ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Запудрить мозги Соломону? Как ты предлагаешь мне (треск) это?

— Займи его чем-нибудь. Скажем, ушли его из города.

— А отец?

Майкл остановился в полутемном коридоре. Может, Крис и прав. Майкл лучше умеет заговаривать зубы, особенно Дону.

К тому же дома спокойнее. Накануне вечером, слушая пьяные вопли Гомы о скорой победе, он понял, что, когда колесо закрутится, Нигер станет опасным местом для Шеффилдов. А где безопаснее, чем на противоположном конце света? И лучшего алиби не придумаешь.

— Хорошо, Крис. Сегодня же распоряжусь относительно перелета. Но сначала мне нужно поговорить с Гомой. Может, прилечу только во вторник утром.

— Отлично, (треск) скорее.

Майкл распахнул дверь спальни. Девушки проснулись, и чернокожая села. Атласная простыня стекала с ее груди, как красное вино.

Он улыбнулся женщинам. Они улыбнулись в ответ.

— Пока, Крис. До отъезда мне нужно уладить пару дел.

Глава 12

В понедельник утром Соломон встал рано, чтобы успеть пробежать три мили по лесным тропинкам, прежде чем принять душ и одеться. Бежал он быстро, с возрастающей скоростью, и сбавил ход лишь на последней полумиле маршрута, на широкой дорожке среди секвой, отделявших особняк от взлетной полосы. Он всегда переходил здесь на шаг, остывая в тени, проникаясь царившей между секвойями соборной тишиной.

Позднее, летя в тесном вертолете в Сан-Франциско, Соломон порадовался, что нашел время для пробежки. Мышцы разогрелись и набрали упругость.

Туман все еще окутывал мост «Золотые Ворота» и укрывал западную часть города, словно сползшее с океана хлопчатобумажное одеяло. Над ним вздымались верхушки небоскребов, посверкивавшие на солнце.

Соломон прильнул к окошку, разглядывая проплывавшую внизу набережную Эмбаркадеро. Он не уставал изумляться, насколько эта часть города изменилась с тех пор, как он впервые увидел ее ребенком. До землетрясения 1989 года вдоль берега шла эстакада, по которой туристов доставляли к тридцать девятому пирсу и Рыбачьей пристани. Но после землетрясения обвалившуюся эстакаду снесли. Воспользовавшись моментом, городские власти вместо двухэтажного шоссе проложили просторный бульвар с широкими тротуарами и рядами пальм. Старый паромный вокзал превратился после реставрации в торгово-рыночный центр, набитый разнообразными магазинчиками и кафешками. Теперь этот район, с просторными площадями и видами на «Золотые Ворота», отличался такой живописностью, что львиная доля романтических рекламных роликов снималась на его фоне.

У Шеффилдов была тут недвижимость, и Соломон догадывался, что Дон приложил руку к недавним усовершенствованиям, чтобы его собственность возросла в цене. Лучше стало и персоналу штаб-квартиры «Шеффилд энтерпрайзиз», которая помещалась на трех верхних этажах самой восточной из офисных башен «Центра Эмбаркадеро». Уродливая бетонная эстакада больше не портила панораму залива, открывавшуюся из окон начальственных кабинетов, а площади с фонтанами и скульптурами идеально подходили для перекусонов на свежем воздухе.

Автомобиль компании ждал Соломона на личной шеффилдовской вертолетной площадке к северу от аэропорта Сан-Франциско. Путь в город шел по Сто первому шоссе. На подъезде к «Центру Эмбаркадеро» Соломон попросил водителя остановиться. Ему захотелось прогуляться под солнцем вдоль кромки воды.

Ветерок с залива веял прохладой, смягчая зной, а темные панорамные очки притушали блеск подернутой рябью воды. Пронзительно кричали и метались чайки. Невдалеке громыхали по рельсам старинные трамваи. В такой день Соломону хотелось забыть о своих обязанностях. Хотелось скинуть пиджак, растянуться на скамейке и смотреть поверх воды на гигантские краны, меняющие дальний пролет моста. Следить за проплывающими мимо парусниками. Немного подремать.

Он посмотрел на часы. До его встречи с Бартом Логаном и Миком Нилсеном, назначенной на одиннадцать утра, оставалось всего десять минут. Он ускорил шаг.

Соломон переложил из руки в руку алюминиевый кейс. В нем лежал его ноутбук, бритвенный прибор, различные документы и шпионский роман в мягкой обложке для чтения в минуты затишья. Во время поездок с одной ночевкой этот кейс толщиной в пять дюймов служил чемоданом. В чрезвычайных обстоятельствах — смертельным оружием.

Одно из преимуществ частного воздушного судна — не нужно беспокоиться из-за металлоискателей или службы безопасности аэропорта. Никто не станет досматривать кейс или задавать вопросы по поводу большого пистолета в наплечной кобуре. Соломон не думал, что сегодня ему понадобится оружие, но без него он чувствовал себя как-будто недоодетым.

Соломон торопливо пересек небольшую площадь с огромной скульптурой посередине. Это хаотическое нагромождение громадных бетонных труб всегда ассоциировалась у него с собачьей кучкой.

Когда Соломон ступил под прохладную сень «Центра Эмбаркадеро», его свежевыбритая голова уже была покрыта легкой испариной. Он промокнул ее носовым платком, затем аккуратно сложил платок и убрал назад в карман.

«Центр Эмбаркадеро» представлял собой длинную двухэтажную торговую галерею с четырьмя офисными башнями. Соломон миновал магазин женской одежды, обувной магазинчик и переполненное кафе, прежде чем добрался до лифта, который вознес бы его на высоты «Шеффилд энтерпрайзиз».

Лифт был набит битком. Соломон встал к задней стенке, стараясь не возвышаться над другими пассажирами. Он занимал здесь слишком много пространства, и людям стоило большого труда не задевать за него. От этажа к этажу лифт пустел, и наконец в нем осталось лишь несколько человек. Дверь открылась на тринадцатом этаже, и Соломон шагнул в уютную приемную «Шеффилд энтерпрайзиз».

Три девушки-куколки сидели за кленовой стойкой в наушниках и что-то лопотали в микрофоны. За ними, на серо-голубой стене, красовался логотип компании — изящная буква «S». Пол был укрыт ковром под цвет стен, таким пушистым, что в нем, казалось, тонули все звуки.

За стеклянной пуленепробиваемой дверью располагались офисы корпорации. Один из людей Берта Логана — охранник в серой форме — сидел у двери на стуле. Соломон подмигнул ему. Тот в ответ одарил его сердитым взглядом.

Вытянутые ноги охранника перегораживали проход. Он и не подумал их убрать. Соломон с бесстрастным лицом обошел нахала, но запомнил его имя, значившееся на бэджике. Дэвис. С ним он разберется позднее. Одно словечко Дону.

В неярко освещенном коридоре было тихо. Все дела вершились за закрытыми дверями кабинетов. То, что глава службы безопасности отхватил себе местечко на этом этаже, занятом высшим руководством, показалось Соломону любопытным. Крис явно готовил Логана к исполнению более серьезных обязанностей.

На подходе к кабинету Логана, находившемуся в конце коридора, Соломон сверился с часами. Как раз вовремя. Он дважды стукнул в дверь, открыл ее и вошел.

Логан сидел за своим столом спиной к окну, выходившему на соседний небоскреб. Выбритые боковины его черепа блестели, как крылья новенького авто. Одетый, по обыкновению, в хаки, он откинулся на спинку вращающегося кресла с хмурой гримасой на лице.

Два охранника в форме стояли около двери, демонстрируя идеальную выправку и стараясь казаться внушительнее, чем они были на самом деле. Соломон немедленно понял, почему. В кресле напротив Логана сидел человек внушительных габаритов, который, казалось, вот-вот лопнет от ярости.

Мик Нилсен был рыжим, и его веснушчатое лицо в настоящий момент пылало огнем. Для визита в штаб-квартиру корпорации он надел коричневую спортивную куртку, туго обтягивавшую его массивные плечи. Когда Соломон вошел в комнату, Мик поднялся. Соломону редко доводилось смотреть на кого-то снизу вверх. В Нилсене было не меньше шести с половиной футов роста, и весил он, пожалуй, фунтов двести восемьдесят. Этот сорокалетний мужчина малость оплыл в талии, но мощные мышцы портового грузчика оставались при нем. Неудивительно, что охранники готовы были наложить в штаны.

12
{"b":"129417","o":1}