ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 59

Соломон почти добрался до мотеля, когда из переулка качнулась к нему смутная фигура. Соломон отскочил назад, поначалу приняв человека за грабителя, потом за пьяницу или наркомана, какого-нибудь блюющего обитателя улиц. Но пошатывающийся мужчина назвал Соломона по имени.

Виктор Амаду. С мокрым, измученным лицом. Он споткнулся и привалился к Соломону. Пьян? Накачался наркотиками? Когда Соломон подхватил его, то почувствовал под рукой теплую липкую кровь.

— Внутрь, — прошептал Амаду. — Введите меня внутрь.

Соломон обнял его за плечи и почти пронес через парковку мотеля.

— Это наверху. Вы справитесь?

Амаду кивнул и поставил ногу на нижнюю ступеньку, но, пока они взбирались по лестнице, большую часть его веса принимал на себя Соломон. По шаткой галерее он протащил его до своей комнаты и прислонил к стене, чтобы достать ключи и открыть дверь. Все это походило на возню с пьяным, если не считать того, что оба были в крови и Амаду дышал коротко и с присвистом.

Соломон втянул Амаду в комнату и уложил на кровать. Вернулся к двери, высунул голову и окинул взглядом парковку. Никого. Им повезло.

Амаду застонал. Соломон включил свет и склонился над ним. Разорвал пропитавшуюся кровью рубашку Амаду и увидел слева, под сердцем, пулевое отверстие, недалеко от пустой кобуры. Кровь в ране пузырилась. Было прострелено легкое.

— Я вызову «скорую».

— Нет, — сказал Амаду. — Слишком поздно. У меня был выбор. Поехать в больницу или прийти сюда. Это важнее.

Слабой рукой он дотянулся до внутреннего кармана пиджака и вытащил длинный конверт. Конверт был пропитан кровью, но Соломон взял его у Амаду и открыл. Внутри лежала пачка окровавленных документов, в которые была завернута цветная фотография. На ней Майкл Шеффилд, в темных очках, разговаривал с толстым чернокожим мужчиной в военной форме. Они сидели на балконе, за ними расстилались выцветшие пастбища.

— Гома?

— Это он, — прохрипел Амаду. — Теперь они в любой момент могут двинуться на Ниамей. Вооруженные Шеффилдами.

Соломон бросился в ванную, вернулся с полотенцем, смоченным в холодной воде, и вытер со лба Амаду пот.

— Нужно оказать вам помощь, — сказал Соломон.

— Да, конечно, — ответил нигерец. — Но сначала вы должны уйти. Если вы будете здесь, когда приедет полиция, вы уже не уйдете…

— Я никуда не уйду, — сказал Соломон. — Я прослежу, чтобы вам…

— Но вы должны предупредить Шеффилдов. Туда едут убийцы.

Соломон застыл.

— Убийцы? Едут куда?

— В усадьбу старика.

— В Приют Головореза?

Амаду еле-еле кивнул.

— Они убьют всех.

— Почему вы мне не позвонили?

— Когда в меня выстрелили, я уронил телефон.

— Кто в вас стрелял, Виктор?

— Мирабо.

— Посол?

— Я хотел позвонить вам, предупредить. Он выстрелил в меня из моего же пистолета. Я сбил Мирабо с ног и убежал.

— Замолчите. Поберегите силы.

— Они планируют сфальсифицировать выборы. Они планируют одолеть Гому и…

— Тихо. Я позабочусь об этом. Давайте отправим вас в больницу.

— Нет времени…

Соломон встал с кровати и подошел к местному телефону. Он так испачкался в крови, что, казалось, на руках у него липкие красные перчатки. Он снял трубку и набрал «911». Амаду кашлянул и сплюнул. Соломон повернулся к нему и увидел, что Амаду смотрит на него округлившимися глазами.

— Времени нет, — прохрипел он.

Прерывисто вздохнул и обмяк. Его глаза все еще были устремлены на Соломона, но взгляд их потух.

Положив трубку, Соломон подошел к нему. Пощупал шею, надеясь найти слабый пульс, но его не было.

— Проклятье.

Соломон сорвал с себя окровавленный пиджак и швырнул на пол. Пошел в ванную и, бормоча ругательства, стал смывать с рук кровь.

Виктор Амаду оказался честнейшим человеком, единственным во всей этой банде, кто отстаивал не только свои интересы. Они познакомились меньше двух дней назад, но у Соломона было такое чувство, будто он потерял друга.

Он добавил имя посла Мирабо к своему мысленному списку людей, которые должны заплатить. Список становился длинным.

Глава 60

Кое-как отмыв руки, Соломон по своему телефону позвонил в Приют Головореза.

— Алло?

— Кто это? Майкл?

— Это Майкл Шеффилд. Кто говорит?

Можно подумать, Майкл не узнал его голоса после стольких лет.

— Это Соломон. Дай мне поговорить с Доном.

— Он сейчас занят.

— Это срочно.

— И как это я угадал, что именно так ты и скажешь?

— Послушай, Майкл. В Приют едут убийцы. Вам нужно оттуда выбираться.

— Убийцы, говоришь?

Недоверие в голосе. Пренебрежение.

— Французский консорциум послал сюда из Нигера убийц. Они едут в Приют Головореза.

Молчание. Наконец Майкл сказал:

— Я тебе не верю.

— Ты знаешь Виктора Амаду? Он сообщил мне эту информацию.

— Ему нельзя верить. Он работает на Будро.

— Он говорит правду.

Новая пауза.

— Где он сейчас? Пусть возьмет трубку.

— Он мертв.

Майкл саркастически рассмеялся:

— Отличный ход, Соломон. Но я не верю ни одному твоему слову. Если кто и пытается нас убить, так это ты.

— Говорю тебе, они сейчас едут к вам. Я не знаю, сколько времени у вас осталось.

— А я говорю тебе, что ты в полном дерьме, — сказал Майкл. — Сюда никто не может добраться. Если эти люди вообще существуют.

— Ваше время истекает.

— Черт, даже если ты говоришь правду, пусть приезжают, — сказал Майкл. — У нас есть охрана. Оружие. Мы можем постоять за себя.

— Ты ошибаешься. Дай мне поговорить с Доном.

— Да пошел ты, Соломон. Я устал от твоих попыток повлиять на старика. Мы с Крисом почти убедили его, что нигерская сделка — миф. Не хватает еще, чтобы ты сейчас все испортил. Возьми своих воображаемых убийц и засунь себе в задницу.

Щелчок, ровный, непрерывный гудок.

— Ублюдок!

Соломон нажал на кнопку повторного набора, но звонок тут же переключился на голосовую почту. Майкл оставил трубку снятой. Стараясь говорить спокойно, Соломон повторил свое предостережение. Может, ему повезет. Может, Дон или кто-то из слуг услышит это сообщение.

Продолжая чувствовать на руках липкую кровь Амаду, Соломон снял кобуру, рубашку и вымылся над раковиной до пояса, пытаясь придумать способ предотвратить кровавую баню в Приюте Головореза.

От звонка в полицию проку не будет. Приют относился к юрисдикции округа Мендосино, а у тамошнего шерифа нет ни людей, ни средств противостоять группе убийц. Если даже Соломон и убедит их, нападение неминуемо.

Никто в ФБР не поверит чьему-то истерическому звонку. Во всяком случае, вовремя не отреагирует.

Единственными, на кого он мог рассчитывать, были шпионы-невидимки. Патрисия Харт и ее молчаливый напарник Гальегос. Ситуация им уже известна. Черт, да они уже, вероятно, знают и про убийц.

Соломон вытерся и взял телефон. Нашел в бумажнике визитную карточку Харт и набрал тот ее номер, который походил на сотовый.

— Харт.

— Мисс Харт, это Соломон Гейдж.

— Да, мистер Гейдж. Мы вас искали.

— Да?

— Вы, похоже, исчезли.

— Я в мотеле, но недолго здесь останусь. Сюда пришел Виктор Амаду. В него стреляли. Он мертв.

Помедлив лишь самую малость, Харт спросила:

— Кто в него стрелял?

— Он сказал, что посол Мирабо. Полагаю, это произошло в консульстве и Амаду удалось оттуда уйти. Он сказал, что французы послали убийц к Шеффилдам в Приют Головореза. Там Дон и оба его сына.

— Вы предупредили их?

— Попытался. Майкл мне не поверил. И оставил трубку снятой.

— Можно подумать, им там уединения не хватает, — сказала Харт.

— Они легкая добыча. Вы должны что-то сделать.

— Почему мы?

— Вы знаете, что стоит на карте. — Он сделал глубокий вдох, прежде чем разыграть свой козырь. — Спасение Шеффилдов в наших национальных интересах, невзирая на то что эти парни замышляли в Африке.

52
{"b":"129417","o":1}