ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Его дети к тому времени выросли, но по-прежнему тяжело переживали смерть Эстеллы, и они с Роуз держали свои отношения в тайне. Они говорили о браке, но дальше разговоров дело не шло, а потом та проклятая катастрофа забрала у него Роуз.

Дону оставалось только гадать о том, что могло бы быть. Родись у них свои дети, выросли ли бы они похожими на Соломона? Или их погубили бы деньги?

Он вытер набежавшие слезы.

Черт побери. Ну почему его сыновья не стали сильными мужчинами? Почему Эбби не нашла в себе воли противостоять наркотикам?

И почему, черт возьми, кто-то убил ее?

Глава 25

Царапина на груди Соломона оказалась неглубокой, больше похожей на ожог, чем на ссадину, и врачи в отделении «Скорой помощи» промыли рану и заклеили. Дали в качестве обезболивающего кодеин, но Соломон выпил только половину дозы. Ему хотелось сохранить ясную голову.

Как раз когда он вымылся, подоспел водитель со свежей одеждой, и Соломон, чистый, переодетый и спокойный, поехал с полицейскими в управление для допроса. Здание стояло на Седьмой улице в старом городе, прямо напротив эстакады 880-го шоссе. Полы в нем были выложены кафелем, а стены коридора выкрашены кремовой краской и обшиты фанерными панелями. В комнате для допросов было тесно и тепло.

Вел допрос полицейский по фамилии О'Мейли. Средних лет, с густо посеребренными волосами и квадратной челюстью. В основном вопросы задавал он, хотя за те три часа, что Соломон провел в комнате для допросов, там перебывало множество детективов и каждый вносил свою лепту.

О'Мейли все повторял, что эта история дурно пахнет, и постоянно возвращался к побегу Эбби из «Цветущей ивы». Соломона самого больше всего занимал этот вопрос. Но ответа он дать не мог. Во всяком случае, пока.

Соломон отвечал правдиво, хотя намеренно обходил молчанием обстоятельства, предшествовавшие водворению Эбби в реабилитационный центр. Он боялся, как бы детективы не догадались о его участии в перестрелке с Джамалом, Тайроном и Хорхе.

Когда его наконец отпустили, О'Мейли вышел вместе с Соломоном на улицу. Там ждал лимузин, и детектив заглянул в салон. Легонько оценивающе присвистнул.

— Хорошо живете, а? Приятно, должно быть.

— Да. В общем и целом.

Садилось солнце, когда Соломон катил на запад по Бейбриджу. Он посмотрел на силуэт Сан-Франциско, на ломаный очерк зданий на фоне оранжевого неба. Горевший в сотнях окон свет напомнил ему, как много людей живет и работает здесь, сбившись на маленьком клочке земли. От этой мысли ему нестерпимо захотелось в тихие леса Приюта Головореза.

За рулем лимузина сидел тот же молчаливый парень, который возил его накануне в Си-Клифф. Разговорчивее он не стал. Соломон поблагодарил его, вылезая из машины рядом с жилым домом у парка Лафайет. Получил в ответ кивок.

Поднимаясь по ступенькам крыльца, Соломон увидел свое отражение во входной двери. Хоть лицо у него было бледным, выглядел он, в общем, неплохо. Лучше, чем чувствовал себя. Повязка выпирала под рубашкой. Наплечная кобура по-прежнему была при нем, хотя и пустая.

Полицейские оставили у себя его пистолет, как и тот, который он отобрал у паренька, и это беспокоило Соломона. Существовала крохотная возможность, что баллистики сопоставят его кольт с пулей, уложившей Хорхе, этого пучеглазого мексиканца. У себя в бунгало он вычистил пистолет, так что у детективов вроде бы не было причин отправлять его на баллистическую экспертизу, но кто знает.

Он рассказал копам, как отобрал «рейвен» у парня, но доказать этого не мог. Находившийся в отделении интенсивной терапии Карл не мог подтвердить его слова. И сам Соломон не мог назвать имени дилера, да и вряд ли оружие было официально зарегистрировано. Кто знает, скольких человек уложили из этого пистолета?

На звонок открыла миссис Вонг. Она явно только что плакала.

— Ах, Соломон! Вы целы?

— Да, мэм. Я в полном порядке.

Она крепко обняла его. Голова китаянки доходила ему до груди и прижалась как раз к повязке на ране. Соломон стиснул зубы. Она отступила на шаг, посмотрела на него и сказала:

— Как жалко мисс Эбби.

— Да.

— Ее мать сейчас спит. Доктор дал ей таблетки. Я заварила травяной чай, но ей требовались таблетки. Она криком кричала.

Миссис Вонг повела его на кухню, но туда они так и не добрались. Из гостиной появились Майкл и Крис Шеффилды, и Крис сказал:

— Вот и ты. А мы уже начали недоумевать.

— У полиции было много вопросов.

Оба брата держали в руках стаканы с выпивкой. Взгляд у Криса был стеклянный, галстук сбился набок. Майкл еще выглядел трезвым, но он всегда был более собранным, чем его слюнтяй братец. Лысина Майкла казалась свежезагоревшей. Воздействие жаркого африканского солнца?

— Где Дон? — спросил Соломон.

Крис ткнул большим пальцем в глубь квартиры.

— Спит. Он сидел с Дороти, помогал ее успокаивать, и оба заснули. Врач дал Дороти таблеток, чтобы она отключилась, но отец просто выдохся, я думаю.

Не похоже на Дона, но Соломон оставил это без комментариев. Он и сам здорово выдохся.

— Заходи, расскажи нам, — велел Майкл, поворачиваясь в сторону гостиной. Соломон со вздохом пошел за ним.

Миссис Вонг так и стояла рядом, стиснув перед собой кулачки.

— Соломон? — прощебетала она. — Вы ели?

Он покачал головой.

— Я что-нибудь вам приготовлю. И принесу чай. — Она уже было повернулась, затем помедлила и спросила, словно спохватившись: — А вам, джентльмены, что-нибудь нужно?

Братья покачали головами, и миссис Вонг заторопилась прочь.

— Видал? — сказал Крис Майклу. — Как она обращается с Соломоном? Он всеобщий любимчик.

Майкл пропустил слова брата мимо ушей, идя старинному шкафчику для напитков, который стоял открытый у дальней стены. Взял хрустальный графин и наполнил свой стакан.

— Налить что-нибудь, Соломон?

— Я подожду чая.

— А я выпью еще, — сказал Крис и протянул вой стакан Майклу, чтобы тот долил и ему. Затем братья уселись на пухлый кожаный диван. Соломон опустился в кресло напротив.

— Начни с самого начала, — сказал Крис. — Я хочу услышать все до мельчайших подробностей.

Соломон уже десяток раз рассказывал все это в полиции. Он устал от звука собственного голоса, но откашлялся и начал снова.

Братья сидели молча, и только когда Соломон описывал, как пуля попала в Эбби, Майкл воскликнул:

— Господи!

Миссис Вонг на цыпочках вошла в комнату с подносом, поставила его на столик рядом с Соломоном и без единого слова вышла. Соломон налил себе горячего чаю, но не притронулся ни к сэндвичу, ни к картофельным чипсам, разложенным миссис Вонг на тарелке. Их очередь придет тогда, когда закончатся вопросы.

— Господи! — повторил Майкл. — Как же ты такое прошляпил? У тебя что, глаза были дерьмом замазаны?

Соломон едва не поперхнулся чаем.

— Когда я вошел в дом, никого вокруг не было, — ответил он. — Я вышел с Эбби на руках и опять никого не увидел. Каждую машину в квартале я, конечно, не проверял. Мне прежде всего нужно было доставить Эбби в больницу.

— А ты не подумал, что наркодилер вернется? — поинтересовался Крис. — Это он стрелял. Ты его разозлил, вот он и вернулся отомстить.

— Не думаю, — сказал Соломон. — Он всего лишь подросток и убежал в страхе. Его пистолет остался у меня.

— В тех местах полно оружия.

— Не сомневаюсь. Но в доме я пробыл всего пару минут. За такой срок трудно принять решение, раздобыть другой пистолет…

— А мне это кажется вероятным, — перебил Майкл. — Может, его машина была припаркована неподалеку. Может, там у него лежал другой пистолет. Почему нет?

Соломон пожал плечами и отхлебнул чаю. Он слишком устал, чтобы спорить.

— А что еще может быть? — не отставал Майкл. — Кто-то следовал за тобой через весь Окленд, ждал, пока ты выйдешь с Эбби, а потом открыл огонь? Бессмыслица какая-то.

После долгих раздумий Соломон сам пришел к выводу: да, это бессмыслица. Как и все остальные версии, выдвинутые копами.

24
{"b":"129417","o":1}