ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Под текстом имелась фотография, и Соломон пристально всмотрелся в нее, едва не касаясь носом экрана. Вместо крутой бабищи он увидел примерно свою ровесницу с мелкими чертами лица, кожей медового цвета и тугими черными кудрями, разделенными прямым пробором. Она улыбалась, но в ее шоколадных глазах горел хищный огонек, та уверенность, которая нежелательна в сопернике.

Соломон нашел телефон Крус в справочнике и позвонил ей в контору, но подключился автоответчик. Сообщения Соломон не оставил. Посмотрел на часы. Было позднее, чем он думал.

В животе у него заурчало. Он встал и прислушался к тишине в квартире. Его призывали пельмени миссис Вонг.

Глава 17

Виктор Амаду ерзал за рулем маленького японского автомобиля. По американским меркам, Виктор был некрупным мужчиной, хотя и широкоплечим, и в хорошей форме для человека далеко за сорок. Однако ему казалось невероятным, чтобы кто-то мог чувствовать себя комфортно в этой маленькой машине. Как он ни менял положение, тело все равно затекало.

Ну и ночка! Он уже много часов провел в этом автомобильчике, наблюдая за большим белым человеком с бритой, гладкой, как пуля, головой.

Виктору отчаянно хотелось, чтобы его пребывание в Сан-Франциско дало результаты. Он без звука согласился лететь с послом, но его ни на минуту не покидал страх, что миссия провалится. Посол Мирабо, этот надутый идиот, думал, что сможет вразумить Шеффилдов, уговорить их добровольно убраться из Нигера. Но Виктор знал, что с такими людьми, как Шеффилды, дипломатия не сработает. Они понимали только одно — силу, а правительство Нигера уже очень давно не могло действовать с позиции силы. Посол вынужден был обходить более сильные правительства со шляпой в руке, прося пропитания для голодающего народа, предлагая природные богатства в обмен на достаточное количество твердой валюты. Но махинации Шеффилдов выходили далеко за…

В комнате первого этажа жилого дома, где работал великан, погас свет. Виктор выпрямился, наблюдая за входом. Может, сейчас он выйдет. А может, отправился спать. Что уже следовало бы сделать и Виктору.

Виктор и не думал никого преследовать, когда отъезжал во взятом напрокат автомобиле от здания консульства. Он собирался только проехать мимо дома Майкла Шеффилда, чтобы проверить, действительно ли его нет в Сан-Франциско, как утверждал его жирный братец во время встречи с послом. И тут из особняка вышел и сел в лимузин лысый здоровяк, которого он видел в штаб-квартире корпорации.

По тому, как этот человек двигался, Виктор сразу догадался о роде его занятий. В иной обстановке он счел бы его военным или наемником, короче говоря, профессиональным убийцей. За свою жизнь он повидал много таких людей. Солдаты удачи. Специалисты по безопасности, как он сам, которые защищали дипломатов, бизнесменов и коммивояжеров от хищников, считающих Африку своей охотничьей территорией.

В решении проследить за этим человеком его укрепило то, что на хвост лимузину сел другой автомобиль. Виктор держался на приличном расстоянии сзади и видел, как второй автомобиль — большой «форд» — проскочил на желтый свет и перестроился, чтобы не отстать от лимузина. Даже на этих незнакомых улицах Виктор сумел держать обе машины в поле зрения. Пока что, насколько он мог судить, его никто не заметил.

Пассажир автомобиля-хвоста исчез, но шофер продолжал сидеть за рулем, наблюдая за жилым домом. Толстый белый мужчина с зачесанными назад черными волосами, в темно-синей ветровке. Поскольку стемнело, Виктор знал о его присутствии по негаснущему оранжевому огоньку сигареты. Курить во время слежки — ошибка, особенно ночью. Огонек станет отличной мишенью, если кто-то решит, что слежка ему надоела.

Виктору было интересно, знает ли парень с бритой головой, что за ним следят. Вел он себя так, будто не знал, потому что не принимал никаких предосторожностей. Виктор никогда никуда не шел прямо. Он всегда петлял, проверял, нет ли хвоста, оглядывался через плечо. По меркам своей страны он уже был долгожителем и закругляться пока не собирался, а это предполагало постоянную осторожность.

Ранее он позвонил в консульство — попросил проверить по базе данных номерной знак «форда» — и с удивлением узнал, что он зарегистрирован в «Шеффилд энтерпрайзиз». Автомобиль компании, что означало: компания следила за одним из своих. Непонятно.

Великан из здания не вышел. Виктор надеялся, что он приведет его к Дональду Шеффилду, поможет получить аудиенцию у патриарха. Если б Шеффилды убрались из Нигера, об остальном позаботились бы избиратели. Но было уже поздно, и надежда с каждой минутой таяла.

Виктор вздохнул. Он попусту теряет здесь время, наблюдая и гадая. А времени слишком мало, чтобы тратить его понапрасну.

Глава 18

Во вторник Соломона Гейджа вырвал из сна звонок его мобильного, лежавшего на столике у кровати. Соломон дважды моргнул, вспоминая, где он находится и почему. Квартира в Сан-Франциско. Грейс и Майкл. Мик Нилсен. Дон.

Он посмотрел на светящиеся часы. Они показывали 7:38 утра; обычно Соломон вставал гораздо раньше. Вчера вечером он слишком утомился, бродя по Сети и пытаясь найти объяснение поездкам Майкла Шеффилда в Африку.

Он поднял крышку серебристого телефона, прежде чем отзвонил второй звонок.

— Да?

— Это Соломон?

Женский голос, пронзительный, расстроенный.

— Да. Дороти?

Дочь Дона. Мать Эбби. Звонит из Лос-Анджелеса.

— Соломон, что случилось?

— Я не знаю, о чем вы. Я только что проснулся.

— Эбби! Почему она уже покинула клинику?

Соломон сел. Одеяло сползло с его голой груди. Воздух в комнате был прохладным, но внутри нарастал жар.

— Она ушла из клиники?

— Ты об этом не знал? Что, черт возьми, происходит?

— Спокойно, Дороти. Расскажите мне, что случилось.

— Несколько минут назад мне позвонил врач из «Цветущей ивы». Он сказал, что накануне вечером Эбби выписалась. Они должны были позвонить мне, прежде чем отпускать ее, но что-то там не получилось и…

— Когда она ушла?

— Примерно во время ужина. Представь, где она сейчас может быть, Соломон! Чем заниматься!

Чем может заниматься Эбби Мейнс, ему было хорошо известно, но как ей удалось вырваться из клиники? Уходя оттуда, он несколько раз повторил, чтобы, прежде чем отпустить Эбби, звонили ему и Дороти. И с кем она уехала? «Цветущая ива» находилась на отшибе, за городом…

— Ты об этом не знал? — В голосе Дороти начали проскальзывать панические нотки.

— Я удивлен не меньше вас.

— О боже!

— Что? Что такое?

— Если ты об этом не знаешь, тогда что-то действительно неладно. Что-то случилось с моей девочкой.

— Я не понимаю.

— Они сказали, что это был ты, Соломон! Они сказали, что это ты ее увез!

Мгновение он молчал, постигая смысл сказанного. Наверняка в реабилитационной клинике попросили показать какое-нибудь удостоверение личности, прежде чем отдать внучку Дональда Шеффилда…

Дороти расплакалась.

— О боже мой, — дрожащим голосом произнесла она. — Что это значит?

— Я выясню, Дороти.

— Я сажусь в самолет, — сказала она. — Я немедленно прилечу.

— Оставайтесь на месте. Я позвоню, как только…

Но было поздно. Она повесила трубку.

Соломон вскочил с кровати и, торопясь к гардеробной за свежей одеждой, нажал кнопку быстрого набора.

— «Шеффилд энтерпрайзиз», — прощебетала ранняя пташка — дежурная секретарша.

— Это Соломон Гейдж. Мне нужен автомобиль с водителем. Немедленно.

18
{"b":"129417","o":1}