, — он немного суховато улыбнулся сразу обоим и, опустившись в кресло, предложил собеседникам последовать его примеру.

Миллер с Майлзом сели. Хозяин кабинета плеснул в три бокала из сифона. Гость благодарно кивнул и предложил:

— Итак, господин Миллер и господин Майлз, приступим к делу. Я Габриэль Карпентер, ведущий специалист четвертого отдела центрального штаба единой Всемирной службы космических сообщений. И вы, наверное, немало удивлены моему появлению. Не так ли? — Он снова суховато улыбнулся, внимательно наблюдая за реакцией двоих напротив.

Они молча закивали, так и не притронувшись к бокалам. Карпентер удовлетворенно прикрыл глаза, словно и не ожидал другого ответа, закинул ногу за ногу и снова задал вопрос:

— Что вы мне можете рассказать о случае с Би-Джет-86?

Миллер с Майлзом переглянулись, и, немного помедлив, слово по старшинству взял Майлз.

— Би-Джет-86, пилотируемый грузовой корабль… Больше полутора лет назад стартовал с нашей платформы с грузом редких металлов и другого конструкционного сырья. Направлялся в промышленную зону на орбите Марса, но отклонился от курса и бесследно исчез. Экипаж считается пропавшим без вести. Дело официально отнесено к категории случайных катастроф. — Майлз на секунду замолчал, припоминая детали. — Фирма-фрахтовщик и родственники пилотов получили полную страховую компенсацию… Пожалуй, это все.

Карпентер перевел бесцветно-проницательный взгляд на Миллера. Но Грег только покачал головой:

— Это все, что мы знаем. Об этом же подробно сообщалось по всем телеканалам. Или есть какие-то новые подробности?

Карпентер коротко усмехнулся и ответил вопросом на вопрос:

— А что вы, Миллер, знаете о работе объекта РХ-12 на орбите Тритона?

Грег постарался не высказать своего удивления и, чтобы выиграть время, принялся распечатывать упаковку тонизирующей жевательной резинки. Как же! Ведь это был самый закрытый от посторонних глаз научно-технологический комплекс во всей области больших планет… Он положил в рот приятно распадающуюся ментоловым вкусом пластинку и, поймав не менее удивленный взгляд своего шефа, произнес, чуть растягивая слова:

— Об этом объекте известно немного… Там действует концерн «Джизау». Тридцать процентов его капитала принадлежит государственным органам. Работа ведется в сфере поиска новых сверхмощных источников энергии… — Грег поднял брови и, порывшись в памяти, дополнил: — Транспортные потоки идут только туда. Материалы и оборудование спецрейсами через нашу платформу. А оттуда назад в промышленных масштабах ничего не отгружается. Похоже, что исследования идут пока без больших результатов. Вся служебная информация передается по особому каналу. Вот, пожалуй, и все.

— Ну что ж, неплохая осведомленность. Без особых подробностей, но в первом приближении вполне исчерпывающая. — Карпентер постучал пальцами по столу. — А связи между двумя этими вопросами вы не обнаруживаете?

Майлз с Миллером опять переглянулись и дружно покачали головами.

— Правильно, так оно и должно казаться всем непосвященным, — удовлетворенно заключил человек из центра.

Он встал, задумчиво прошелся по кабинету, еще несколько мгновений разглядывал старинные напольные часы, а потом резко повернулся к сидящим.

— А связь есть. Мало кому известная, но самая прямая. Только давайте договоримся сразу; все, что будет говориться в этих стенах, является информацией строжайшей секретности и не должно просочиться ни в чьи уши. Об ответственности вы знаете. Я здесь действую как уполномоченный своей службой по расследованию дела Би-Джет-86.

Двое с самым серьезным видом согласились.

— Итак, — продолжал Карпентер, — настоящие обстоятельства таковы, что тот злополучный корабль должен был транспортировать первую экспериментально-промышленную партию новейшего энергоносителя повышенного могущества. Его рабочее название «Крокус». Несколько контейнеров с этим веществом были уже доставлены на корабль, когда технологи объекта РХ-12 установили, что вещество недостаточно стабилизировано для такого длительного путешествия. Контейнеры с суперэнергетиком сняли, и корабль ушел в рейс с самым заурядным грузом. — Карпентер сделал паузу и отхлебнул из стакана. — А затем корабль по неизвестным причинам поменял курс и вскоре бесследно пропал. Ну что, — Карпентер, усмехнувшись, поглядел на своих людей, — это уже интереснее, чем официальная версия, которую без устали пересказывали все телекомментаторы? Верно?

Грег перевел взор на Майлза. Выражение лица того было не менее сосредоточенным, чем у самого Грега.

— А сейчас будет еще интереснее. — Карпентер снова встал и опять принялся расхаживать по кабинету, заложив руки за спину. — Через несколько недель после исчезновения корабля к нам поступило сообщение от одного из отделений астрофизической академии. Их телескоп случайно поймал слабый, практически незаметный сигнал бедствия. Такой слабый и искаженный, что его не сразу удалось понять и идентифицировать. Сигнал был подан с корабля, бортовой номер которого не числился ни в одном регистре. Этот корабль не значился приписанным ни к одному стартовому комплексу или технологической площадке. И это уже тем более интересно, господа, не правда ли? — обратился Карпентер к собеседникам, опершись руками на спинку кресла. — А теперь — самое любопытное, Повозившись с расшифровкой и параметрами сигнала, мы установили следующее: координаты, из которых он подан, таковы, что если бы сигнал был стандартной мощности, то его должны принять многие наши станции и корабли. Но мощность оказалась настолько слабой, словно его источник не хотел быть далеко услышанным. И если бы не случайно перешедший на аварийную частоту телескоп астрофизиков, мы бы тоже не узнали об этом SOS. Координаты источника странного сигнала находились как раз недалеко от курса Би-Джет-86, который должен был везти сверхмощный энергоноситель. Логика всех дальнейших событий подводит к тому, что экипаж транспортника принял этот сигнал и, устремившись на помощь, изменил курс и бесследно исчез вместе с кораблем.

1
{"b":"12590","o":1}