ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Безбах Любовь

Королевские шутки

Разгромленное, изрешетчанное пулями помещение присело под взрывом, а раскалившееся пространство приподнялось. Потолок метнулся навстречу, но удара не последовало — серая толща пропустила сквозь себя, как пустая голограмма. Страшно напугала сумеречная морская глубина, вмиг посветлевшая и разжавшая хватку. В то же мгновенье океан остался далеко внизу, ограниченный холмистой сушей. Стремительно провалившись вниз, океан стал круглым, как блюдечко: середина провалилась, а края приподнялись. Вокруг в аспидной черноте сияли немигающие звезды. Забилась жуткая паническая мысль: 'Смерть! Смерть!' Разум судорожно цеплялся за тело, которого больше не существовало. Ни рук, ни ног — ничего больше не было. Безмолвный крик длился и длился, захлебываясь паникой, но не приносил облегчения.

Земля приняла форму шара и без конца проваливалась в черную, засасывающую бездну, уменьшаясь в размерах. Круговой обзор сводил с ума. Почему не тоннель? Должен быть тоннель, почему его нет?! Пространство сгустилось и стало плотным. Казалось, оно мешает сделать вдох несуществующими легкими. Или они есть? Тело, сначала призрачное, стало приобретать зримые очертания. Паника забилась вглубь и затаилась. Вот так-то лучше… Мысли стали вялыми и упорно ускользали. Теперь — спать.

Глава 1 БАРТЕР

Анджело Сайенс, развалясь в роскошном кресле, рассеянно следил за неуловимым движением пальцев Руслана Коренева. Программист озабоченно супил кустистые брови, хотя осложнений с налаживанием связи в этот раз не предвиделось — Тайкох сам посоветовал Сайенсу выйти с ним на связь. Беспокоиться следовало Доктору: если Тайкох дает подобные советы — жди непредвиденных осложнений.

Цвета на экране сконцентрировались и приобрели глубину. Анджело Сайенс отбросил вальяжную позу и наклонился к экрану. Внимательные глаза за очками посветлели.

— Неужели тебя действительно не интересует, с кем я собираюсь общаться? — спросил у Руслана король генетики.

— У меня своя работа, — буркнул программист.

— У тебя есть прекрасная возможность познакомиться с внеземным существом, с космическим полтергейстом, о существовании которого человечество едва ли подозревает.

— Ты сам-то с ним знаком? — ухмыльнулся Коренев, наблюдая за сменой цвета на экране.

— Материи у Тайкоха не меньше, чем в Солнечной системе, а как ловко он умеет менять свой объем! — поддразнивал Анджело Сайенс Коренева. — Человек не может воспринять это удивительное существо теми органами, которыми располагает на данном этапе эволюции, однако мне оно дает себя почувствовать.

— Почувствовать можно. Не мешало бы проверить уровень радиации…

— Радиация тут ни причем. Мы увидим не столько материю, сколько сознание Тайкоха.

Руслан скривился: материя, сознание… Его всегда раздражали философские выкладки, особенно выкладки Анджело Сайенса.

Цветные пятна на экране посерели, втянулись вглубь экрана, и в тот же миг невидимая сила отшвырнула Руслана к стене вместе с креслом. Программист послушно растянулся на полу и более не сделал ни одного движения. Доктор от неожиданности выпрямился. В его мозге поселился кто-то чужой и тяжелый.

— Я здесь, здесь, — прошептал Анджело Сайенс, не в силах выйти из оцепенения.

— Похвально, что ты вышел на связь. Плохо, что теряешь хваленую человеческую самостоятельность.

Тайкох частично освободил мозг Доктора от тяжести, как будто расцепил могучие пятерни. Анджело облегченно вздохнул и покосился на лежащего Коренева.

— Он бы не помешал. Я и сам могу побеспокоиться о провалах в памяти моих людей.

На эту реплику Тайкох ответить не удосужился, однако ответил на мысли:

— Я не имею ничего общего с животными Земли.

Анджело Сайенс виновато улыбнулся. Нельзя быть рассеянным при контакте с внеземным полтергейстом. Тайкох начал деловой разговор:

— Предлагаю бартер.

— И ты туда же, — удивился Доктор. — Весь мир помешался на бартерных сделках. Что на что ты собрался обменивать?

— Содержимое вашего контейнера под номером 4.232-Е.

Доктор подождал продолжения, не дождался и сказал:

— Это одна сторона вопроса. Прежде чем перейти ко второй, разреши выяснить первую.

— Тебе ни к чему эта свалка материи. Вместо того чтобы похоронить контейнер, отправь его в сторону Плутона.

— Я не о том.

Тайкох проигнорировал замечание Доктора. Анджело Сайенс понятия не имел, что у него там в контейнере. Судя по номеру, какие-то отходы. Ответ 'партнера по бизнесу' его немного насторожил, и Анджело Сайенсу до смерти захотелось узнать, что же там за отходы. Однако полтергейста человеческий интерес совершенно не зацепил. Впоследствии Доктор из любопытства просмотрел документы на груз в контейнере, но отходы и в самом деле оказались ничем не примечательным лабораторным мусором. Тайкох между тем продолжил:

— В обмен на контейнер я предлагаю человека…

— О?..

— …женщина, 21 год.

— Ты хочешь обменять женщину на отходы?! Ты низкого мнения о жен… людях.

— Ценность контейнера для меня равнозначна ценности этой женщины для тебя, Доктор.

'Не думаю, что отходы важнее даже самой никудышной бабенки, — подумал Анджело Сайенс и тут же засомневался в правильности такого умозаключения. — Однако бартер с каждым шагом становится все занимательнее. Остается невыясненным один вопрос, если Тайкох, конечно, на него прореагирует…'

— Я забрал ее с Земли в момент ее смерти 394 года назад. Я собрал ее по атомам, — прореагировал Тайкох.

— Зачем она мне? Она же мертвая.

— Она не мертвая. Она кристаллизована. Память и сознание законсервированы.

Анджело Сайенс давно привык ничему не удивляться, но сейчас он был заинтригован.

— Как я понял, умереть она таки не успела. Покажи-ка ее, — попросил он.

На экране немедленно проявилось изображение молодой обнаженной женщины во весь рост. Анджело Сайенс некоторое время всматривался в картинку, затем неторопливо снял очки, выбрался из кресла и походил по студии взад-вперед, раздумывая о чем-то своем. Коренев к тому времени пришел в себя, уселся на полу, потряхивая головой и спрашивая себя, какая сила телепортировала его из кресла в угол, и почему Доктор гуляет по студии во время сеанса связи с внеземным разумом. Изображение между тем растаяло.

Тайкох бесцеремонно отключил Коренева. Анджело Сайенс вернулся в кресло и хмуро спросил:

— Имя?

— Тимофеева Серафима Андреевна. Куда доставить?

— Хозяйство Лаборатории в космопорту, 102-й сектор.

Тайкох, не прощаясь, испарил с поверхности Земли малую толику своей материи. Доктор дрожащей рукой оттер пот со лба. Запоздало подумал, что снова не проанализировал, каким же образом он общается с Тайкохом: разговаривает с ним вслух, или они передают друг другу мысли, или как-нибудь еще. Руслан закопошился в своем углу, легко поднялся и потушил компьютер.

— Голова не болит? — вдруг осведомился у него Доктор.

— Нет.

'Крепкая у Руслана голова', - отвлеченно подумал Анджело Сайенс. 'Что-то у Дока бледный вид. Повздорили, видать, мастодонты', - в свою очередь, подумал Коренев.

Сергей Буров, скучая, смотрел в окно. У него выдалась такая редкая свободная минута, как она дорога и долгожданна! Только чем ее, долгожданную, заполнить? Сергей не умел отдыхать и теперь бесцельно мялся у окна. Можно позвонить сестре или в Россию родителям, но настроение улетучилось еще с утра из-за ссоры с помощником, поэтому разговаривать ни с кем не хотелось. Представитель Лаборатории Сайенса в космопорту скучал и смотрел в окно пустыми глазами, ничего там не видя. Собственно, в окне ничего и не было, кроме густого серого британского тумана.

1
{"b":"128876","o":1}