ЛитМир - Электронная Библиотека

Таким образом мюнхенский слесарь ощупью набрел на мысль о создании специфической рабочей партии военного времени, партии, начертавшей на своем знамени не только борьбу за победу нации, но также слепое повиновение вождям. «Мы должны, — заявил Дрекслер в 1918 г. в качестве руководителя своего мюнхенского «комитета мира», — предоставить выработку деталей мирного договора верховному командованию, заслуживающему неограниченного доверия». Что касается самого Дрекслера, то в нем, конечно, говорила умственная робость человека мало начитанного, которому в то время еще приходилось выслушивать на собраниях объяснение того, что, собственно, значит по-немецки слово «антисемитизм». Однако и эта умственная робость тоже стала одним из элементов строительства будущей партии.

Из стремления приравнять интересы рабочих к интересам нации, народа развилось затем представление о Германии как особой нации. Созидающая (schaffende) Германия — жертва хищнических (raffende) западных держав. «Граждане-буржуа и граждане-рабочие, объединяйтесь!» — восклицает Дрекслер на собрании, которое ему удалось созвать осенью 1918 г. с помощью «Патриотической партии». Он требует их объединения в «национальный союз граждан». Но собрание отвечает ему руганью, и дело кончается скандалом. Теперь еще не настало время, чтобы люди прислушивались к предостережениям о том, что князья мамона с помощью масонской «ложи» хотят подчинить себе Германию, «продуктивную нацию».

Тем не менее Дрекслер не уходит от своих товарищей по классу. В 1918 г. он даже снова вступает в «свободный» социал-демократический профсоюз железнодорожников. Правда, он — странная фигура в этом профсоюзе. Выступая публично против «систематической деградации ремесла на железных дорогах», он борется против сознательных пролетариев и высоко держит знамя ремесленника. В политике профсоюза в области зарплаты этот «пролетарий» усматривает «уничтожение рабочими среднего сословия, национальной интеллигенции и частного предпринимателя». Кто выставляет такой тезис, тот в сущности мечтает поднять рабочего до положения мелкого и даже крупного буржуа, тот имеет в виду не солидарность рабочего класса, а лишь успех горсточки счастливчиков, вышедших в люди благодаря своему упорству и труду.

Кто же был первым политическим учителем малых сих? Вы не догадаетесь об этом… Не кто иной, как Вальтер Ратенау. Его филигранно-тонкие сентенции становятся в руках нашего железнодорожного слесаря национал-социалиста мощными метательными «снарядами»: «Мировая революция началась уже с первого момента мировой войны; бессознательной, но действительной целью этой революции было вытеснение капиталистической буржуазией феодальной гегемонии путем установления плутократически-конституционного государственного строя». Таковы были взгляды Ратенау,[4] писавшего об этом с оттенком и грусти, и цинизма. Дрекслер просто повторяет эту тираду, но у него она уже дышит непримиримой ненавистью. В одном месте Ратенау говорит, что командные высоты мирового хозяйства находятся в руках каких-нибудь трехсот лиц. Десять лет этот афоризм служит боевым кличем национал-социалистов, украшая их плакаты и столбцы их газет; никакая пропаганда не могла бы выдумать более ходкого лозунга. Такую же роль сыграли слова Дизраэли,[5] что расовый вопрос является ключом к всемирной истории.

Ряд социал-демократов объявляется франкмасонами, сиречь слугами «золотого тельца». Достаточно «Форвертсу» согласиться по какому-нибудь отдельному вопросу с «Франкфуртской газетой», и Дрекслер видит в этом доказательство ложности социализма «Форвертса»; иначе такое согласие было бы, по мнению Дрекслера, невозможным. Вы назовете это ограниченностью? Но не забудьте, что мы приближаемся к тому времени, когда сильно ненавидеть гораздо важнее, чем правильно мыслить.

При всей своей кажущейся ограниченности этот разъяренный мещанин сохраняет за собой свободу мыслить по-своему. Он обвиняет марксизм в том, что тот превратил революцию в движение за повышение заработной платы и уничтожил способность Германии успешно конкурировать на мировом рынке. Однако вместе с тем Дрекслер позволяет себе также требовать от предпринимателей большего внимания к нуждам рабочих — старая тактика тех профсоюзов, которые стоят на почве классового мира. Тем не менее Дресклер приемлет боевые профсоюзы, он борется только против политических партий, «злоупотребляющих» этими союзами. Судьба Германии зависит, по мнению Дрекслера, от того, будет ли ее руководящая верхушка обладать социальным чутьем, чтобы суметь вернуть себе доверие масс.

В сущности в этой аляповатой формулировке уже заключается материал, из которого сделано национал-социалистическое «учение». Более того: сам Дрекслер как человек и товарищ был для Гитлера отчасти тем сырым материалом, из которого он вылепил первоначальный эскиз своей партии. Несомненно, под началом Дрекслера «германская рабочая партия» осталась бы кружком, разглагольствующим за своим постоянным столом в пивной о высоких политических материях, и Гитлеру, обладающему безусловным комбинаторским талантом, пришлось бы искать зацепки для своей созидательной деятельности где-либо в другом месте.

На долю Дрекслера выпал обычный удел изобретателя. В 1921 г. Гитлер, став хозяином фирмы, фактически устранил его от дел. Дрекслер был почетным председателем партии, которая к тому времени выступала уже с известной помпой; однако этот скромный человек продолжал работать в мюнхенских железнодорожных мастерских, пока раздраженные товарищи по работе не напали на «реакционера» с железными ломами и не прогнали его из мастерских. Это было весной 1923 г. Во время ноябрьского путча 1923 г. Гитлер смотрел на Дрекслера уже как на пустое место; в результате этого Дрекслер порвал с Гитлером; до 1928 г. он был депутатом фелькише[6] (так называемой партии «тевтонцев») в баварском сейме, а затем окончательно сошел с политической сцены.

Кружок пивных политиков и его покровители

После революции существование «свободного рабочего комитета борьбы за достижение доброго мира» утратило свой смысл. 5 января 1919 г. Дрекслер перестроил его и основал «германскую рабочую партию». Ее председателем стал журналист Карл Харрер. «Партия» в составе сорока членов чувствовала себя достаточно многочисленной, чтобы выделить еще специальный орган — «политический рабочий кружок» из шести членов.

1 мая 1919 г. придало этому обществу некоторое, хотя и крохотное, политическое значение: советская республика в Мюнхене была свергнута, место ее заняло правительство буржуазно-социал-демократической коалиции; фактическим хозяином положения была военщина. В последней еще жило гордое сознание четырехлетних якобы победоносных боев, жило раздражение против рокового исхода войны, жила ненависть к «предателям». Чтобы дать исход таким чувствам, буржуазные партии были слишком вялы и негибки. На этом фоне выделялась только группка Дрекслера, некогда поставившая себе целью «добрый мир». Огромная патриотическая партия покорно приняла к сведению окончание войны и сошла со сцены. Для старых крупных партий война закончилась печально, но все же закончилась; однако для военщины и для «германской рабочей партии» она еще не кончилась. Это сблизило обе эти группы, и из их идейного объединения возникло гитлеровское движение.

Германия представляла собой в то время вооруженный лагерь различных добровольческих формирований: бригада Эрхардта, Балтийская оборона, стрелки фон Хайдебрека, отряды добровольцев Пфеффера, Росбаха, Левенфельда, Лютцова, Лихтшлага, Химгау, Оберланда и Эппа.[7] Несколько позднее возник самый крупный из этих союзов — баварская гражданская оборона, а из него в свою очередь развилась «организация Эшериха» («Оргеш»), распространившаяся по всей Германии. Все эти союзы в последующие годы дали впервые кадры «национал-социалистической германской рабочей партии».

вернуться

4

4«Вальтер Ратенау» (1867–1922) — крупный промышленник, председатель правления германской АЭГ (Всеобщей компании электричества); демократ. Министр восстановления в 1921 г., а затем в 1922 г. министр иностранных дел в кабинете Вирта. Сторонник сближения с с.-д., а в отношении Франции и союзников сторонник так называемой политики выполнения. Участник Генуэзской конференции и один из инициаторов заключения Раппальского договора с СССР. Автор книг, в которых проводил идеи о «конструктивном» построении государства. 24 июня 1922 г. убит террористами из правого лагеря.

вернуться

5

5

«Дизраэли» — лорд Биконсфильд (1804–1881) — английский политический деятель, министр финансов и премьер кабинетов тори.

вернуться

6

6

В немецком языке для слова «народный» имеется общепринятое выражение «националь» — национальный. Слово «фелькиш» — германизированное «национальный». Оно введено в обиход в 900-х годах со времени возникновения расистского и антисемитского Всегерманского союза. «Фелькиш» употребляется для характеристики крайне правых взглядов с антисемитским налетом. После революции 1918–1919 гг. этим термином пользуется германский фашизм (в том числе и национал-социалисты), особенно северогерманский, выпячивающий на первый план не «социальную», а «национальную» демагогию. Движение «фелькише» выступает часто рядом с национал-социализмом в качестве его конкурента и соперника. В конце 1922 г. из консервативной партии выделилась группа Вулле, Генинга и Грефе, образовавшая немецкую народную партию свободы (дейч-фелькише фрейгайрте-партай). В 1924 г., когда Гитлер сидел в Ландсбергской крепости, было образовано против его воли «фелькише арбейтсгемейншафт». В выборах 1928 г. «Фелькишер кампфблок» выступает конкурентом национал-социалистов и терпит поражение. После 1928 г. Гитлер занял монопольное положение в фашистском лагере, заставив вожаков отдельных групп «фелькише» отказаться от претензий на самостоятельную руководящую роль и раствориться в национал-социалистской партии.

вернуться

7

7 «Франц Ксавер Риттер фон Эпп» (1868–1946) — профессионал-военный. Дослужился за время Первой мировой войны только до поста полкового командира и лишь в результате участия в гражданской войне в Германии был возведен в чин генерал-лейтенанта и получил командование седьмым баварским военным округом. Как повествует официальная фашистская история (цитируем по «Жизнеописанию наших вождей» из Национал-социалистского справочника), Эпп в 1919 г. был вожаком «добровольческого отряда Эпп» и «являлся освободителем Мюнхена от еврейско-коммунистической советской власти». О его роли в руководстве национал-социалистов довольно подробно рассказывает Гейден. В 1928 г. в его ведении находились военные дела национал-социалистов. В «Третьем Рейхе» являлся наместником Баварии.

2
{"b":"130387","o":1}