ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда они подошли к лифту, его двери открылись и вышел Майкл Шеффилд.

— Какого черта? — спросил он.

Соломон не обратил на него внимания. Он вошел в лифт и встал спиной к стене. Трое охранников втиснулись в кабину, по-прежнему держа его на мушке, и один из них нажал на кнопку с надписью «экспресс», чтобы лифт спустился на первый этаж без остановок.

Соломон прикинул, нельзя ли разоружить их в этом тесном пространстве. Какие приемы использовать, какой из охранников среагирует быстрее, какой ущерб может быть причинен летящими рикошетом пулями.

Но смысл? Он больше не работает в «Шеффилд энтерпрайзиз». Он позволил себе потерять самообладание и платит за это. Теперь он сам по себе.

Оказавшись в вестибюле, он вышел из здания не оборачиваясь.

Глава 44

Соломон прошагал три или четыре квартала на запад, к Сэнсому, затем повернул на юг, не представляя, куда направляется, прежде чем заметил, что за ним кто-то идет. Пешеходное движение в Финансовом квартале переживало пору предполуденного затишья, когда все сидят по конторам, и только поэтому Соломон заметил на противоположной стороне улицы чернокожего человека, который старательно сохранял между ними дистанцию в целый квартал. Мужчина был без головного убора и в коричневом плаще, полы которого разлетались при ходьбе.

Соломон остановился у кафе под названием «Оле», будто бы читая меню в окошке. Фасад кафе состоял в основном из стекла, в котором отражались залитые солнцем небоскребы. Дверь в кафе была открыта, выпуская на улицу аромат свежего кофе, и идеально отражала противоположный тротуар. Чернокожий мужчина угодил прямо в рамку этого зеркала, прежде чем понял это. Он заколебался, затем быстро вошел в ближайшее офисное здание.

Лица мужчины Соломон не различил, но его колебание сказало ему все. Он глянул в обе стороны, а потом быстро пошел на юг, к оживленной Маркет-стрит, видневшейся вдали.

Теперь, зная, что этот тип следует за ним, легко было перехватить его, когда он выйдет из здания и возобновит слежку. Этот сукин сын Логан никогда не сдается, думал Соломон.

Он убедился, что мужчина увидел, как он свернул в мощенный булыжником проулок между двумя кирпичными зданиями, похоже сохранившимися со времен землетрясения 1906 года. Вдоль всего проулка смотрели друг на друга черные служебные двери. В дальнем конце стоял мусорный бак, и Соломон рванул к нему.

Добежав до него, он остановился и оглянулся, но мужчина в плаще еще не показался в начале проулка. Соломон присел за вонючим баком и напряг слух, пытаясь за доносившимся издалека гулом и гудками уличного движения различить шаги. Рука автоматически скользнула под пиджак, прежде чем Соломон вспомнил, что кобура пуста.

Внезапное исчезновение Соломона, должно быть, обеспокоило его преследователя. Мужчина поспешно свернул в проулок, забыв об осторожности, его каблуки застучали по неровным булыжникам.

Соломон напрягся. Когда передний край отлетающей полы плаща появился из-за мусорного бака, Соломон выскочил и кинулся на мужчину, который вскрикнул от неожиданности, падая навзничь на грязные булыжники. Противники тяжело рухнули на землю, Соломон сверху. Он занес кулак, чтобы врезать ублюдку.

И тут узнал его. Это был телохранитель, сопровождавший африканскую делегацию, свидетелем ухода которой из кабинета Криса Шеффилда стал Соломон.

Светло-карие глаза мужчины расширились от удивления, и Соломон прижал его руки к мостовой, не позволяя ему шевельнуться.

— Кто вы, черт бы вас побрал? — спросил Соломон, тяжело дыша. — Зачем вы за мной следите?

— Я хочу с вами поговорить, — задыхаясь, ответил мужчина. Говорил он с французским акцентом. — О Шеффилдах.

— Если вы хотите со мной поговорить, почему не остановили меня на улице? Зачем слежка?

— Я хотел убедиться, что за вами не следят люди Шеффилда. Они уже несколько дней за вами ходят.

— Откуда вы знаете?

— Я их видел.

Соломон опустил кулак, но не встал. Он сердито посмотрел на своего пленника, гадая, сколько людей ходило за ним по пятам в последние дни и почему, черт возьми, он этого не заметил.

— Прошу вас, — сказал мужчина. — Я не хочу причинить вам вред. Я только хочу поговорить.

Соломон обшарил его, обнаружил в плечевой кобуре пистолет. Положил его к себе в карман, затем перекатился на бок и встал.

Мужчина в плаще приподнялся на локтях. Посмотрел на возвышающегося над ним Соломона.

— Меня зовут Виктор Амаду. Спасибо, что не убили меня.

— На здоровье, — машинально отозвался Соломон. И протянул руку, помогая мужчине встать.

Минуту они оправляли одежду и отряхивались от пыли. Амаду пригладил короткие седые волосы.

— Может, выпьем кофе? — предложил он. — В том кафе, где вы меня заметили. Ничто не мешает нам побеседовать в цивилизованной обстановке.

Соломон согласился. Они вышли из проулка и свернули за угол.

— Здорово проделано, — заметил Амаду. — Эта ловушка в проулке.

— Вы знали, что я вас засек. Почему вы не отстали?

— Потерял бдительность. Я спешил. Время истекает, а нам еще многое нужно обсудить.

— Что — многое?

— Сначала кофе. Возможно, круассан.

В кафе «Оле» имелась стойка и несколько круглых столиков. На оштукатуренных стенах висели яркие сомбреро и афиши боя быков. Занят был только один столик, за ним сидел и читал газету седой старик.

Амаду изучил выставленные под стеклом на прилавке пирожные и разочарованно покачал головой.

— У них несвежий вид, — пробормотал он, обращаясь к Соломону.

Они заказали кофе и, отнеся горячие бумажные чашки к самому уединенному столику, сели друг против друга. Амаду понюхал кофе, сделал глоток и пожал плечами, как бы говоря: «Придется удовольствоваться этим».

— Итак, Виктор, — сказал Соломон. — Откуда вы? Из Нигера?

— Я работаю у Клода Мирабо, посла Нигера в Соединенных Штатах. Обычно мы сидим в Вашингтоне. Но в Сан-Франциско мы приехали, чтобы встретиться с Шеффилдами и отговорить их от вмешательства в дела нашей страны.

Соломон лишь кивнул, стараясь не показать, как мало ему известно.

— Перед нашей с вами встречей в коридоре мы провели крайне неудовлетворительную встречу с Кристофером Шеффилдом. Вообще-то нам нужен был Майкл Шеффилд, но его не оказалось.

— Он был в Африке, — сказал Соломон.

— Я слышал об этом. Но, если он в то время находился в нашей стране, он въехал туда нелегально. Регистрации не было. Я проверил.

— Насколько трудно въехать незамеченным?

— К сожалению, совсем нетрудно. Наши границы прозрачны. Мы не можем уследить даже за скотиной, которая бродит туда-сюда, не говоря уж о людях, которые гораздо хитрее. Майкл мог встречаться с генералом Гомой на его ранчо, у самой границы. Это вероятно.

— С Гомой?

— Вы о нем знаете?

Соломону ужасно не хотелось раскрывать свои карты, но он никогда не слышал этого имени, в чем и признался Амаду.

— А. Тогда, быть может, вам не помешает небольшое знакомство с системой правления Нигера.

— Почему нет?

Амаду улыбнулся и, глотнув кофе, начал:

— Мы — демократическая республика, так? Каждые пять лет у нас проходят выборы президента. Очередные состоятся в это воскресенье. В последние десять лет нашим президентом был человек по имени Ибрагим Будро.

Соломон кивнул. Он находил это имя в интернете.

— У Будро, скажем так, не самая лучшая репутация, — продолжал Амаду. — Наша страна очень бедна, однако он разбогател на своем посту. Это всегда… э… подозрительно.

— Вы подразумеваете, что он нечист на руку?

Амаду засмеялся, обнажив яркие, ровные зубы.

— Очень хорошо. Обожаю выражение «нечист на руку». Такое американское. Да, вы бы сказали, что он нечист на руку. Он прикарманивает деньги, которые должны идти народу. Многие страны и ООН присылали в Нигер деньги и продовольствие во время неурожая. Будро и его люди забирали большую часть денег, а еду продавали. Мой народ голодает…

39
{"b":"129417","o":1}