ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Блеск в глазах Криса Соломону не понравился. За руку мужчины не поздоровались.

— Повторю еще раз: я не оставил бы Барта в самолете, если бы знал, что на сегодняшний ужин приглашена и охрана.

Дон нахмурился, но Соломон не снизошел до того, чтобы обидеться.

— Барт не умеет вести себя за столом, — парировал он.

Крис засмеялся, словно чайка зашлась в крике.

— Это верно. Хочешь узнать, что Барт ел на обед, посмотри на его рубашку.

Это немного растопило лед. Лицо Дона расслабилось, и он подмигнул Соломону.

— Барт хорошо нам служит, — продолжал Крис, — но с ним никуда нельзя пойти. Главное для него лакомство — это бургер с двойным сыром. По-моему, он слишком много времени провел в третьем мире, прежде чем попал к нам.

Барт Логан, последние три года руководивший всей службой безопасности «Шеффилд энтерпрайзиз», был плотным сорокалетним мужчиной с армейской стрижкой ежиком, узкими глазами и квадратной челюстью, которая выдавалась вперед, словно напрашиваясь на апперкот. Он повсюду мотался за Крисом, который пытался вытесать из него такого же помощника, какого вытесал из Соломона Дон. Вот кого стоило опасаться в случае, если Дон отойдет от дел или умрет. Логан нравился Соломону еще меньше Криса.

— Кстати, о сыре, — проговорил Дон, глянув на свой «Ролекс», — мне кажется, Хуанита готова угостить нас энчиладами. Хочешь сначала выпить, Соломон?

— Нет, сэр. Не хочу.

Крис так стремительно глотнул бурбона, что кубики льда брякнули о зубы.

— А я налью себе еще, — быстро сказал он. — Возьму к столу.

Крис устремился в угол к бару, а Соломон и Дон тем временем обогнули камин и вошли в столовую через распашную дверь.

— Есть новости об Эбби?

— Несколько минут назад я позвонил в «Цветущую иву», — сказал Соломон. — Мне сказали, что она спала весь день. Вероятно, ей надо хорошенько отоспаться.

Из кухни показалась Хуанита, толкавшая перед собой сервировочный столик. Блюда были накрыты крышками, но пахли божественно, и Соломон глубоко вдохнул.

— Ах, Хуанита, — проговорил он, — надеюсь, ты много напекла. Я умираю от голода.

Кухарка улыбнулась ему и откинула прядь черных волос с влажного от пота лба.

— Достаточно, — ответила она. — Если что-нибудь останется, я заверну тебе с собой.

— Теперь передо мной неразрешимая дилемма, — сказал он, — съесть все сейчас или оставить что-то на потом?

Дон хмыкнул:

— Ты забыл, что я тебе помогаю.

— Правда, — сказал Соломон. — И еще Крис.

Дон закатил глаза, но промолчал, потому что его сын вразвалку вошел в столовую. Соломон знал, о чем думал старик: Дон часто жаловался на то, что Крис — раб своего аппетита.

— Привет, Хуанита, — сказал Крис. — Черт, пахнет здорово. Давайте-ка есть.

За столом красного дерева могли разместиться двенадцать человек, но три сервированных места располагались рядом. Дон сел во главе стола, Соломон по левую руку от него, Крис — по правую. Хуанита сняла крышки с блюд и стала накладывать еду на тарелку Дону. Дон откинулся, чтобы не мешать, и обратился поверх ее головы к Соломону:

— Я рассказал Крису о трудностях, с которыми ты столкнулся в Окленде.

Соломон кивнул, но ничего не ответил. Он не обсуждал семейные дела при прислуге.

Затем Хуанита обслужила Криса, и не успела она даже закончить, как он потребовал:

— Еще!

Когда она отошла, на его тарелке высилась груда лепешек с курицей и сыром, окруженная горками риса и фасоли. Крис не стал ждать, пока обслужат Соломона. Он тут же набил себе рот и принялся жевать, тяжело сопя своим пятачком.

Наполнив тарелку Соломона, Хуанита укатила столик назад в кухню. Дон подождал, пока за ней закроются двери, и сказал:

— Крис волнуется, что Эбби могла раскрыть секреты компании, пока болталась по улицам.

Соломон покачал головой:

— Люди, с которыми она была, даже не знали, кто она такая. Впервые они услышали имя Шеффилд от меня.

Крис хмыкнул и прочавкал:

— Тогда ты допустил ошибку. Не следовало ничего говорить о семье.

— Выбора особого не было, — сказал Соломон. — Я вызволял нас из серьезной ситуации. В тот момент в шею мне упиралось дуло пистолета.

Крис равнодушно пожал плечами.

— Я боюсь, как бы нам это не аукнулось, — сказал он. — Эбби работает с Майклом в горнодобывающем секторе. Уверен, она обладает информацией, которая пригодилась бы нашим конкурентам.

— Например? — спросил Соломон.

Крис просто покачал головой. От острой еды он вспотел.

Дон, нахмурив брови, перевел взгляд с одного своего сотрапезника на другого:

— Что с тобой, Крис? Ты опасаешься говорить при Соломоне?

— Я не то чтобы…

— Ты ведь знаешь, — продолжал Дон, — я никому так не доверяю, как ему.

Крис нахмурился и цокнул языком. Соломон быстро вмешался:

— При мне Эбби не говорила о бизнесе. Она сболтнула только о какой-то африканской сделке.

— Об африканской сделке? — переспросил Дон. — У нас нет никаких дел с Африкой. Там слишком нестабильно. Не успеешь добиться успеха, как мелкий диктатор все национализирует, и прощай денежки.

Крис уставился в тарелку. Соломон воспользовался паузой, чтобы отправить в рот первый кусок энчилады. Восхитительно.

— Что затевает Майкл? — спросил у Криса Дон.

— Тебе надо поговорить с ним. Это ведь ты поставил его во главе «Шеффилд икстрэкшн индастриз», не так ли? Невзирая на мои возражения. Я не сую нос в его операции.

Дон молча смотрел на сына.

— Может, дело-то выеденного яйца не стоит, — продолжал Крис. — Эбби была накачана наркотиками, так? Вероятно, она просто бредила, сочиняла.

— Может, и так, — согласился Дон, но без особой убежденности.

Соломон тоже этому не поверил.

Крис принялся подбирать лепешкой красный соус. Остальные едва притронулись к еде, но Крис уже жаждал добавки. Он позвонил, вызывая Хуаниту.

— Черт возьми, — буркнул он. — Пальчики оближешь. Обязательно скажу Барту, чего он лишился.

Дон с улыбкой вознес хвалу кулинарному мастерству Хуаниты, и Соломону показалось, что Крис обрадовался перемене темы. Он сделал мысленную пометку поинтересоваться деятельностью Майкла, посмотреть, не роется ли его горнодобывающая компания в африканской земле.

Наверно, ему надо будет навестить Эбби, как только она сможет принимать посетителей, и спросить у нее. Скушать очередную порцию ее проклятий. Что ж, ему не привыкать, главное — получить информацию.

Может, пройдя курс детоксикации, Эбби с ним поговорит. Может, даже поблагодарит за то, что вытащил ее из оклендской ночлежки.

Но особо надеяться на это не приходилось.

Глава 7

После ужина мужчины вернулись в зал и расселись на кожаных диванах под затейливой люстрой из оленьих рогов. Дрова прогорели до углей. Дон опрокинул еще стаканчик, в то время как Крис опрокинул два. Они разговаривали о делах и о семье, о рыбалке и гольфе, но Соломон почти не слушал, погруженный в мысли об Эбби, Окленде и взрывающемся черепе Джамала.

Чем дальше, тем бессвязнее говорил Крис. Спиртное ударило ему в голову, круглое лицо побагровело, он хвастался и гоготал. Дон, которому эти симптомы были хорошо знакомы, попросил Соломона отвезти его сына к самолету. О состоянии Криса свидетельствовало то, что возражать он не стал.

Соломон вышел на переднюю галерею и стоял там, вдыхая ночную прохладу, в ожидании, пока Крис закончит прощаться. Любой приезд Криса к Дону выливался в странную помесь дружеской встречи, визита вежливости и заседания совета директоров. У Соломона от всего этого уши вяли.

Джип с брезентовым верхом был припаркован напротив выхода, и Соломон сел за руль. Включил мотор, надеясь, что этот звук вызовет Криса из дома.

Толстяк медленно спустился по каменным ступенькам на подъездную дорожку. Дон следил с галереи за своим спотыкающимся сыном, желая удостовериться, что он благополучно преодолел десять метров до джипа. Соломон подавил в себе искушение газануть.

8
{"b":"129417","o":1}