ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 54

Генерал Гома сидел на своем ранчо рядом с Ниамеем и не спеша, со смаком, потягивал «Чивас Регал». Было очень поздно, и завтра его ждал большой день.

Он сидел в кабинете на втором этаже, перед ним были разложены карты, схемы и фотографии — все, что осталось после многочасового совещания по выработке стратегии с командирами подразделений. Сейчас остальные стулья вокруг длинного стола пустовали, но Гома словно все еще слышал голоса, обсуждавшие воскресную операцию.

Большинство выступало за лобовую атаку: ворваться в город, используя элемент внезапности и подавляющую огневую силу, и занять каменное здание гарнизона в двух кварталах от Palais Presidentiel[10] на берегу реки Нигер. Но у Гомы имелся другой план, которым он ни с кем еще не поделился, даже с Рейнаром.

Небольшая группа атакует гарнизон. Другое соединение забросает ручными гранатами дворец, изолировав Будро с дружками внутри. Но это будут всего лишь отвлекающие маневры. Главное, что предстоит сделать, это захватить центр собраний, уродливое сооружение из бетонных блоков, воздвигнутое Будро несколько лет назад рядом с древним базаром Ниамея. Там будет вестись подсчет голосов.

Гома не собирался захватывать гарнизон, дворец, телецентр или аэропорт. Верные Будро войска будут биться насмерть, защищая такие традиционные мишени. Здания Гоме не нужны. Не нужен и контроль над воздушным или эфирным пространством. Ему требовались только урны с бюллетенями избирателей.

Как только Эразм их получит, перед ним откроются восхитительные перспективы. Он может объявить военное положение. Может назвать победителя, если та или иная сторона даст ему достаточно денег. Он может даже провозгласить себя победителем чрезвычайной дополнительной кампании.

Он предвкушал предстоящую политическую сделку. Избирательные бюллетени были ключом к власти. Ключом к богатству. Еще из них получится прекрасный праздничный костер.

Гома зевнул. Долил в стакан остатки из бутылки, которую открыл всего пару часов назад. Нет, это уже последний глоток на сегодня. Надо ложиться. Он посмотрел на свои наручные часы «Патек Филип», затем подсчитал девятичасовую разницу во времени между Нигером и Калифорнией. В Сан-Франциско день, самое время для звонка.

Генерал Гома терпеть не мог отвечать на телефонные звонки. Ему всегда казалось, что он сейчас услышит дурную весть. Ему нравилось самому набрать номер, стать тем, кто вмешается в жизнь другого человека. Элемент неожиданности на его стороне.

Гома стал набирать номер на старом черном дисковом телефоне. Пару раз генерал сбивался, и ему приходилось начинать сначала. Наконец на том конце пошли гудки.

— Здравствуй, Барт.

— Генерал! Я только что думал о вас. Все готово?

— Мы готовы. Через двадцать четыре часа столица будет нашей.

— Великолепно! Оружие прибыло, все в порядке?

— Оно здесь. Нет минометов, и много винтовок не досчитались. Но мы справимся.

— Хорошо, хорошо.

Барт умолк, дожидаясь слов, ради которых генерал позвонил. Гома с радостью их изрек.

— Люди недовольны, — сказал он. — Они нервничают.

— Еще бы. Это вполне есте…

— Они хотят больше денег.

— Что?

— Нет гарантии, что сражение обернется в нашу пользу.

— Но вы сказали…

— Я не верю, что мы потерпим поражение. Но люди — они волнуются. У большинства из них семьи. Им нужно их содержать. Если они окажутся на проигравшей стороне, то вполне могут потом умереть от голода. Они требуют увеличить аванс.

— Но, генерал, у нас соглашение…

— Хватит уже дерьма! Соглашения будут потом. Сначала кровопролитие, затем разговоры. Но если не поступят новые деньги, кровопролития не будет.

Молчание. Когда генерал уже начал думать, что их разъединили, Барт спросил:

— Сколько?

— Миллиона достаточно. Пока.

— Миллион долларов. На премиальные вашим людям.

— Чтобы они успокоились.

— Ясно. Вы раздаете миллион долларов своим людям, и они радостно кидаются в бой.

— Вот именно.

— Как, по-вашему, я должен доставить миллион наличными? За выходные?

— Просто переведите их на мой счет, — сказал Гома. — Я их оттуда возьму.

Генерал глотнул скотча, дожидаясь, пока Логан примет решение.

— Мне придется поговорить с Шеффилдами, — произнес наконец Логан. — Поздновато на этом этапе игры просить еще денег.

— Поздновато, но не поздно. Твои братья Шеффилды — люди богатые. Они могут заставить людей шевелиться.

— Да, конечно.

Голос прозвучал рассеянно, как будто Логан уже мысленно репетировал речь перед своими шефами.

— Отправляйся за деньгами, Барт. Я сейчас иду спать. Когда я проснусь утром, я проверю свой счет. Если деньги придут, мы пойдем в атаку. Если нет, я не смогу ничего гарантировать.

Гома положил трубку и позволил себе утробно рассмеяться.

Глава 55

Барт Логан медлил перед домом на Пасифик-Хайтс, в котором жил Крис Шеффилд. Он нес плохие новости и боялся реакции братьев. Мерзкий обычай «убить вестника» был их золотым правилом.

Майкл, который временно жил у брата, подошел к домофону и впустил Барта.

Барт бывал в квартире Криса много раз, но каждый раз поражался ее роскоши. Латунные стены лифта были отполированы как зеркало, в котором он видел свое унылое лицо. Когда двери открылись на верхнем этаже, Барт ступил на ковер такой толщины, что, казалось, утопаешь в нем по колено. Светильники в коридоре отбрасывали полукружья приглушенного света на дубовые панели стен.

Майкл ждал его, стоя в носках на пороге квартиры, и курил.

— Надеюсь, не помешал? — спросил Барт.

Майкл не ответил. Он вошел внутрь, оставив дверь открытой. Барт перешагнул через порог с ощущением, что делает шаг вниз с вершины скалы.

Крис сидел в дальнем углу гостиной за письменным столом, опираясь на него локтями. Одет он был в свободную зеленую рубашку и походил на жирную лягушку. Майкл, в джинсах и красной рубашке-поло, подошел к столу. За окном позади братьев открывался вид на Эйнджел-айленд, Алькатрас и мерцающие воды залива.

Майкл взял со стола лист бумаги и сунул его Барту:

— Ты видел это?

— Что это?

— Вчера перед закрытием суда эта сука адвокатша подала новое ходатайство. Она хочет знать подробности любых операций Шеффилдов в Нигере. Она даже упоминает уран. Кто-то слил ей информацию.

Барт чертыхнулся:

— Как нам сохранить дело в тайне, черт бы ее побрал? Как только в понедельник откроется суд, все наши юристы об этом узнают. И скажут отцу.

Барт смотрел в пол, спрашивая себя, откуда у Лусинды Крус информация и можно ли эту бабу как-то заткнуть. Адвокат Грейс превратилась в проблему. Не пришло ли время избавиться от нее? Он поднял взгляд на Майкла, который пристально, выжидающе смотрел на него.

— Думаете, это Соломон ей сообщил? — спросил Барт.

— Сукин сын. Готов поспорить, ты прав. — Майкл повернулся к брату: — Я тебя предупреждал, черт тебя возьми. Соломону не нужно нас убивать. Он просто нас погубит.

Щеки Криса вспыхнули, но наживку он не заглотил.

— Вопрос в том — что мы можем с этим сделать, если вообще что-то можем.

— Черт, теперь слишком поздно! — вскипел Майкл. — Лошадь выбежала из конюшни! Конюшня горит! Теперь закрывай двери, не закрывай — толку никакого.

Крис откинулся в кресле, переплетя пальцы на животе с таким видом, будто его так и подмывает придушить брата.

— Мы еще можем справиться, — сказал он. — Постараемся придержать информацию до тех пор, пока все не свершится. Выборы завтра. Если отец не узнает о запросах в суд до понедельника, тогда Гома уже…

Барт застонал. Стон вырвался у него невольно. Братья замерли.

— Я пришел с плохой вестью, — сказал Логан. — От Гомы.

Майкл чертыхнулся, его разозленное лицо покраснело.

— Что теперь? Оружие по пути совсем растаяло?

вернуться

10

Президентский дворец (фр.).

48
{"b":"129417","o":1}