ЛитМир - Электронная Библиотека

На этой конференции оказалось, что существуют уже две национал-социалистические партии: одна — гитлеровская, другая — штрассеровская. Как выразился руководитель ганноверской организации Руст,[102] немцы из северной Германии не желали, чтобы ими управлял мюнхенский папа; в слове» папа» сливалась вся гамма враждебных чувств против баварца-католика Гитлера. Конференция объявила себя «сотрудничеством северных и западных организаций». Из Мюнхена явился в качестве наблюдателя Федер. Этот борец против «процентного рабства» уже давно действовал на нервы «друга коммунистов» Геббельса. Последний предложил просто указать Федеру на дверь, так как участники конференции собрались здесь в закрытом кругу. Действительно, уполномоченный Гитлера ничего не добился на конференции. Грегор Штрассер развил на конференции обширную социалистическую и внешнеполитическую программу; за нее голосовали все участники конференции, за исключением д-ра Лея,[103] руководителя южнорейнской организации. Программа выступала за промышленные и аграрные пошлины и вообще за автаркию народного хозяйства, за самое интенсивное обложение посреднических прибылей и корпоративное построение хозяйства. Особенно резко программа высказывалась против профессиональных союзов, стоящих на платформе хозяйственного мира. Практически важнее всего была позиция конференции в вопросе о тактике повседневной борьбы. Свои устремления в этой области ганноверцы бесстрашно охарактеризовали самым сильным словом: политика катастроф. Согласно этой доктрине национал-социализм должен приветствовать все, что приносит вред существующему государству, будь то бомбы голштинских крестьян или стачки коммунистических рабочих.

Во всем прочем, в социализме и в вопросе о восточной ориентации, Гитлер, быть может, еще уступил бы северянам. В принципиальных вопросах он всегда был очень уступчив; это была хитрость мизантропа, знающего, как мало люди в решительный момент руководятся принципами и сколько программ терпит крушение в действительности. Но он не мог мириться с апологией путча и бомб. Ведь за ним еще числилось три года условного заключения, он все еще мог быть выслан из пределов страны. В начале года он вышел из австрийского подданства; теперь он вообще не числился гражданином какого-либо государства. Он должен был отнять у северян их бомбы, если не хотел взлететь вместе с ними на воздух.

Хорошо было бы теперь, если бы у Гитлера имелась где-нибудь в Германии хоть какая-либо связь с государственной властью и можно было бы укрыться под ее крылышко, как это бывало прежде, до ноября 1923 г. Динтер в Тюрингии пытается завязать такую связь. В декабре он ведет переговоры с другими правыми партиями о предоставлении Гитлеру поста государственного советника, но партнеры отказывают ему в этом. Следовательно, пока эти надежды тщетны. У партии нет уже силы, а в бессильной партии в свою очередь невелико влияние Гитлера. Нет больше и старого орудия господства над партией — штурмовых отрядов. Единственное, чем они хоть сколько-нибудь проявляют себя перед общественностью, — это их коричневые блузы. Их выдумал в 1924 г. обер-лейтенант Россбах, и Гитлер сам носил коричневую блузу в Ландсбергской крепости. Теперь это дает хлеб товарищу Россбаха Гейнесу, открывшему торговлю коричневыми блузами.

Неудачи в политике и любви

Этот год был безотрадным для Гитлера и кончился он так же неутешительно. В июне вышел в свет первый том его книги «Моя борьба». Но Гитлер, еле перебивавшийся до сих пор, захотел заработать на ней слишком много. За книгу была назначена слишком высокая цена в двенадцать марок, и она в течение ряда лет раскупалась плохо.

Ко всем огорчениям в области партийных дел прибавились также тяжелые личные переживания. Гитлер безнадежно влюбился в одну даму мюнхенского общества. Его счастливым соперником был известный профессор мюнхенского университета. Мы не упомянули бы про этот случай, если бы не следующее обстоятельство: распространился слух, что Гитлер помолвлен с дамой еврейского происхождения. Тогда «Фелькишер беобахтер» напечатал (в середине октября) опровержение: «В слухах о помолвке нет ни слова правды, к тому же девица, о которой идет речь (следовала фамилия), вовсе не еврейского происхождения».

Влияние, исходящее от Штрассера и его окружения, не прошло бесследно и для Гитлера. В конце этого года у него прорываются более мягкие, более человечные тона, чем это имело место когда-либо прежде или впоследствии.

«У марксистов, — сказал он в середине декабря на одном большом собрании в Штутгарте, — как-никак есть свое миросозерцание. Мы должны противопоставить им наше национальное миросозерцание. Мы придем к цели лишь тогда, когда буржуазия тоже проявит горячее чувство социальной справедливости. Пока имущие будут считать жертвой то, что они иногда дают деньги, они не имеют права требовать, чтобы другие жертвовали своей жизнью. Ибо социальная идея требует не жертв, а восстановления социальной справедливости».

Красиво сказано! После стольких громов и фанфар эти мягкие слова звучат в устах Гитлера чуть ли не меланхолично. В том же настроении он выступил на рождественском празднике в баварской провинции, где сказал, что, быть может, пройдут еще двадцать, еще сто лет, пока победит идея национал-социализма. Но пусть умрут те, кто верит теперь в этот идеал; что значит жизнь человеческая в развитии народа, в развитии всего человечества?

Оглядываясь на 1925 год, Гитлер, чего доброго, должен был прослезиться…

Глава восьмая

Преторианцы Гитлера

В начале 1926 г. Гитлер не знает, будет ли у него еще партия к концу года. На бумаге партия якобы насчитывает тридцать тысяч членов, но они принадлежат не ему, а его ненадежным генералам. Вполне надежно он держит в руках только Южную Баварию. Франкония тоже лучший округ в партии. По числу членов партии Нюрнберг уже в 1925 г. перегнал старую цитадель Мюнхен; ряд успешных походов против согрешивших еврейских сограждан сделал здесь Штрейхера пугалом для города, временами он на своем посту члена городской управы представляет серьезную угрозу даже для обер-бургомистра города, демократа Луппе. Однако Штрейхер не позволяет вмешиваться в дела своего района и вообще в свою компетенцию. В Тюрингии агент Гитлера Динтер рассорился с местными руководителями; в Саксонии Мучман вынужден распустить мятежную восточносаксонскую окружную организацию. От вюртембергской организации остались только обломки; Баден повинуется, но слаб. Северная Германия представляет собой сплошную зияющую рану на теле партии — Штрассер с семью непослушными окружными организациями образовал здесь партию в партии и обдумывает лишь, совсем ли ему отделиться от Гитлера или же только низложить его и сплавить на синекуру почетного председателя партии.

Штрассер жаловался тогда графу Ревентлову, что при ближайшем рассмотрении Гитлер оказывается только оратором, а не политиком и не государственным деятелем. Это, говорил он, в конце концов не укрылось от лучших умов в партии; вечное увиливание Гитлера от конкретных политических решений, его скорее философские, чем политические, проповеди делают почти невозможной всякую работу с ним. Штрассер считал, что если он совместно с Геббельсом поставит перед Гитлером альтернативу: новое распределение партийного руководства или раскол в партии, то Гитлер должен будет уступать и удовольствуется постом номинального председателя партии и ее главного оратора.

Не забудем, что все эти партийные вожди и члены партии, товарищи и заговорщики — отнюдь не испытанные политические деятели, а обыватели, более или менее случайно попавшие в политику; что их взгляды и надежды — это взгляды и надежды профанов и поэтому чрезвычайно раздуты, а главное, что у них еще нет верного чутья, они не понимают, насколько инертна политическая обстановка, и поэтому любят строить на бумаге самые фантастические проекты. 1925 год был для Штрассера годом слишком быстрых триумфов среди масс, изголодавшихся по идеалам. Такие агитаторы, завоевывая десятки тысяч, легко забывают, что это все же лишь ничтожная доля многомиллионного населения страны. Штрассер еще не испытал разочарований, за подъемом еще не следовала реакция, поэтому он уверен, что и в партии у него дело пойдет как по маслу. Между тем Гитлер тоже приступил к созданию своей когорты внутри партии.

вернуться

102

100 «Бернгард Руст» (1883–1945) — прусский министр народного просвещения при Гитлере. Бывший чиновник министерства просвещения в Ганновере и руководитель ганноверской фашистской организации.

вернуться

103

101 «Лей Роберт» (1890–1945) — руководитель «трудового фронта», который при фашистах должен был заменить разгромленные профсоюзы. В настоящее время оттеснен на задний план.

58
{"b":"130387","o":1}