ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сгрудились они у огромного камина — в самом безопасном месте дома. Они могли бы спрятаться вместе с прислугой на кухне, но Дон знал, что ничем хорошим это не закончится. Нападающие запрут их там, как в ловушке, подожгут дом, а затем перестреляют их по одному, когда они будут спасаться из огня.

Поэтому Дон приказал сыновьям и Логану защищать Приют Головореза с оружием в руках. Майкл и Крис взяли охотничьи ружья, Дон и Логан — дробовики. Они целились в окна, но не видели никакой цели. Только темноту.

— Логан, брось приемник, — велел Дон, — и выключи свет. Он слишком яркий.

Логан отложил переговорное устройство и отправился выполнять приказ, ползя на четвереньках. Он задвигался быстрее, оказавшись вне прикрытия, но выстрелов не последовало. Добравшись до задней стены, он медленно выпрямился. Когда же он потянулся к выключателю, тишину ночи разорвали выстрелы. Огромное окно разлетелось, осколки брызнули во все стороны. В стену рядом с Логаном вонзились пули, откалывая от дерева щепки.

Логан упал на пол и закрыл голову руками. Майкл с руганью пригнулся еще ниже. Крис заблеял и повернулся на спину, его жирный торс содрогался от каждого судорожного вздоха.

Дон выглянул из-за кожаного кресла. Стрелявшие, должно быть, засели за углом флигеля, наискосок к окнам зала. Идеальное место, чтобы видеть, оставаясь невидимками.

— Логан! — крикнул он. — Попробуй еще раз. Выключи свет.

— К черту, — крикнул со своего места на полу Логан. — Вам надо, вы и выключайте.

«Черт, — подумал Дон, — все приходится делать самому». Он развернулся и прицелился в дорогую люстру из оленьих рогов. Бах! Крупная дробь перебила цепь, на которой висела люстра, и громадный светильник рухнул на пол, лампочки взорвались. Две напольные лампы в другом конце зала, над Логаном, продолжали гореть, но на этой половине стало темнее.

Снаружи начали стрелять из автоматического оружия, разнеся стеклянную стену с восточной стороны дома. Пули свистели и рикошетом отскакивали от камней камина.

Дон упал ничком, сжимая дробовик. Кто-то закричал. Одна из ламп разлетелась, еще больше погрузив зал в темноту. Пули вонзались в мебель, белая начинка взлетала в воздух.

Стрельба прекратилась. Внезапная тишина подействовала как удар по голове.

Дон сел, выставил ружье в темноту, и выстрелил. Перезарядил дробовик. Выстрелил. Перезарядил. Выстрелил. Снова лег на пол, ожидая возобновления огня.

Он не трудился целиться. Он лишь надеялся, что ему повезет и разлетающиеся дробинки кого-нибудь зацепят. Или хотя бы вынудит их отойти. Дон пытался выиграть немного времени.

Он вглядывался в темноту, жалея, что здесь нет Соломона. В этот момент, перед лицом смерти, Дон больше всего сожалел о своих разрушенных отношениях с Соломоном.

— Отец! — Голос Майкла был полон тревоги. — Криса ранило!

Как только стрельба из винтовки прекратилась, Соломон увидел, что Дон наугад палит из дробовика. Из всех находящихся в доме мужеством обладал только старик.

Из леса никто не ответил, и Соломон не различал среди деревьев никакого движения. Стекла с обеих сторон здания были разбиты, остатки их торчали как сломанные зубы, пол устилали блестевшие осколки.

Соломон потихоньку пошел вокруг поляны против часовой стрелки, останавливаясь после каждого шага — прислушиваясь и присматриваясь. У южного конца Приюта стояли два темных автомобиля, но, судя по всему, пустые.

Новый взрыв стрельбы из леса в ответ на осторожную попытку Логана приподняться. Он снова бросился на пол, когда в стену вонзились пули. Соломон не понял, ранен ли Логан, да ему было и наплевать. Он увидел, что хотел. Огонь, вырвавшийся из дула среди деревьев, в тридцати ярдах от него, недалеко от южной стены дома. Оттуда стрелок вряд ли мог видеть Дона и его сыновей у камина. Угол не тот. Но Логана у дальней стены он видел.

Соломон стал незаметно передвигаться от дерева к дереву; с пистолетом наготове он крался к тому месту, где засек вспышку. Луна и тот слабый свет, что по-прежнему шел от дома, помогли Соломону различить белого человека с неряшливой бородой, сидевшего под деревом. Он сидел с винтовкой у плеча, наблюдая за Приютом в прицел. Винтовка дернулась в его руках, когда он дал новый залп по Приюту.

Довольно. Соломон вышел из-за дерева, чтобы стрелять в открытую. Бородатый мужчина на секунду замер, затем повернул винтовку в сторону Соломона.

Соломон нажал на курок. Сорок пятый подпрыгнул у него в руках. Раз, другой, третий. Мужчина упал навзничь, выпустив винтовку.

Соломон развернулся и метнулся назад, в тень деревьев. Присел и вернулся тем же путем, по которому пришел, держась кромки леса.

Один готов. Жаль, он не знает, сколько еще осталось.

Глава 66

Соломон обошел полполяны, но другого стрелка не обнаружил. Постоял несколько минут неподвижно, напрягая зрение и слух, и наконец решил рискнуть и добежать до Приюта.

Пространство между деревьями и крылом, в котором находилась кухня, он пересек с предельной для себя скоростью, на полусогнутых ногах, выставив перед собой пистолет. Замер в тени здания, присел у стены, выжидая.

Услышал доносившийся из кухни плач. Служанки, должно быть, в ужасе — заперты в темноте, на улице стреляют.

Прижимаясь спиной к стене, Соломон поднялся на деревянный настил и заглянул через большое окно в столовую, отделенную от зала камином. В комнате было темно и пусто.

Соломон начал осторожно продвигаться вперед, под его весом заскрипели планки настила. В ответ из зала раздалась стрельба. Соломону очень не хотелось выдавать себя, но еще меньше ему хотелось, чтобы Дон отправил его к праотцам.

— Дон, — негромко позвал он. — Это я, Соломон. Я один.

Пауза.

— Слава богу, — произнес Дон. — Иди сюда. Нам нужна твоя помощь.

Соломон улыбнулся. Несмотря на колотящееся сердце, несмотря на муку в голосе Дона, приятно было чувствовать, что ты нужен. Он пробрался в зал через разбитые окна, не выпрямляясь в полный рост, стекло хрустело у него под ногами, пока он приближался к нагромождению мебели.

Майкл, в джинсах и рубашке-поло, сидел на корточках за креслом. Охотничье ружье он сжимал так, что побелели костяшки пальцев; в полумраке видны были его расширившиеся глаза. Он взглянул на Соломона, затем снова принялся всматриваться в лес. Хорошо. Кто-то должен стоять на часах.

Барт Логан больше ни на что не годился. Он лежал на полу, на животе, обхватив руками голову. Его брюки военного образца намокли от крови. Разбитые стекла повредили ему ноги. Из ран торчали окровавленные осколки.

— Не двигайся, Логан, — сказал ему Соломон.

— Можешь, к черту, не волноваться, не стану, — сквозь зубы ответил Логан. — Лучше помоги мне.

Соломон прополз между диванами за баррикаду из мебели. Дон сидел, держа голову Криса на коленях. Крис лежал на спине, невидящие глаза смотрели в потолок, его зеленая рубашка была пропитана кровью. По щекам Дона струились слезы.

— Он умер, — сказал Дон.

Соломон подполз к ним и положил руку на плечо Дону.

— Я сожалею, сэр. Но вам нужно опуститься пониже. Сидя так, вы представляете собой мишень.

Дон встретился с ним взглядом:

— Пусть эти ублюдки меня убьют. Закончат мои мученья.

— Вы сами не знаете, что говорите, сэр. Давайте сюда, единственное надежное укрытие — это камин.

Дон осторожно опустил голову Криса на жесткий пол. Затем они с Соломоном легли, опираясь на локти, рядом с камином.

— Я рад, что ты здесь, Соломон. Ты убил этих мерзавцев?

— Одного. Но остается по крайней мере еще один. Высовываться нам нельзя.

Дон вытер глаза тыльной стороной ладони.

— Я думал о тебе. Во время перестрелки. Еще до того, как узнал, что ты здесь. Прости меня, Соломон. Прости за все.

Дон зажмурился. Соломон не помнил, когда в последний раз видел этого старика плачущим. После гибели Роуз, почти двадцать лет назад?

56
{"b":"129417","o":1}