ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Два других бунгало большую часть года пустовали. Разнообразные представители клана Шеффилдов отдыхали в том, что стояло прямо над озером, а ближайшее к особняку служило резиденцией для важных гостей. Однако в основном тишину нарушали только естественные звуки — щебет птиц, шорох прыгающих белок и шепот ветра в кронах деревьев.

Путешествуя по делам, Соломон останавливался в шикарных отелях или в роскошных апартаментах, которыми «Шеффилд энтерпрайзиз» владела по всему миру. Здорово, никто не спорит, но далеко не так, как в лесах Мендосино. Здесь, в глуши, порой бывало одиноко, но Соломону хватало «общественных ванн», которые он принимал в городах, где краски и звуки захлестывали его с головой. Он с удовольствием проводил время с женщинами, но у него никогда не возникало искушения пригласить одну из них к себе домой. Этот уголок был его тихим убежищем, укрытием от мира.

Он ввел несколько паролей, чтобы получить доступ к своим файлам. Соломон собирал досье на каждого члена семьи, на служащих руководящего звена корпорации и на деловых партнеров. Обычно в нем содержались: адреса и номера телефонов, сведения о карьере и связях, о месте объекта на семейном древе Шеффилдов или в корпоративной сети, а также заметки Соломона о сильных и слабых сторонах человека, его дурных привычках и грешках.

Он «кликнул» нужную директорию, и досье Эбби развернулось во весь экран. Просмотрев его, Соломон не нашел никаких оснований для оптимизма относительно ее шансов на реабилитацию. Он добавил несколько фраз о пристрастиях Эбби, «Цветущей иве» и перестрелке в Окленде. Все это было настолько свежо в памяти, что, казалось, никогда не забудется, но Соломон знал — забудется. Секрет его успешной работы заключался именно в аккуратном записывании фактов. Нельзя всегда полагаться на свою память, особенно когда рушится бизнес или летают пули.

Держать в поле зрения всю индустрию Шеффилдов было трудно. Семья владела десятками компаний самой разной специализации — от судоходных и горнодобывающих до лесопильных и инвестиционно-финансовых.

Взять «Шеффилд икстрэкшн индастриз». У Соломона имелись досье на членов совета директоров и всех ключевых сотрудников. Данная компания, базирующаяся в Сан-Франциско в том же самом небоскребе, что и семейная головная корпорация, занималась горноразработками по всему миру, добывая все — от нефти до алмазов. Соломону следовало иметь отнюдь не поверхностное представление об угольных шахтах, нефтяных скважинах и медных копях, чтобы приказ Дона уладить проблемы фирмы не застал его врасплох.

Он открыл файл с организационной схемой «Шеффилд икстрэкшн индастриз». Компанию возглавлял Майкл Шеффилд, младший сын Дона, ездивший по миру и надзиравший за шахтами. Для Эбби — «дядя Майк». Майкл был на два года моложе своего брата Криса и не погряз, как тот, в обжорстве и пьянстве. Он питал другую слабость — к экзотическим женщинам. Соломона не раз посылали на край света, чтобы откупиться от какой-нибудь несчастной проститутки или подрезать щупальца шантажа. Майкл совершенно спокойно относился к подобным историям. Он считал, что это издержки бизнеса.

Эбби значилась в организационной схеме личным секретарем. Соломон поставил рядом с ее именем знак вопроса. Не скоро она вернется к работе, и пройдет еще больше времени, прежде чем ей доверят важные задачи или сведения. Умный бизнесмен не делится секретами с наркоманами.

Хоть Соломон и убеждал Тайрона и его дружков в обратном, ему было прекрасно известно, что семья никогда не бросит ни Эбби, ни любого другого из заблудших Шеффилдов. За своих слабых, раненых и пропащих Шеффилды бились насмерть.

Дон с радостью заплатил бы целое состояние, чтобы вырвать Эбби у наркодилеров, и урыл бы Тайрона с Хорхе, если бы узнал подробности двухнедельного отсутствия внучки. Соломону часто приходилось защищать Дона от его собственных порывов. Старик иногда не прочь был побаловать себя местью.

Соломон и раньше убивал ради Дона, и каждый из семерых убитых стоял у него перед глазами. Красношеий нефтепромышленник, выхвативший из кейса пушку и наставивший ее на Дона. Толстый китаец, пославший за ними в Гонконг киллеров. Юрист в Сиэтле, которого Соломон выбросил в окно. Подлец водила в Кливленде. Двое нищих, вздумавших ограбить Дона на бруклинской улице. И теперь Джамал. Всякий раз решался вопрос — он тебя или ты его. Убийство в целях самообороны. По крайней мере, так говорил себе Соломон, когда лежал ночью без сна и мертвецы плясали вокруг его кровати.

Чаще всего дело улаживалось миром. Упоминания имени Шеффилда обычно бывало достаточно, чтобы двери открывались, а расследования закрывались. Но Соломон постоянно готовил себя к отражению любых атак на семью.

Своей семьи у него не было, во всяком случае, никакой близкой родни. Тетка да кузены где-то на востоке, но он потерял с ними связь. Он никогда не знал своего отца, который сгинул во Вьетнаме в последние дни войны, когда Соломон еще пешком под стол ходил. А в четырнадцать мальчик потерял мать: ее машина сорвалась в каньон недалеко от Приюта.

В то время она была секретаршей Дональда Шеффилда, и Дон взял ее тощего, угрюмого сына под свое крыло. Он позаботился о том, чтобы Соломон получил хорошее экономическое и гуманитарное образование, а также обучился приемам боевых искусств, стрельбе, экстремальному вождению, трезвому анализу ситуации, хорошим манерам, и приобрел, таким образом, идеального помощника.

Постепенно между Соломоном и Доном возникла дружба, почти отцовско-сыновняя привязанность. Привилегированное положение «выскочки» раздражало семью. Среди Шеффилдов у Соломона имелись враги, и иногда он волновался за свое будущее. Сейчас Дон пребывал в добром здравии, но ведь он не вечен. Что случится, когда старика не станет? С юных лет Соломон трудился, чтобы стать экспертом в одной области — в области империи Шеффилдов. Какую иную работу, какую иную жизнь он сможет найти?

Он выпрямился, прислушиваясь к все нарастающему гулу. Это заходил на посадку самолет Криса, прилетевшего поужинать с Доном.

Соломон посмотрел на часы и с удивлением обнаружил, что прошло два часа. Однако Крис что-то рано, вероятно, торопится облизать задницу папе.

Соломон выключил ноутбук и убрал его. Поднялся и, вытянув вверх мощные руки, потоптался на месте, разминая затекшие ноги. Налил себе остатки кофе и направился к шкафу за чистым костюмом.

Время одеваться к ужину.

Глава 6

Подойдя к задней галерее особняка, Соломон носовым платком смахнул пыль с черных кожаных штиблет. Одет он был, как обычно, — в костюм и водолазку, хотя наплечная кобура осталась в бунгало.

Фиона открыла дверь и коротко кивнула. Она хмурилась, но Соломон знал, что к нему это не относится. Фиона была единственной служанкой, не стеснявшейся демонстрировать свою антипатию, и прежде всего к Крису Шеффилду.

— Они там, у камина, — произнесла она с ирландским презрением. — Поторопитесь, если собираетесь с ними выпить. Кристофер может один все высосать.

Соломон улыбнулся ей:

— Мне просто воды. Сегодня у нас огненные энчилады Хуаниты.

— Об этом я знаю, — сказала Фиона, посторонившись. — Весь день ими на кухне воняет.

Соломон завернул за угол и оказался в зале. Дон и Крис стояли в его глубине, спиной к пламени, мерцавшему в огромном камине.

Оба мужчины держали в руках стаканы, но на этом их сходство заканчивалось. Дон, подтянутый и загорелый, был одет в слаксы цвета хахи и клетчатую рубашку; Крис, обрюзгший и краснорожий, вырядился в синий костюм с Сэвил-Роу, в крахмальную белую сорочку с полосатым галстуком и в черные мокасины. Дон зачесывал волосы назад, Крис носил редкую каштановую челочку а-ля Цезарь. Нос отца напоминал орлиный клюв; курносый нос сына с каждым набранным им фунтом все больше уподоблялся поросячьему пятачку.

— Вот и он, — сказал Дон, увидев Соломона. — Я уже хотел послать кого-нибудь разбудить тебя.

— Я уже давно встал, — отозвался Соломон, пересекая зал. — Надо было сделать кое-какую работу.

7
{"b":"129417","o":1}